Минчанке пришла жировка на чужую фамилию. Оказалось, что её квартиру «увели»

0
Минчанке пришла жировка на чужую фамилию. Оказалось, что её квартиру «увели»
Фото: Влад Борисевич / Onliner

«Осенью прошлого года жировки вдруг стали приходить на другую фамилию. Это заметили соседи. Звонят, спрашивают: «А что, ваша Алла продала квартиру?» Так мы узнали, что случилось», — рассказывает Инна Смаль. Минчанка уверена, что её тетя стала жертвой квартирного мошенника. Трёшка на Ванеева утекла от бывшей собственницы ещё в 2016 году при помощи посредника — Андрея Вакулы. Это имя уже знают в Беларуси: мужчину и его подельников в 2018-м судили за мошенничество.

Дело Андрея Вакулы было многоэпизодным, по нему проходило 26 пострадавших. У минчанина и его подельников был опыт работы в агентствах недвижимости. «Чёрные» риелторы находили одиноких, социально неблагополучных владельцев квартир и переселяли их в глухие деревни. Квартиры перепродавали. Надо сказать, что со стороны покупателей тоже были пострадавшие. В 2018 году был суд, Вакула получил 10 лет лишения свободы, его подельники — от 10 до 5 лет, рассказывает Onlíner.

Реклама

«Квартиру получила бабушка — от завода, где работала швеёй»

Инна и её мама Нина Васильевна показывают, какие в семье есть документы на трёшку на Ванеева. Среди них — техпаспорт, ещё советский ордер на получение жилья.

— Квартиру заработала ещё наша с Аллой мама, — рассказывает Нина Васильевна, сестра пострадавшей. — Её звали Евгения Панасюк, работала швеёй на фабрике имени Крупской, которую потом переименовали в «Элему». Была ветераном труда.

В ордере на получение квартиры вписаны шестеро: Евгения с мужем, три дочери и бабушка девочек, Матрена.

Материнскую квартиру на Ванеева приватизировали на имя одной из дочерей, Аллы.

— Мама объясняла: у тебя, Нина, уже есть жильё, а эта пусть будет Алле, всё равно вы сестры. К тому же сестра тогда ещё работала в агентстве недвижимости, — вспоминает Нина Васильевна. — Ещё одна наша сестра рано умерла.

Первая владелица квартиры, Евгения Панасюк, умерла в 2005 году. Её дочь Нина говорит, что не смогла вступить в наследство по материнской доле квартиры, так как в нотариальной конторе тогда сказали, что права такого нет. Теперь ей подсказывают, что она могла претендовать на материнскую долю чеков «Жильё», но сейчас история не об этом.

Семья говорит, что уже тогда к квартире Аллы Васильевны проявляли интерес «непонятные личности», так что из-за тревоги они даже на какое-то время накладывали запрет на продажу квартиры в БРТИ.

— Было всё: драки, жалобы соседей, заявления в милицию на Аллу, заявления Аллы на меня — обижалась, что лезем в ее жизнь, — говорит Инна.

Собеседницы в подробностях вспоминают о неприятностях, случившихся за долгие годы.

Андрей Вакула не на свободе, но дело его живёт? При чём тут он

Фамилия собственника изменилась в платёжках с сентября 2021 года.

— Осенью маме позвонили соседи и спросили: «Ваша Алла что, квартиру продала?» — вспоминает Инна. — Мы были в шоке, поехали к тете. Она была в таком состоянии, что не могла даже понять, что жировки приходят не на неё. По сей день она твердит: «Это моя квартира, я её не продавала». Говорит, что оформляла только договор ренты с неким Артёмом (имя изменено. — Прим. Onlíner).

Инна и Нина Васильевна получили копию договора купли-продажи от 5 мая 2016 года. Там сказано, что квартира перешла в собственность Светланы (имя также изменено). Фамилии у Светланы и Артёма одинаковые. По сбивчивым объяснениям самой Аллы, это муж и жена, возможно в разводе.

От имени продавца Аллы Васильевны выступал по доверенности Андрей Вакула.

«По соглашению сторон, указанная квартира продана за 485 000 000 (четыреста восемьдесят пять миллионов) белорусских рублей (история происходила ещё до деноминации. — Прим. Onlíner), что эквивалентно 25 тысячам долларов США, по курсу Национального банка Республики Беларусь на дату подписания настоящего договора сторонами. Покупатель произвёл расчёт с продавцом до подписания настоящего договора».

Один из пунктов проясняет, почему Алла Васильевна живёт на Ванеева до сих пор: «За продавцом сохраняется право владения и пользования квартирой. Пользование квартирой должно осуществляться в соответствии со статьей 14 Жилищного кодекса Республики Беларусь».

— Как только мы узнали, что квартира перешла в чужие руки, стали разбираться, — объясняет Инна. — Обращались в милицию, ходили к адвокату. А однажды я подумала: «Дай погуглю фамилию Вакула». И первыми же ссылками выдало истории про квартирного мошенника. Оказывается, в 2018-м милиция разыскивала пострадавших от его действий, но мы тогда ещё не знали, что квартира тёти продана. Иначе бы сразу понесли заявление.

По словам женщины, поначалу тётя согласилась подать заявление в милицию, но потом отказалась от него:

— Тётя рассказывала, что Артём сам её свозил в милицию, чтобы она написала, что не имеет претензий.

