Интернет-журнал Citydog поговорил с родителями, которые уехали из Беларуси, о том, каково вести беременность и рожать в новой стране и с какими нюансами в оформлении и легализации ребёнка можно столкнуться.

Польша: «Роды в частной клинике стоили около 2000$‎»

— Беларусь мы покинули полтора года назад по политическим причинам. Когда мы уезжали, я уже знала, что жду ребёнка, но на учёт в Беларуси не становилась, потому что понимала, что рожать там не буду — рассказала Екатерина.

Беременность я вела в частной клинике Medicover в Варшаве. Обслуживание там стоит 50–70$ в месяц в зависимости от пакета. В мой входили и анализы, и УЗИ, и всё остальное, необходимое для наблюдения за беременностью, — очень удобно.

Реклама

Оформиться туда было несложно, и белорусское гражданство никак этому не помешало. Вообще, если вы работаете в Польше официально, можно наблюдаться и в бесплатных клиниках.

Рожала я тоже в частном роддоме, потому что ребёнок долго лежал неправильно – и мы решили, что лучше потратиться сейчас, чем позже на реабилитацию. Это стоило около 2000$ — если бы было кесарево, вышло бы дороже.

Чем всё отличалось от беларуского роддома? В Польше, когда я вышла через два дня после родов, у меня было ощущение, что вообще ничего не было. В Беларуси же, несмотря на хорошее отношение персонала и договоренности с врачом, я была в состоянии «‎спасибо, что живой».

В польском роддоме у всех трепетное отношение к женщине, хорошие палаты, нет этих жёстких унизительных осмотров — всё стараются сделать так, чтобы роды прошли для тебя максимально комфортно и легко. С тобой постоянно находится акушерка, реаниматолог, неонатолог и другие врачи, которые могут помочь ребёнку. После рождения его сразу обследуют на генетические заболевания — в том числе на СМА и сахарный диабет. А если находят какие-то подозрения, то отправляют на второй круг обследований.

Все эти два дня нахождения в роддоме постоянно приходят разные специалисты, которые рассказывают, какие нужно делать упражнения для реабилитации, как наладить грудное вскармливание, как мыть ребёнка правильно, — дают советы, объясняют, показывают.

Отдельный пункт — еда. Тут нам предлагали киноа, лосось, свежий хлеб — в общем, хороший полноценный рацион. В Беларуси я запомнила синюшную вареную курицу и водянистую рисовую кашу, которую было невозможно есть. Возможно, это я такая избалованная, но почти все девочки отказывались, потому что их начинало тошнить.

К слову, мои знакомые, которые рожали в Польше в государственных роддомах, говорят, что всё примерно так же, как было у меня в частной клинике, разве что палаты попроще и не всегда одноместные.

Нам практически сразу выдали свидетельство о рождении, с пособием тоже не было проблем. Его размер зависит от срока декретного отпуска — его тут можно взять на четыре месяца, на год или на два года. Так как я работаю в Польше официально и взяла четыре месяца, всё это время мне выплачивали 100% моей зарплаты.

Сейчас у моего ребёнка нет паспорта — но он, по сути, с рождения находится под политической защитой и присоединен к делу моего мужа. Поэтому у него есть польский ВНЖ и скоро будет проездной документ, с которым можно путешествовать.

А насчёт гражданства Польши — через определённое количество лет проживания здесь можно будет попробовать.

Украина: «‎Если ребенок родился тут, он имеет право на украинское гражданство»

— В начале 2021 года мы с семьёй переехали в Украину. Так сложилось, что ближайший рейс был в Одессу, а застав там +16 в феврале, мы решили остаться и влюбились в этот город, его людей и в дружных беларусов Одессы.

Мы знали, что ждём ребёнка, ещё до переезда. Рассчитывали, что он родится уже в нормальной Беларуси, но не сложилось.

На тот момент в одной из клиник Одессы («Инто-Сана») была программа ведения беременности с консультациями, анализами и прочими необходимыми процедурами. Стоило это 18 000 грн. (около 480$). Мы не покупали пакет ведения беременности – просто делали необходимые анализы и УЗИ по своему усмотрению, поскольку уже был опыт с первым ребёнком. Ту беременность мы вели в клинике «Ева» в Минске, делится Вадим.

Роды в Одессе отличаются от родов в остальной Украине. В Киеве, например, в этой сфере начали наводить порядок — там платить за роды для местных жителей немыслимо.

Но в Одессе платят почти все: врач берёт 500–1500$ за роды. Можно рожать и бесплатно по вызову «скорой» — не имеют права отказать, однако всем иностранкам в любом случае нужно оплатить 11 000 (295$) гривен в кассу больницы.

В роддоме нам дали выписку, и с ней в загсе мы получили свидетельство о рождении. Для тех, кто хочет, в беларуском посольстве можно получить «свидетельство о возвращении», въехать с ним в Беларусь и уже там сделать паспорт.

