Около 20 лет назад Александр Абрамчик возил яблоки из Польши на продажу. Потом решил выращивать их сам. Взял старый колхозный сад недалеко от Молодечно, но что-то не шло: сорта яблонь были старыми, да и опыта у начинающего фермера ноль. Дело сдвинулось, когда в 2009 году в рамках республиканской программы по развитию садоводства Александр посадил первые 40 га своего сада. Было тяжело, продвигался методом проб и ошибок. Сын Игорь помогал отцу, стал глубоко погружаться в эту тему, посещать международные конференции. А в 2015-м взял дело в свои руки. С тех пор сад увеличился с 45 га до 110 га, серьёзно изменилась технология посадки, а выручка КХ «Спартан-Агро» в Молодечненском районе каждый год удваивается, рассаказывает «Про бизнес».

Дело отца

В 2009 году Александр получил от государства субсидию — около $ 100 тыс. Этих денег хватило на посадку. В последующие пять лет он вложил в сад ещё около $ 300 тыс. собственных средств: пришлось продать дорогие дачи на Нарочи. Признаётся, было тяжело: чтобы дотянуть до первой прибыли, несколько лет кредитовался.

— И самое главное: не у кого было поучиться, опыта ещё никто не наработал. Много ошибок было сделано мною по сортам. Посадил летние яблоки, но в разгар сезона на нашем рынке они не востребованы, а до середины России не доезжают. И вот пришлось хороший плодоносящий сад без жалости вырезать и пересаживать. Но главное, что толчок произошёл.

Реклама
«По выручке мы каждый год удваиваемся». Сын занялся яблочным бизнесом отца — и ни сад, ни выручку не узнать, Слуцк
Александр Абрамчик

Сын Игорь немного помогал отцу, стал интересоваться садом, изучать эту тему более глубоко. В то же время пробовал себя в предпринимательстве.

— В какой-то момент я решил: или надо браться за сад и делать по-моему, или заниматься чем-то другим. Я был уверен, что всё получится. И мы договорились, что все решения за мной.

В сельском хозяйстве нельзя оставить на завтра или на потом — надо брать и делать прямо сейчас.

В 2015 году Игорь Абрамчик взял управление садом полностью в свои руки. Отец отошёл от дел и помогает, только если сын его попросит.

— Сын превзошёл меня в десятки раз. Здесь нужно очень много учиться. А он часто ездит за границу, получает новые знания на конференциях и семинарах. Многого достиг. Я горжусь, что по садоводству наше хозяйство — одно из лучших в Минской области. И ещё сын стремится, чтобы всё было не только качественно, но и красиво. Сегодня приятно на сад смотреть, в любое время года здесь хорошо, радостно.

«По выручке мы каждый год удваиваемся». Сын занялся яблочным бизнесом отца — и ни сад, ни выручку не узнать, Слуцк

Мне многие люди завидуют, что сын этот сад возглавил. У нас в Беларуси есть довольно серьёзные фермеры, кому-то уже за 60. И кто продолжит их дело? Хозяйство хорошее, а наследника нет. Поэтому я и доволен, и горд.

Сад — целое состояние

— Если бы папа не начал этот бизнес, я бы, наверное, им не занялся, — рассказывает Игорь. — Вроде многие выращивают яблоки, но у кого-то получается, у кого-то нет. Тут, наверное, подход плюс везение — не знаю, чего больше.

Любой бизнес — это просто монотонный труд: работаешь с утра до ночи — и всё получается.

Когда Абрамчик-младший начал заниматься садом, яблони располагались на 45 га, сейчас — на 110 га. Сад посадки 2009 года легко отличишь от заложенного год-два назад: в старом саду деревья среднего роста, с подвоем, растут без опоры, более просторно — на гектаре 1 тыс. деревьев, новые посадки — карликовые деревья, расположенные более кучно (2,5 тыс. на га), саженцы поддерживают специальные шпалерные конструкции.

