Алфавітны паказальнік імёнаў

Рэпрэсіраваная Капыльшчына:

Спісы пацярпелых у перадваенны перыяд

Шаноўныя чытачы kurjer.info!
Перад вамі электронны банк дадзеных пра капылян, што былі рэпрэсіраваны ў гады Савецкай улады. Гэта чарговая (пасля банка дадзеных «Імёны. Капыль») шматгадовая і вельмі важная праца жыхара Капыля Алега Паўкштэла. Дзякуючы створанаму ім архіву можна даведацца пра лёсы родных ці землякоў, што папалі пад прэс рэпрэсій у савецкія даваенныя часы.

Рэпрэсіраваная Капыльшчына:

Спісы пацярпелых у перадваенны перыяд

Шаноўныя чытачы kurjer.info!
Перад вамі электронны банк дадзеных пра капылян, што былі рэпрэсіраваны ў гады Савецкай улады. Гэта чарговая (пасля банка дадзеных «Імёны. Капыль») шматгадовая і вельмі важная праца жыхара Капыля Алега Паўкштэла. Дзякуючы створанаму ім архіву можна даведацца пра лёсы родных ці землякоў, што папалі пад прэс рэпрэсій у савецкія даваенныя часы.

Прачытайце, калі ласка, словы аўтара, якія расказваюць пра трагедыі ні ў чым не павінных людзей, пра тое, з якім болем ён піша пра здзекі над людзьмі. Мяркуем, там можна знайсці і нейкія аналогіі з тым, што зараз адбываецца ў Беларусі. Спадзяёмся, гэта велізарная праца аўтара і яго неабыякавасць да сённяшніх падзей падштурхнуць многіх задумацца, ці ўсё правільна мы зараз робім і хто адказны за нашу будучыню.

Як шукаць інфармацыю ў банку дадзеных? Выберыце літару, з якой пачынаецца прозвішча. Унізе з'явіцца пошукавік, куды патрэбна ўпісаць прозвішча і націснуць «шукаць».

«Не верь, не бойся, не проси»

(народная мудрость ХХ века)

Люди всегда уничтожали друг друга. Не только поодиночке, но и массово. Поводом для уничтожения служили кровная месть, вера, язык, социальное положение. Наверное, это в природе человеческой — уничтожать чужих, других, не таких, как… Но только после падения Российской Империи пришедшая на её обломки советская власть, назвавшая себя властью народа, начала уничтожать таких же. Своих. Точно таких же. «Умри ты сегодня, а я — завтра!» Без разбору. Только на том основании, что она, Власть, решила, что кто-то мог бы что-то сделать против неё. Здесь после каждого слова об этом решении можно ставить восклицательный знак!

Первые, по нынешним меркам хилые, попытки этих странных с точки зрения человеческого сообщества действий были предприняты ещё во времена Великой Французской Трагедии, почему-то названной Великой Французской революцией. Там «пошли в расход» тысячами. «Проба пера», как сказал потом классик. Здесь же — миллионами. Не мелочились. Не пробовали, а уверенно «проводили в жизнь». В жизнь? В смерть! А уже потом, по накатанной, это же повторяли в Китае, в Кампучии, в Северной Корее.

Копыльщина не была исключением. Не должна была им быть. Не могла им быть. Более того, из-за своего пограничного положения каток репрессий здесь прокатывал очень тщательно и очень усиленно. Особенно по деревням, к границе непосредственно примыкающим. Так пропала, т. е. была отселена и уничтожена небольшая деревня Белики. В деревнях же побольше даже трудно представить, как в условиях практически круглосуточного комендантского часа жили люди до 1939 года.

2 963. Таково общее число имён, под этот каток попавших. Уроженцев и жителей Копыльщины. Для сравнения — в войну погибло немногим более 7 000. От врага. На, примерно, 60−70 тысяч населения района в его сегодняшних границах. Мне могут возразить, что сравнивать эти цифры не корректно. Мол, погибшие — это погибшие, а репрессированные — это и расстрелянные, и всего лишь лишённые прав (т.н. «по рогам»). А ты пойди да поживи в довоенном СССР без прав гражданина, особенно в деревне, если и у граждан права были только на не умереть с голоду (пока Власть не решила другого).

Но этот список далеко не полон. Хотя он и пополнен именами раскулаченных, найденными в книге «Память» (в ней, кстати, цифры репрессий значительно скромнее) и которых «Открытый список», где выложены имена репрессированных, часто не учитывал. Основные районы высылки — Архангельская область и Казахстан. Высылали даже в пределах БССР. Подальше от границы. Но таких счастливцев было немного. А через границу, надо отметить, ходили. Сначала активно, потом всё реже. Но и в конце 30-х были те, кого осуждали за переход границы и контрабанду. И они были теми немногими, кого осудили хоть за что-то реально сделанное, хоть и дикое по отношению к тем, кто жил на этих землях веками, а потом в момент остался без родственников, вполне возможно, проживавших всего в нескольких сотнях метров. Но за границей. Которая «порвала наш Край пополам».

