Параллельный Слуцк. Как кошка спасла Федю Фейка от гнева жены, пока он слушал свежие сплетни
Иллюстрация: Алиса Листапад

Мы привыкли, что возле подъездов какой-нибудь 5- или 9-этажки сидят бабки и обсуждают всех и всё. Выступают и разведслужбой, и «базаром». А ещё хранилищем коллективной памяти подъезда. А то, бывает, всего дома, микрорайона или даже города. Только вот возле подъезда №3 дома №12 по улице Анастасии Слуцкой сидели не бАбки, а дЕдки. Они тоже были и ЦРУ, и аппаратом для промывки косточек, и картой памяти коллективного Слуцка. Даже если этот Слуцк параллельный, а вы не замечаете его бурную жизнь.

Чем, собственно, отличаются новости знакомого вам Слуцка от Слуцка параллельного? Да ничем. Они могут быть одинаково оторваны от реальности, равно как и составлять саму ткань этой реальности.

Этим летним днём на скамейке их было четверо. Во дворе известные как Федя Фейк, Грыгорыч, Ляксей (он же Алексей Иванович) и Ваня Гарбуз.

Реклама

В их крови уже играло винишко («исключительно против жары и для профилактики тромбоза»). А разговор уже перешёл от придомовых тем к общегородским.

— При чём тут тетрапаки?! Молоко не от этого киснет так быстро! – убеждённо говорил Грыгорыч.
— Всё на заводе хорошо. Просто это в магазинах для экономии холодильники на ночь отключают, — с видом эксперта заявил Ляксей.
— Что вы тут гадаете? На заводе ведьма завелась. Это ж первый признак: когда ведьма рядом, то молоко быстро киснет! – это уже Ваня Гарбуз сказал. Что бы он ни говорил, никто на свете не мог определить, это он с иронией или всерьёз.
— Ты ещё скажи, что американцы виноваты! – ляпнул Грыгорыч и осёкся.

Все остальные тоже стыдливо замолчали и даже втянули головы в плечи. Будто ожидали грома с неба. Они давно привыкли не переводить свои разговоры в плоскость политики. Например, про то, что во всех наших бедах американцы виноваты.

Потому что однажды они на почве политики и того ужаса, что происходит в Украине, так распалились, что подрались очень сильно. До крови и соплей. Даже милиция приезжала. Но они милиции сказали, что просто не поделили глоток вина. Зачем им проблемы? Ещё телефоны начнут проверять на экстремизм.

Дедки из подъезда вообще делились на три группировки. Тех, кто смотрел ТВ, тех, кто не смотрел ТВ, и на Фёдора, который про всё говорил: «Фейк» или «Пошли они на юх!». Собственно, Фёдора на районе потому так и звали — Федя Фейк.

Федя, вообще-то, подключился к разговору позже всех. Он жил на третьем этаже. Этим вечером он ждал со смены жену и кухарил. Он любил готовить. Завидев в окно приятелей, спустился к подъезду перекинуться парочкой слов. На плите варилась картошка.

После паузы четвёрка мужчин продолжила тему. Ляксей заявил:
— Ой, а какой тут будет порядок с молоком? Эти все начальники только про себя думают! Вон ферму отгрохали. И что? От фермы к своим коттеджам водопровод врезали. Конечно, им хорошо! Платить не надо ни за работу, ни за проект, ни за воду. Я тоже так хочу!

— Что ты хочешь? Так же, как они, «красці»? Ты видел, что они это сделали? Ты пошёл проверил, что они врезали трубу? Опять тебе твоя бухгалтерша рассказала?! Что ты тут фейки говоришь? – возразил, вы сами поняли, кто.

Ляксей распалился:
— Почему им можно, а мне нельзя? Почему в соседнем доме, где живёт депутат или кто он там, начали капремонт? А наш дом, между прочим, старше на 10 лет! Нам не начали! Почему органы не смотрят?

— Всё они смотрят! Просто им нужен компромат, чтобы он послушный был, – сказал Грыгорыч.
— Послушный для чего?! – ляпнул в этот раз Ляксей.

Разговор снова стыдливо прервался у опасного обрыва, под которым плескались кровь и сопли.
— Всё это фейк! – разрядил обстановку Федя и глотнул вина.
— Что фейк? Про органы или про капремонт начальничку? – уточнил Ваня Гарбуз.
— Всё фейк, вся жизнь фейк!

Тем временем в его квартире вода из кастрюли с картошкой выкипела, раздалось шипение. Среагировав на шум, из спальни на кухню пришла любопытная кошка Феди, взобралась на обеденный стол и уставилась на газовую плиту.