— И стоимость закладки садов была раньше $ 3−5 тыс. на га, сейчас — $ 20 тыс. Саженец раньше стоил $ 1−1,5, сейчас — $ 3. Так как их больше, на гектар требуется $ 7,5 тыс. на саженцы. Через каждые 10 метров ставится бетонный столб: делаем шпалерную конструкцию, которая будет держать саженцы. Без нее яблоня под нагрузкой просто сломается. Каждый столб стоит $ 10, на гектаре их 250 штук, — объясняет Игорь.

«По выручке мы каждый год удваиваемся». Сын занялся яблочным бизнесом отца — и ни сад, ни выручку не узнать, Слуцк

Молодой фермер показывает бамбуковые палки, которые держат каждый саженец.

— Бамбук привозим напрямую из Китая. Он тоже специальный, определённого диаметра, толстый. Каждое дерево (здесь двухлетки) должно дать 25−30 кг яблок. Стволы тоненькие, но яблок много будет. Надо, чтобы держались. Каждая бамбуковая палка стоит ещё $ 1,5.

Проволока, натянутая между столбами, — производства Люксембурга. Она не должна ржаветь и не должна лопнуть. 500 м проволоки стоит $ 100, а требуется её немало.

— Производят такой продукт и в Беларуси, но его минус — тянется. В этом году натянули — в следующем уже слабая.

Серьёзная статья затрат — капельный полив. В саду находится растворный узел — это место, где смешиваются необходимые удобрения. Рассчитан он на 100 га сада. Трубы необходимо положить на метровую глубину, такая работа делается вручную. Лента используется израильская, одного из лучших производителей в мире.

— Дешёвую брать нет смысла — нужна компенсированная лента. Это значит, что каждое дерево получит одинаковое количество воды и питания, независимо от того, на каком расстоянии от растворного узла находится.

«На окупаемость вложений выходим за 5 лет»

Такой новый, технологичный подход даёт свои плоды — как в переносном, так и в прямом смысле. Если урожайность старого сада — около 30 т яблок с одного га, то в новом можно достичь 60−70 т.

— По выручке мы каждый год удваиваемся, — рассказывает молодой фермер. — В первый год после закладки получаем 5 тонн яблок с гектара, на следующий — 15 тонн, ещё через год — 30 тонн и так далее. В этом году мы должны получить 2 тыс. т яблок — это будет лучший результат в Минской области среди частников. Думаю, что в течение ближайших пяти лет только наше хозяйство будет производить столько же, сколько весь Молодечненский район.

«По выручке мы каждый год удваиваемся». Сын занялся яблочным бизнесом отца — и ни сад, ни выручку не узнать, Слуцк

При этом Игорь уточняет: речь идет не только о яблоках, но в целом о плодовых. На следующих 30 га в хозяйстве планируют посадить грушу. Это, говорит фермер, очень перспективное направление.

— Груша интересна прежде всего ценой. Если стоимость яблока за кг оптом 1−1,5 руб. ($ 0,4−0,6), то груши — 2−2,5 руб. ($ 0,8−1).

Мы шутим, что будем сажать сорт груши «Стодолларовая» — потому что с одного дерева можно снять плодов на $ 100.

Технологии выращивания на 95% схожи с яблоком, но в Беларуси груши нет вообще и не предвидится. В России рынок тоже пустой. А это импортозамещение.

— В программе развития сельского хозяйства груши нет, — объясняет предприниматель. — Государство ещё не посмотрело на это направление как на перспективное. Мы на это пытаемся влиять, вроде получается. Например, поднимаем эти вопросы на совещаниях с облисполкомом.

По словам Игоря, при тех же вложениях в закладку грушевого сада выручка будет больше. Соответственно, выше и рентабельность. По яблокам в хозяйстве этот показатель сегодня составляет около 20%.