Но если ребёнок родился на территории Украины, даже когда его родители – иностранцы, которые находятся тут на легальных основаниях, то он имеет право на украинское гражданство. Об этом знают немногие, кто-то говорит, что это невозможно, но это так. Мои знакомые в аналогичной ситуации смогли сделать украинский паспорт для своего малыша. Мы уже подготовили все необходимые для этого документы – но началась война.

Мы уехали в Португалию — туда нам пришлось добираться на машине, потому что на эвакуационный рейс из Польши нас не взяли из-за беларуских паспортов. ПМЖ Украины вопрос не решил, но у кого-то с паспортами РБ получилось улететь этими рейсами.

Проблем из-за отсутствия паспорта у ребёнка пока не было. Португальцы лучше и быстрее других стран ЕС наладили процессы легализации по временной защите. Всё автоматизировано, в кратчайшие сроки выдают вид на жительство и необходимые номера: налоговый, социального страхования и медицинский — на каждого члена семьи. Конечно, без паспорта у нас не получится летать с ребёнком на самолетах, но мы пока никуда не собираемся.

В перспективе мы планируем решить этот вопрос. Я вернусь и буду пробовать оформить ребёнку гражданство Украины. Либо придётся сделать «женевский» паспорт или подождать пять лет и получить гражданство и паспорт Португалии.

Чехия: «В пражских роддомах очень большой ажиотаж и ограниченное количество мест на один день‎»

— В Чехию я переехала 17 лет назад, чтобы получить образование, — к сожалению, в Беларуси мне не удалось это сделать, так как мой университет был закрыт, рассказывает Анна.

Мы с супругом оба беларусы, но познакомились уже в Чехии. Сейчас у нас уже есть чешское гражданство, но, когда я была беременна первым ребёнком, у меня был только ПМЖ. Второго я рожала, уже имея чешский паспорт. Тем не менее процедуры ведения беременности и становления на учёт совершенно не отличались.

Был только один интересный нюанс, который коснулся меня как беларуски: в Чехии новорожденным не делают прививки от туберкулеза, тем не менее детей, родители которых имеют определённое происхождение (в том числе беларуское), на эту процедуру часто направляют.

В пражских роддомах очень большой ажиотаж и часто довольно ограниченное количество мест на один день — около 10 рожениц, поэтому запись возможна уже с 14-й недели беременности. Это превращается в настоящий квест, где с самого утра нужно сидеть перед компьютером, а лучше перед несколькими, чтобы выловить место, потому что разбирают их за считанные минуты после открытия регистрации.

Первого ребёнка я рожала в пражской больнице u Apolináře — одном из самых старых непрерывно работающих роддомов в мире. К сожалению, из-за того что это культурный памятник, больница не может перестраиваться и там недостаёт современных технологий: например нельзя рожать в ванне. Расходы на роды полностью покрывались страховкой, которая есть у каждого гражданина Чехии и у всех, кто легально находится и работает в стране.

Второй раз я рожала в частной больнице Neratovice за Прагой. Тем не менее стоимость родов также была оплачена страховкой. Единственное, мне нужно было оплатить счёт за пребывание в палате — около 200$ за три дня.

В Чехии довольно стандартный подход к родам: врачи стараются обеспечить непрерывный контакт между матерью и ребёнком, если это позволяет состояние здоровья обоих. Если оба чувствуют себя хорошо и роды прошли стандартно, выписывают после трёх дней пребывания в больнице, если было хирургическое вмешательство — после 10 дней. В обоих случаях мать может подписать документы и покинуть клинику под собственную ответственность.

После рождения ребёнок получает статус своих родителей: если у них ВНЖ — у него тоже будет ВНЖ, если ПМЖ — будет ПМЖ, и так далее. Поэтому нашему первому ребёнку мы оформляли ПМЖ.

Единственная проблема была в том, что получить этот статус можно уже на существующие документы — то есть для начала нужно иметь беларуский паспорт. А для всего этого отводились достаточно жёсткие временные рамки: нужно было очень быстро подать документы на паспорт, одновременно подать на ПМЖ, пообещав, что паспорт потом донесётся.

Эта процедура заняла около трёх месяцев и потребовала достаточно нервов. Что касается второго ребёнка, он родился, когда мы уже были гражданами Чехии, и никаких проблем не было — он тоже сразу получил такой статус.

Сейчас у наших детей два гражданства. Мы оставили им беларуское, потому что они беларусы и мы не хотим отнимать у них чувство принадлежности к этой стране, несмотря на всю политическую ситуацию. Для нас было важно сохранить связь с Беларусью, чтобы они могли видеться с остальными членами семьи, ездить туда, узнавать её места и культуру.

Когда детям будет 18 лет, они сами смогут решить, хотят ли отказаться от этого гражданства, но у нас даже не стоял вопрос о том, нужно ли его оставить.