Когда начались репрессии? Да сразу! И то, что здесь очень мало имён из рубежа 20-х, совсем не значит, что их не было. Просто не всегда руки доходили сделать запись. А вот пули тогда доходили часто. Машина раскручивалась. Взлёт её мощности пришёлся на стык 20−30-х. И не только через раскулачивание, когда людей лишали всего в прямом смысле слова и высылали куда-нибудь. Скажем, в Томскую область, где было ещё одно «место притяжения» для копылян. Расстреливали также! Эти коротенькие записи о репрессиях стоит читать. Какие судьбы, какие трагедии, какая концентрация зла за каждой записью! Часто брали просто по фамилиям. Так, например, одних только Булатов пошло по этапу 26 человек. Арест одного мог повлечь вычистку целой семьи, вплоть до дальних родственников. Потом накал спал. Середина тридцатых — сравнительно «спокойное» время. Даже сроки давались не очень большие. А потом ад вырвался на свободу. И это действительно похоже на правду. Кого брали? Да хоть кого! По национальностям не делили. Пошли редкие для Копыля иностранцы — латыш, немец. Естественно, поляки. Есть распространённая легенда, что евреев почти не арестовывали и уж точно не расстреливали, если они не были большим начальством. Это ложь! Ну кому мешал сапожник артели инвалидов (!), которого взяли и расстреляли в Слуцке? Но основной контингент, естественно, беларусы. Те, кого брали здесь, а потом расстреливали и в Слуцке, и в Минске, и в Орше. Арестовывали ли женщин? Да запросто! И расстреливали. И молодых, и старых. Стариков тоже брали. И тоже расстреливали. А как расстреливали ранее высланных! А детей отправляли в ссылку, не забыв завести дело. Я хотел отметить в статье несколько ярких примеров, но тогда эта статья превратилась бы в маленькую книгу. Поэтому скажу только о Бортник Тамаре Васильевне, д. Карачёвщина, 1941 г.р., беларуске, осужденой 24.09.1945 г. как ЧСВН (член семьи врага народа) на 5 лет ссылки, с конфискацией (платочка? ботиночек?) и с отбыванием в Красноярском крае в России. И это делала Власть народа, Власть от имени народа, Власть для народа. Знала ли маленькая четырёхлетняя Тамара, что она к народу не относится?

Потом волки пошли на запад, в стонавшую в неволе от «панскага гнёта» Западную Беларусь. После 17 сентября она стонать перестала — зашлась в крике! Там брали и тех, кто раньше сбежал из страны, где «свободно дышит человек». Да и просто уроженцев с востока. Правда, надо сказать, многих выпустили по амнистии 1941 года как польских граждан. Потом, после войны тут брали уже не так густо. Ужас, посеянный в 30-х, сделал своё дело и, поселившись здесь, не ушёл и поныне. Задача была решена — повиновение было достигнуто. Во «времена вегетарианские» уроженцы Копыльщины арестовывались в случаях единичных.

Был ли здесь ГУЛАГ? Не в виде отделений и КПЗ, а в виде лагерей? Был! В бывшем имении Пуково был лагпункт, зэки которого, скорее всего, строили дорогу на Бабовню…

Эти имена надо помнить. И знать их судьбы. И может быть тогда здесь и сейчас не будет больше больных матерей, прикованных к батарее, не будет беззакония, лжи, хамства и лицемерия.

Олег Павкштела, житель Копыля

Дорогие читатели!

Будем признательны за все Ваши вопросы и отзывы по поводу данного проекта. Редакция «Кур'ера» и непосредственно автор Олег Павкштела, собравший эту базу данных, готовы рассмотреть все подсказки, замечания и предложения. Их можно оставить на этой странице в системе комментирования или прислать почтовое сообщение на редакционный адрес: ул. Комсомольская, 1, г. Слуцк, 223 610, тел. 8 1 795 205 05. Ждём подсказок!

С уважением, редакционный коллектив «Інфа-Кур'ер»

kurjer.info • Слуцк • Газета «Інфа-Кур’ер»

Партнер проекта

Слуцкий дрожжевой завод

© 2000–2020 Газета «Інфа-Кур’ер». Копирование, цитирование и распространение материалов допускается при указании прямой активной ссылки на источник.