— Это если мы молодцы, — уточняет фермер. — Но рентабельность по яблоку каждый год падает — его много, соответственно, цена снижается. Высокомаржинальным бизнесом это, наверное, не назовешь. Считаем, что на окупаемость вложений мы выходим за 5 лет. Бизнес в формате «купи-продай» можно провернуть несколько раз, но у нас игра в долгую.

Сохранить и продать

В КХ «Спартан-Агро» выращивают 21 сорт яблок, из которых Игорь особо выделяет несколько. «Белорусское сладкое» — самый сладкий белорусский сорт, который отлично лежит до ноября и очень хорошо продаётся. Сорт «Алеся»: хорошо лежит до нового года, иногда до января-февраля. «Это лучшее белорусское яблоко, которое можно положить на хранение», — поясняет фермер. Очень перспективен сорт «Альва» с земляничным вкусом — и очень востребован в России. И сорт «Айдаред» — очень красивое яблоко, которое хорошо сохраняется до следующего урожая.

Сегодня около 90% урожая хозяйство отправляет в Россию, остальное остаётся в Беларуси.

— Мы не против оставить больше в Беларуси, но наш рынок не потребляет столько, сколько производит. Яблока в Беларуси хватает, проблема в том, что его не все могут сохранить. У нас есть современное хранилище, плюс современное оборудование, плюс опыт, как это сделать. Мы научились хранить лежкие сорта до нового урожая. Но в Беларуси на одной руке мы посчитаем ребят, которые так делают.

Чтобы яблоко пролежало год в холодильнике, мы должны все делать правильно в течение целого сезона: в правильное время яблоко снять, правильно охладить, правильно вентилировать, правильными препаратами в нужное время обработать.

Просто положить яблоко и рассчитывать, что оно долежит до следующего урожая, не получится.

Для организации хранения яблок, рассказывает Игорь, требуются серьёзные капитальные вложения.

— Современное хранилище для тысячи тонн плодов обойдётся в миллион евро, — уточняет фермер. — В Беларуси выращивается 150 тыс. т яблок. По моей оценке, только около 30% урожая обеспечено современными хранилищами. Даже не современными — хотя бы какими-то.

Со сбытом продукции хозяйство не испытывает проблем. Его руководитель вспоминает, что в 2020 году даже очередь образовалась за яблоками, покупатели ждали по несколько недель.

— Здесь вопрос качества продукции и честности продавцов, — считает Игорь.

Можно показать красиво, а сделать некрасиво — и покупатели очень быстро закончатся. Надо всегда отвечать за свои слова.

Ещё одна важная статья капитальных затрат — на технику.

— Нужен целый шлейф техники. Но это небольшие тракторы, поэтому мы справляемся нашими белорусскими — МТЗ-320 и МТЗ-80/82. Стоят адекватных денег — европейские и американские аналоги обходятся в 2−3 раза дороже. Кроме того, белорусскую технику мы берём в лизинг, — рассказывает фермер.

По его оценкам, на 100 га требуется техники и прицепных агрегатов примерно на $ 250 тыс. Один трактор может обслуживать 15−20 га.

«Вопрос инвестиций и их адекватности»

В сельском хозяйстве, безусловно, приходится учитывать такой фактор, как погода — и на это ты вообще никак не можешь повлиять.

— Весенние заморозки во время цветения — это сразу минус половина урожая. Несколько лет назад так мы недосчитались 500 т из тысячи, которую рассчитывали собрать. Рентабельность осталась в районе нуля, в убытки не ушли — и то хорошо. Но 500 т яблок — это $ 150 тыс. недополученной выручки.

Или зимние морозы. Например, весной 2021 года мы пришли в сад и после зимы обнаружили кладбище деревьев. И всё — выдергиваем, сажаем новые. Хорошо, что это было только 3−5% от всех посадок.

Две минуты града — и мы получаем очень много нетоварного яблока, которое идёт только на сок. Стоимость таких яблок сразу падает в 5 раз.

