Как уже писал сегодня «Кур’ер», слуцкие покупатели отмечают проблемы с молочкой в магазинах. Есть перебои с этой категорией товаров и в Минске. В публикации Onliner, где журналист Александр Владыко анализирует ситуацию, есть и другие интересные подробности.

Почему пропала любимая марка молочной продукции?

В страну вернулось то, с чем боролись много-много лет, — региональный протекционизм. Во времена перепроизводства на него жаловались производители, которым не давали работать не в своем регионе. Местная власть правдами и неправдами защищала свои предприятия от конкурентов.

Реклама

Во времена нехватки продукции это стало аргументом защиты.

Условная «Бабушкина крынка» имеет все поводы заявить, что сначала будет обеспечивать своей продукцией Могилев, а уже потом Минск.

Могут ли возникнуть проблемы с сыром?

Это очень интересная и важная тема, которая может вернуть нас во времена СССР, где из массовых продуктов на заквасках был только «Российский» сыр, кефир и творог. Когда Союз развалился, пришли западные компании, десятилетиями профессионально делающие сотни и тысячи заквасок. Поэтому все современные сыры, йогурты, творожки и всё остальное — это коллективный Запад.

Если секторальные или какие-то другие санкции затронут деятельность этих компаний, белорусское молоко просто нечем будет перерабатывать.

Но пока что компании работают, закваски импортируются, сыры созревают.

«Основными проблемами стали переход на предоплату (иностранные компании опасались, что деньги просто не пройдут) и новая, более дорогая логистика (закваски перевозят при низких температурах)», — рассказал Сергей Красоцкий, учредитель компании Miltex, импортирующей закваски, он же производитель напитков Exponenta.

При этом весь рост цен на полке не должен был ощутиться: стоимость закваски в цене продукта составляет от 1 до 2%.

«Мы, конечно, подгрузились на склад. Некоторые переработчики — тоже. С учётом жёстких условий хранения это вопрос нескольких месяцев (больше складывать просто некуда). Но наши партнёры уверяют, что никто санкции и ограничения вводить не собирается. Так же и с российским рынком.

Мы слышали, что в последнее время нагнетается и растет паника — внутри этого пока не чувствуем и подтверждать опасения не будем. Всё есть, все работают».

Можно ли, если что, найти закваски на «дружественных рынках»? Сергей Красоцкий отвечает, что да:

«Турция, Индия, Китай — там есть производства, но они, во-первых, худшего качества, а во-вторых, с национальной спецификой. Все-таки вкусы белорусов — это европейские традиции».

Также отметим, что в Беларуси есть единственный производитель заквасок — Институт мясо-молочной промышленности. Он обеспечивает ограниченным ассортиментом 5—10% рынка и упирается объемом этого производства в мощности своего проекта.

Построить новый завод в чистом поле — задача малореальная как с точки зрения финансирования, так и с точки зрения квалификации.

А если все сломается?

Молочный вопрос можно рассмотреть шире. Корм есть, коровы есть — а импортная техника, линии, добавки в корм, чтобы не вернуться к послевоенным показателям удоя? Поломки в этой цепочке тоже придется решать, и не факт, что это удастся сделать быстро.

Однако участники рынка призывают не паниковать. Вырезать коров и сливать скисшее молоко вряд ли придётся. Во-первых, на заводах есть запас существующих мощностей, которые рассчитаны на переработку ещё большего количества молока. Во-вторых, если санкции официально не обойти, это не значит, что продукт нельзя достать.

«Мы в прошлом году были на молочном производстве в Иране. Таких заводов в Беларуси я не видел: это суперсовременное производство с новейшими линиями Tetra Pak. А Иран, между прочим, под санкциями уже не один десяток лет», — рассказал один из экспертов.

В современных условиях пустоты заполняются быстро. Если владелец технологий не готов работать с какой-нибудь страной, то быстро найдутся менее принципиальные игроки, нужно лишь время. Говорят, что, если нет упаковки от Tetra Pak, её линию можно настроить для китайского картона.

«Пока он не такого качества, но это вопрос времени. За полгода проблемы с замещением решатся, и Tetra Pak ещё будет жалеть, что они ушли».

Такая же ситуация с запчастями.

«В Беларуси тендерная система подталкивает к удешевлению сервисного обслуживания и ремонта, поэтому аналоговые запчасти использовались давно. Что такое линия производства? Это движущееся железо. Оно взаимозаменяемо».

Отдельно стоит вопрос программного обеспечения.

«Вопрос ПО — отдельный, но и он решается, — заявил эксперт. — Диверсифицируются — и будет эффективнее, чем было».

Вопрос один: когда?