Страны ЕС приняли антикризисный план экономии электроэнергии на отопительный сезон 2022/23. Европейские государства взяли на себя обязательство снизить потребление газа на 15%.

Впрочем, даже если эту амбициозную задачу удастся выполнить, Европа всё равно рискует столкнуться с дефицитом: альтернативы российскому сырью дороги или труднодоступны из-за форс-мажорных обстоятельств. «Медуза» разбирается, как Европа собирается пережить зиму без российского газа.

Как планирует обезопасить себя Европа?

Европа (в первую очередь сильно зависимая от российского газа Германия) торопится заполнить газом подземные хранилища до наступления холодов. Всего ЕС импортирует из России 155 миллиардов кубометров в год — это 45% всех поставок газа ЕС и около 40% общего потребления газа.

Реклама

Чтобы снизить свою зависимость от ненадёжных партнёров, в ЕС подготовили план сокращения потребления газа на 15% — не российского, а вообще любого.

Как Европа собирается урезать потребление газа?

Впрочем, рост цен на газ уже привёл к экономии на нём в странах Евросоюза. По данным Международного валютного фонда (МВФ), совокупное потребление в регионе в первом квартале было на 9% меньше, чем за тот же период 2021-го.

Эксперты МВФ делают оптимистичный прогноз: сокращение поставок российского газа вплоть до 70% можно компенсировать, используя других поставщиков и альтернативные источники энергии. Но при полной газовой блокаде со стороны России диверсифицировать импорт будет гораздо труднее: по расчётам фонда, в этом случае дефицит в некоторых странах Центральной и Восточной Европы может достигнуть 15–40% годового потребления (то есть даже выполнение ими плана экономии от Еврокомиссии не спасёт и более запасливым членам ЕС придётся спасать отстающих).

Какие альтернативы российскому газу есть у Евросоюза прямо сейчас?

Вариант первый. Сжиженный газ

Главная альтернатива для трубопроводных поставок газа из России — наращивание импорта в Европу сжиженного природного газа (СПГ).

Основные источники СПГ — США и Катар. Есть ещё Австралия, но она [от Европы] очень далеко. А также поставщики поменьше — Оман, ОАЭ, Тринидад и Тобаго, Нигерия, Ангола, Индонезия, Малайзия. Есть Алжир и Египет, но они и так всё, что производят, поставляют в Европу и Турцию.

При этом все объёмы перечисленных поставщиков до сих пор успешно находили покупателей и без Европы, а новых крупных мощностей СПГ до 2025 года на рынке не предвидится.

Более того, есть проблемы с поставками из США. В июне 2022 года на американском заводе Freeport LNG произошла авария, в результате которой экспортные мощности страны упали на объём, эквивалентный примерно 60 миллионам кубометров газа в сутки, — это больше, чем идёт по «Северному потоку — 1» сейчас. Все последствия ЧП будут ликвидированы лишь к концу 2022 года.

Несмотря на это, даже с учётом упавших объёмов поставок из США импорт СПГ в ЕС достиг исторических рекордов.

В январе — июне 2022 года СПГ впервые стал основным видом газа, поступившим в ЕС. Объём его поставок составил 65 миллиардов кубометров, тогда как из России было поставлено 45 миллиардов, а из Норвегии — 41 миллиард.

Ещё один потенциальный источник газа — месторождение Гронинген в Нидерландах.

В 2013 году там было добыто 55 миллиардов кубометров газа, а в 2021 году — всего шесть с половиной миллиардов. Газа в этом месторождении еще много, но добыча снижалась по требованию местных жителей, напуганных землетрясениями, вызванными проседанием почвы из-за снижения внутрипластового давления, возникающего при добыче газа. Возможно, удастся, сославшись на чрезвычайные обстоятельства, временно увеличить там добычу.

Вариант второй. Уголь, мазут и другие совсем не «зеленые» виды топлива

В 2021 году ЕС декларировал амбициозную цель по сокращению выбросов парниковых газов на 55% к 2030 году. Однако следующие один за другим глобальные катаклизмы, такие как пандемия коронавируса и боевые действия в Украине, всякий раз затрудняют переход региона на экологичные виды топлива.