Чтобы немного «застраховать» урожай от непогоды, нужно вложить в обустройство сада немало денег.

— Можно сделать более высокие опорные столбы и натянуть над садом специальную сетку. Мы частично планируем так сделать. И сразу закладка сада становится дороже — уже не $ 20 тыс., а $ 30 тыс. на га. Зато мы сможем не бояться града. Но продолжаем бояться заморозков, — смеётся фермер. — А если вложим ещё по $ 10 тыс. на га, то и заморозков не будем бояться.

Пока мы рассматриваем вопрос инвестиций и их адекватности. Мы не можем влиять на град и заморозки, но можем хорошо изучить вопрос, стоит ли нам довложить ещё $ 2 млн на 100 га. Очень много нюансов.

«По выручке мы каждый год удваиваемся». Сын занялся яблочным бизнесом отца — и ни сад, ни выручку не узнать, Слуцк

«В глубинке с кадрами беда. А у нас терпимо»

В штате КХ «Спартан-Агро» — 12 человек: трактористы, механик, главный агроном, бухгалтер, работники сада. Раз в месяц в хозяйство приезжает один из лучших агрономов Беларуси по садоводству, чтобы контролировать процессы. Сезонных работников приглашают на уборку (это около шести недель), потом — на фасовку, обрезку и т.п. Осенью требуется 70−100 человек, потом до весны — человек 50.

— Нам отчасти повезло, что рядом город Молодечно со 100-тысячным населением. И многие производства ещё советских времён в городе не работают. Поэтому у нас с поиском работников не такая большая проблема: привлекаем сезонных работников по средней по рынку дневной ставке к выплате — 30 рублей ($ 12). У фермеров в глубинке или в Гродненской и Брестской областях, где сельское хозяйство довольно интенсивное, с поиском людей бывает совсем беда. У нас же, конечно, случались сложности, но никогда не было такого, чтобы некому было сделать работу.

Теория — это одно, практика — совсем другое

На примере КХ «Спартан-Агро» можно изучать автоматизацию в сельском хозяйстве. Игорь Абрамчик следит за всеми процессами прямо в своём смартфоне.

«По выручке мы каждый год удваиваемся». Сын занялся яблочным бизнесом отца — и ни сад, ни выручку не узнать, Слуцк

— Я вижу, где сейчас находится техника. Нажатием кнопки можно сформировать отчёт — нам очень важно, чтобы тракторы зашли в каждый ряд. Трекеры рисуют, какая часть сада обработана.

Вся фертигация тоже управляется с телефона — это полив с питанием. Если просто водой поливать, это одно. Но мы замешиваем раствор с микро- и макроудобрениями (их около 14 — молибден, бор, фосфор и другие), выставляем на растворном узле. Очень важно контролировать определённые показатели, например, жёсткость воды. Можно выставить все параметры, сидя дома, — и всё, пошёл полив всего сада.

Автоматизация минимизирует ошибки, в сельском хозяйстве человеческий фактор нужно максимально исключить. Иначе кто-то подал через капельную ленту неправильный раствор — и весь сад сгорел.

Цена неправильных решений высока, говорит Игорь, но без ошибок всё равно не обходится.

— По каждому сезону я записываю, что мы сделали не так — чтобы эти ошибки не повторять. Вот так маленькими шажочками идём вперёд и развиваемся. В нашем деле нужно постоянно учиться, без остановки. Поэтому постоянно посещаем конференции, семинары. На базе нашего хозяйства крупная немецкая компания Bayer, которая продаёт средства защиты растений, уже три года проводит семинары по схемам защиты растений. Мы закладываем опыты и показываем результаты.

И нет одной «волшебной таблетки»: каждая культура требует своего опыта. По яблокам мы уже что-то наработали, по грушам, похоже. А вот, например, овощи — это совсем другое. Мы в этом году проводим эксперимент: посадили свеклу, перец, капусту, арбузы, кукурузу. Посмотрим, что выйдет.