— Всё фейк? Да? Философ хренов! Зато ты пьёшь вино за 3 рубля, а эти по 1000 евро за бутылку. И им лучше, чем тебе, — теперь уже на эмоциях был Грыгорыч.
— А чего им хорошо? Их же застали прямо на месте, когда они своей компанией голливудили. Из-за этого их сейчас и таскают, — проявил осведомлённость Ваня Гарбуз
— Кто таскает, куда. За что? За то, что вино такое дорогое пили? Оно же не запрещено, – спросил Ляксей.
— Да, за то, что вино такое пили. Откуда у них такие деньги?! – подвесил вопрос в воздухе Грыгорыч.

Светка Вяхирь из первого подъезда шла домой мимо скамейки главных сплетников дома.
— Светка, Света, скажи. Ты ж дружишь с этим исполкомовским Иваном Фёдоровичем. Скажи, за что они так? – окликнул соседку по дому Грыгорыч.
— Вы о чём? – Светка остановилась. Она поняла, что в разговоре этой четвёрки была стадия поиска справедливости и желание решить хоть какую-то проблему…

Эти безобидные мужчины нередко приставали к ней с разными вопросами. Такие разговоры она считала платой за то, что они всегда были готовы помочь соседям: ящик почтовый починить, засор в раковине пробить. Они даже соседям утюги и микроволновки чинили. Но больше всего она уважала их за то, что они всегда ухаживали за двором. Заборчик поправляли, качели и скамейки ремонтировали, деревья сажали, даже покрошившийся бетонный порог подъезда подлатали. Эдакое дворовое ЖКХ и бытовые услуги. И всё за свой счёт.

— Вот скажи, Светка. Вот у меня есть друг, — начал рассказывать Грыгорыч. – Выкупил когда-то у города бесхозный дом с участком. Мастерскую там строит, всякие поделки делает. Золотые у человека руки. Только не получилось у него быстро. А сейчас какие-то там сроки вышли, и хотят у него этот участок отобрать. За что? Что не успел всё построить? Они что, дураки, не видят, как всем сейчас тяжело: ковид, Украина, санкции… Только бумажки перекладывают и умные слова говорят. А чтобы человеку рабочему помочь чем-то? Или там как-то сроки продлить? Тяжело?

Кошка в квартире Феди Фейка заволновалась. Шипение из кастрюли становились всё громче, показался дым…

— Вы что-то там про Ивана Фёдоровича говорили. Никакой он мне не друг. Такой же сосед, как и вы ему, — возразила Светлана Грыгорычу.
— Ну, всё равно ты ему больше знакомая. Вы вон Жёлтый мост починили! Поговори с ним. Пусть он поможет моему другу! За что они так с ним? За себя они там трясутся, что ли? Какую-то там инструкцию боятся нарушить? Из-за бумажки надо у человека всю охоту отбить? Это же не по-государственному. Он же производитель!

— Да-да. Трясутся за инструкции! Сколько людей в Слуцке поштрафовали за самострои или сносили их пристройки и сараи! А сейчас что сделали? А сейчас уже можно самострои! Так зачем раньше всё это было надо?! Уже и про все свои инструкции забыли, как жареный петух в дупу клюнул, – встрял Ваня Гарбуз.
Светлана Вяхирь поняла, что сейчас их разговор превратится в митинг:
— Так вы это. Пусть сам ваш знакомый к Ивану Фёдоровичу Оляпке и обратится. Я Ивана Фёдоровича встречу, скажу, что к нему придёт ваш знакомый.

На балконе третьего этажа вылезла и громко замяукала кошка. Федя Фейк вскочил и сразу всё понял:
— Ай, мля! У меня там картошка варится. Сгорела! Ой, моя вернётся, ой, мне даст!
— Какая умная у вас кошка – от пожара спасла, — сказала Светка Вяхирь и направилась к своему подъезду.
Потом озадаченно остановилась: «Я им тоже, что ли, как кошка? Должна выбраться к чиновнику и мяукать о том, что где-то у человека судьба горит?»

Трое оставшихся на скамейке мужчин продолжали шутить про Федю и их отношения с женой. Разговор с общегородских тем снова вернулся в русло сплетен про соседей. Например, про то, как племянник их дружка был назначен начальником и на радостях так напился, что попал в вытрезвитель.

Из окна высунулся Федя и крикнул им:
— Нормально всё! Не сильно картошка подгорела!
— Конечно, всё нормально, Федя. Ведь дым – это фейк! И звездюли от твоей жены — тоже. Всё в этом мире — фейк, — пошутил Ваня Гарбуз, и мужчины дружно засмеялись.