Так, из-за стремительного восстановления экономики в прошлом году в Европе впервые с 2017-го выросло потребление угля — на 12%. А уже нынешний кризис заставил ведущие экономики региона, например Францию, Германию, Италию и Австрию, пойти на расконсервацию угольных электростанций как альтернативу поставкам газа из России. Ещё одним неэкологичным решением может стать возвращение «к дизелю и маслам в качестве топлива».

Международное энергетическое агентство (МЭА) давно призывает Европу отказаться от российского газа. План МЭА позволит Европе уменьшить газовую зависимость от России как минимум на 50 миллиардов кубометров в год — это более трети от объёма поставок «Газпрома» в ЕС.

А полная реализация плана, по расчётам МЭА, способна привести к сокращению закупок Европой российского газа на 80 миллиардов кубометров в год.

 

Увеличить производство электроэнергии на угольных станциях можно, но уголь сейчас тоже резко подорожал и в некотором дефиците. К тому же около 20% европейского потребления угля приходило из России, а Европа уже ввела эмбарго на эти поставки.

Переход на более доступные и дешевые виды топлива, кроме того, требует значительных вложений. Например, замена в коммунальном секторе газовых водонагревателей (обеспечивают горячее водоснабжение и паровое отопление) на мазутные обойдется в 10–15 тысяч евро каждому домохозяйству, а на тепловые насосы, работающие от электричества, — в 15–20 тысяч евро.

Вариант третий. Атомная энергия

Источником альтернативной газу энергии могут быть и атомные электростанции. Отсрочка закрытия реакторов в ЕС, запланированного на 2023 год, может сократить спрос на газ в ЕС почти на 1 миллиард кубометров в месяц, подсчитало МЭА. АЭС при этом признаны в Европе экологичным источником энергии.

Правда, Германия в конце 2021 года закрыла три АЭС и до конца 2022-го планировала закрыть ещё три. В совокупности эти шесть станций генерировали 13,3% энергии для страны. Теперь в стране ведётся дискуссия о возможности отсрочки закрытия работающих станций.

В самой «атомной» стране ЕС, Франции (она же вторая после США по количеству реакторов в мире), АЭС до недавнего времени обеспечивали 70% поступлений электроэнергии. Но и здесь возникли проблемы: коррозия систем безопасности станций. Из-за неё уже остановлено 12 реакторов. Ремонт продлится до конца 2022 года — все это время страна не сможет генерировать дополнительные мощности, которыми могла бы поделиться с государствами, рискующими столкнуться с энергодефицитом.

Вкупе с ещё 18 реакторами, находящимися на плановом ремонте или техническом обслуживании, Франция сегодня недосчитывается более чем половины из своих 56 реакторов. Доля АЭС в национальной энерговыработке уже снизилась до 59% — и страна вынуждена не только не делиться излишками электроэнергии, но и, напротив, искать на рынке дополнительные источники для собственного обеспечения перед отопительным сезоном.

Что ждёт Европу в долгосрочной перспективе?

На горизонте 5–7 лет Европа может практически полностью перейти на СПГ и трубопроводный газ из новых источников. Это в первую очередь газ из Азербайджана и из Восточного Средиземноморья, где было недавно открыто несколько месторождений. Каждый из этих источников не сравним с месторождениями-гигантами Ямала, но в сумме они могут покрыть потребности Европы.

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) пока обеспечивают порядка 10% энергии в ЕС. МЭА в своём плане по сокращению зависимости Европы от российского газа предлагает ускорить разворачивание установок солнечной и ветряной энергии. За счёт этого может быть сокращено потребление газа на шесть миллиардов кубометров в год.

Европа, видимо, будет увеличивать вложения в новую энергетику — не только ВИЭ, но и системы хранения электроэнергии, новые атомные станции. Но эффект от этих действий может быть заметен только через 8–10 лет. Кроме того, можно ожидать значительных изменений в структуре европейской промышленности: многие энергоёмкие предприятия могут просто закрыться навсегда и перевести производство ближе к источникам энергии (нефтехимические заводы, сталелитейные и цементные производства, фармацевтика, автопром).