Новая пенсионная реформа в Беларуси – хитрый ход с «котом в мешке». Считаем, выгодно ли это и кому

0
Бюст Мичурина и только один заброшенный дом. Как выглядит агрогородок Исерно под Слуцком (фото)
Демографический дисбаланс — одна из причин острой необходимости пенсионной реформы. Уже сейчас на селе каждый третий житель — пенсионер. В райцентрах — примерно каждый четвёртый.  Фото: Ольга Паздерина

С 1 октября 2022 года в Беларуси планируют запустить очередную пенсионную реформу. Если коротко про суть изменений, то работники смогут перечислять часть зарплаты на свою «вторую» пенсию, а наниматели в обязательном порядке «набросят» сверху к этой сумме ещё до 3%.

По задумке чиновников новшество позволит решить ряд пенсионных проблем. Однако эксперты считают, что момент выбран чрезвычайно неудачно. Скорее всего, реформа будет провалена, а хорошая идея среди белорусов дискредитирована. Разбираемся подробнее в анонсированной пенсионной реформе.

Реклама

Какие пенсионные новшества хотят ввести в октябре

С 1 октября у работающих белорусов появится возможность откладывать на дополнительную накопительную пенсию за счёт перераспределения отчислений в Фонд социальной защиты населения (ФСЗН).

При желании работник сможет оплачивать особый страховой взнос, который составит до 10% от его зарплаты. Работодатель должен будет добавить такой же процент в будущую пенсию, но не более 3%.
Чтобы участвовать в предлагаемом новшестве, нужно написать заявление и заключить договор со страховой компанией, притом выбрали только одну без вариантов.

Именно в её фонд будут перечисляться средства, эта компания станет распоряжаться деньгами. Вступить в программу можно не менее чем за три года до достижения пенсионного возраста (сейчас он составляет 58 лет для женщин и 63 года для мужчин).

Напомним, на данный момент большинство работодателей перечисляют в ФСЗН 34% от зарплаты работника, из которых 28% идут на пенсионное страхование. Работник в свою очередь уплачивает в ФСЗН 1% от своей зарплаты.

Как это работает

Работник наряду с обязательным 1-процентным взносом в бюджет фонда уплачивает дополнительный взнос на накопительную пенсию, но не более 10% от фактического заработка.

Работодатель обязан будет доплачивать дополнительный взнос на накопительную пенсию – соразмерно тарифу взноса работника, но не более 3%.

При этом общий взнос работодателя на социальное (пенсионное) страхование не увеличится. Для него будет соразмерно уменьшен тариф обязательного 28-процентного страхового взноса на пенсионное страхование.

При достижении общеустановленного пенсионного возраста страховщиком работнику ежемесячно будет выплачиваться дополнительная накопительная пенсия. Срок выплаты — в течение 5 или 10 лет (по выбору гражданина).

Предусматривается возможность наследо­вания накопительной пенсии. Правда, как это будет на деле — непонятно. Для примера, возьмём зарплату в 1000 рублей. Если работник решит отчислять на дополнительную пенсию 3%, то полу­чится 30 рублей. При этом его зарплата уменьшится до 970 руб­лей.

Если откладывать на протяжении, допустим, 10 лет, то выйдет 3600 рублей. Такую же сумму «набросит» сверху наниматель. То есть в общей сложности получится 7200 рублей.

Чтобы «защититься» от инфляции, эти средства хотят размещать в депозиты и ценные бумаги (в какие конкретно и под какие ставки, не сообщается). При этом тем, кто офор­мит страховку на дополнительную пенсию, обещают доход­ность на уровне ставки рефинансирования Нацбанка.

Но есть нюанс. Сейчас ставка рефинан­сирования составляет 12%, а инфляция в июне разогналась до 17% годовых. То есть при таком росте цен на товары и услуги накопления теряют свою покупательную способность.

При такой ставке отчисления в 30 рублей в месяц проиндексируют за год на 43,2 рубля. На столько же – отчисления от нанимателя. В общей сложности на пенсию работника пойдёт около 806 рублей за год. При этом он недополучит годовую зарплату на 360 рублей.
С одной стороны, работник вроде как «в наваре» на 446 рублей в год: внёс со своей зарплаты 360 рублей, а получил на счёт около 806 рублей.

Но есть несколько нюансов. К примеру, по-прежнему остаётся неясным, за счёт чего будут возмещаться бюджету ФСЗН выпадающие поступления? Ведь наниматель будет направлять на дополнительную пенсию деньги из обязательных страховых отчислений.

Почему возникла необходимость в пенсионной реформе

Предпосылкой для пенсионной реформы стали демографические процессы в Беларуси, а также эмиграция активной части общества. За последние два года из страны, по разным оценкам, могли уехать не менее 200 тысяч человек.

Как отмечают в своём исследовании эксперты BEROC, после Второй мировой войны произошла серия демографических волн, которые усугубились кризисом рождаемости в 1990-х.

«В ближайшие годы на пенсию уходят люди, родившиеся во время одного из пиков, а замены им нет — на рынок труда выходят люди, появившиеся на свет в 1990-е и нулевые, когда случился спад рождаемости», — отмечают экономисты.

По наследству от советского прошлого нам досталась распределительная система, которая работала до того момента, пока соблюдался демографический баланс. Сейчас он нарушен, и кризис может обернуться дефицитом пенсионных денег.

Два сценария развития событий

По первому предполагается сохранение пенсий на нынешнем уровне, который составляет 39% от средней зарплаты. В таком случае дефицит пенсионных денег, который сейчас равен 0,5% ВВП, к 2050 году достигнет 5% ВВП.

Второй сценарий предполагает, что дефицит сохранится на стабильном уровне в 0,31% ВВП, но в таком случае размер пенсий будет снижаться и может достигнуть 26% от средней зарплаты, что оставит многих пенсионеров за чертой бедности.

Одно из решений этих проблем, как говорят эксперты BEROC, — повышение пенсионного возраста. Однако в этом году его уже подняли до 58 лет для женщин и до 63 лет для мужчин, а дальнейшее повышение — под большим вопросом, оно несёт дополнительные риски.

«Дальнейшее повышение пенсионного возраста мало того, что является непопулярной мерой, может быть ещё и проблематичным вариантом с точки зрения полученной выгоды», — сказано в исследовании. Одна из причин — относительно невысокая продолжительность жизни у мужчин – 64 года (данные Минздрава, которые ведомство озвучило в 2020 году).

Но даже этой сверхмеры было бы недостаточно. Для ФСЗН в итоге потребуются дополнительные источники финансирования.

Эксперты про пенсионную реформу

Эксперты BEROC в целом поддерживают введение накопитель­ной составляющей пенсии. Правда, они отмечают, что в крат­ко­срочной и среднесрочной перспективе проблему это не решит. Однако это может обеспечить основу для бездефицитного ФСЗН в буду­щем и повысить благосостояние пенсионеров.

«С помощью системы моделирования было установлено, что опти­­мальной суммой взносов была бы треть от общей суммы взносов. К 2025 году это повлечёт увеличение дефицита, но после тридцати лет реформ приведёт систему к стабильности и даже к образованию излишков. Эти деньги можно было бы исполь­зовать для увеличения пенсий и погашения долга, который образовался в начале реформы», — пишут авторы исследования.

Раз мнения чиновни­ков и экспертов совпадают, так в чём же проблема? Экономисты критикуют не саму идею, а, в частности, время, выбранное для начала реформы в Беларуси.

«Более неудачный момент сложно себе представить, — замечает академический директор BEROC Катерина Борну­кова. — Страна входит в глубокий эконо­ми­ческий кризис — растёт инфляция, снижаются реальные доходы населения, ожидается рост безработицы».

К октябрю, когда запланирован старт реформы, эти тенден­ции только усугубятся, и сложно поверить, что большая часть работников решится участвовать в новой для белорусов программе по накоплению пенсий.

По мнению Катерины Борнуковой, рассчи­тывать, что в усло­виях, когда дорог каждый рубль, а риски столь высоки, люди начнут вкладывать часть средств в долгосрочные накопления, — мало­вероятно. В лучшем случае воспользоваться новшеством решит небольшой процент финансово грамотных людей, заключает эксперт. «А пока это выглядит как опция для ищущих острых ощущений экстрема­лов», — говорит она.

Какой может быть альтернатива по накопительной пенсии

Как считает академический директор BEROC, более правиль­ным шагом было бы вводить накопительный компонент в обязательном порядке. Например, из 28% пенсионных отчислений, которые делают работодатели, переводить в накопи­тельный фонд 9-10%.

«Переключить тумблер и перейти на новую систему одномоментно невозможно, — объяс­няет свою позицию Катерина Борнукова. — А половинчатый вариант, когда расчёт делается на добровольное участие, не станет пол­ноценным переходным периодом. Он обречён на неудачу».

Однако ФСЗН утверж­да­ет, что не может себе позволить вводить добровольный компо­нент обязательным способом, так как и «28% не хватает на выплату текущих пенсий».

Речь идёт о хронической проблеме Беларуси, которую надо было решать вчера. «Разрыв в любом случае неминуем, — считает эксперт. — Но если не начать реформу сейчас, то в долгосрочной перспективе проблема только обострится. Дефицит будет накапливаться из-за особенностей демографических процессов, эмиграции и так далее».

Ещё один момент, который вызывает у экспертов вопросы, – это консервативность инструментов и ограни­ченность способов, которыми распоряжаются государственные страховые компании.

«Пенсия при удачной реализации реформы будет зависеть не только от объёма накоплений, но и удачного вложения денег, — продолжает Катерина Борнукова. — Компании вкладывают в консервативные инструменты, например, гособлигации банков. Сейчас их доходность меньше уровня инфля­ции. К тому же они все являются рискованными акти­вами из-за санкций».

Фактически в буду­щем есть вероятность получить меньше денег, чем вложено сейчас.

«На Западе же пенсионные системы пытаются диверсифицировать свои вложения, — напоминает Катерина Борнукова. — В частности, за счёт приобретения акций международных компаний. Широко известен опыт Норвегии, пенсионный фонд которой является одним из крупнейших инвестиционных игроков в мире. Это позволяет избежать страновых рисков, которые на данный момент у Беларуси значительные».

Что в итоге

Как заключают эксперты, проведение пенсионной реформы в Беларуси назрело давно. Иначе дефицит фонда будет увеличиваться, как и запросы ФСЗН из госбюджета.

Переход к накопи­тельной системе в краткосрочной перспективе может усугубить ситуацию, но в долгосрочном периоде позволит прийти к устойчивости и стабильности.

Однако в текущих экономических и политических условиях и невыгодной для вкладчиков схеме, при низкой мотивации работников пенсионная реформа в Беларуси имеет высокие шансы провалиться.