Собеседницы объясняют, что к концу 2021 года Алла была уже совсем в плохом состоянии: ослабленная пожилая женщина весила меньше 40 кило. Сначала сестра и племянница забрали её к себе домой, где выхаживали два месяца. Сейчас она в одной из минских больниц — поправляет здоровье после тяжелой болезни.

— В квартире стояло много бутылок из-под спирта. На вопросы, откуда они, тётя говорила: «Артём приносил», — говорит Инна.

Женщины попытались в меру сил навести порядок в жилье.

— Травили дустом тараканов, выводили клопов, всё отмывали, — перечисляет Нина Васильевна.

— Мама выдраила потолок. Пришлось даже вызвать санстанцию, чтобы всё продезинфицировать, — добавляет Инна. — Отмыли, насколько могли. Но ремонт теперь, конечно, не делали, поскольку непонятна судьба квартиры.

Инна оформила доверенность, чтобы представлять интересы своей тёти в госорганах и, возможно, в суде. Обращалась в милицию Партизанского района, но ответа по существу не получила.

— Однажды мне написали, что «установили собственника». Так я сама установила собственника, я ведь заявление по поводу мошенничества пишу, — возмущается женщина.

Также она ходила на приём в прокуратуру Партизанского района. Там пообещали разобраться в ситуации, но ответа пока не было.

Родственники Аллы Васильевны считают, что её обманули. Опасаются, что в 2016 году она могла не осознавать свои действия.

— Тетя и сейчас, хоть не пьёт последние месяцы, часто путает годы, обстоятельства. Иногда вообще говорит, словно бабушка ещё жива. На момент продажи квартиры она состояла на учёте по алкоголизму — как такую сделку вообще могли пропустить? Не понимаю, — удивляется Инна. — Сомневаюсь, что она получила те 25 тысяч долларов, о которых написано в договоре, — об этом бы знали все её знакомые.

А что говорит сама Алла Васильевна?

Алла Васильевна сейчас находится в одной из минских больниц. Журналист Onlíner встретилась с ней лично. Вот несколько моментов из беседы.

— Алла Васильевна, кому сейчас принадлежит квартира на Ванеева?

— Мне.

— Вы считаете, что она вам принадлежит?

— Ну… техпаспорт-то на меня оформлен.

— Говорят, вы продали свою квартиру в 2016 году.

— Я, вообще-то, в ренту её отдала.

История знакомства с Андреем Вакулой была такой.

— У нас прямо во дворе есть приёмный пункт стеклотары, я носила туда бутылки. Там и познакомилась с Вакулой, — рассказывает женщина. — Он подошёл, сказал: «Говорят, вы квартиру продаёте?» Я ответила, что не продаю. Но сдать могу, комнату. Сказал: «Подумаю». А потом привёл мне этого Артёма. Мне предложили оформить ренту. Я говорю: «Хорошо». Но я сама выяснила, что такое рента — я же раньше в недвижимости работала.

— И что такое рента?

— Рента — это когда не продаешь, а как бы сдаёшь на время, на год, на два… За тебя оплачивают квартиру за тот период, а ты потом можешь сказать: «До свидания, ребята». Деньги за ренту Артём мне отдавал ежемесячно, первые месяцы. А я шла с них оплачивать квартиру.

— Но зачем ему квартира, если он с вами не жил?

— Он говорил, что был женат, потом из-за родителей развёлся, а потом опять сошёлся. Снимали комнату где-то в Серебрянке… А моя квартира нужна была, чтобы подстраховаться.

Почему Светлана записана в договоре собственницей жилья, собеседница не знает. Впрочем, Алла Васильевна говорит, что с ней тоже пересекалась.

— Артём привозил спиртное. Его дама, бывшая жена, бывало, с нами чмыхнет.

— То есть вы втроём выпивали?

— Да.

Женщина говорит, что 25 тысяч долларов за квартиру ей никто не платил.

— Уверена, что подписывала договор ренты. Я ж з глузду ещё не зъехала, — обижается.

На многие наши вопросы Алла Васильевна отвечает вполне логично. Но порой путается в датах событий, причём достаточно серьёзно. Например, говорит, что «подписывала договор по ренте» с Вакулой и Артёмом «лет 15 назад, может в 98-м».

А что покупатели?

По информации Инны Смаль, покупательницу и её мужа (бывшего или настоящего) опрашивали в милиции.

К сожалению, с новой собственницей квартиры Светланой нам связаться не удалось. Но мы дозвонились тому самому Артёму. Разговор не сложился.

Вот несколько эпизодов из диалога.

— Алла Васильевна говорит, что заключала с вами договор ренты по квартире на Ванеева. Это так?

 — Спрашивайте у Аллы Васильевны.

— Светлана живёт в Минске?

 — А она умерла.

 — А как она тогда оформила на себя лицевой счёт в сентябре?

 — Вчера умерла.

Позже он скажет, что не то имел в виду и это мы всё перепутали.

От комментариев по ситуации мужчина отказался:

 — Никакой информации я вам не предоставлю. Потому что родственники (Аллы Васильевны. — Прим. Onlíner) с милицией выдолбали мне мозги. Я заплатил деньги, чтобы иметь такую головную боль? Я не согласен… Почти 10 лет всё всех устраивало, а тут начинаются проблемы…

Какие именно деньги он заплатил и за что, мужчина пояснять не стал.

Комментарий юриста

За комментарием по ситуации мы обратились к юристу Александру Солопову.

Для начала попросили объяснить, в чём отличие договора ренты от договора купли-продажи.

— Это два кардинально разных договора. При купле-продаже стороны совершают обмен товара на деньги «как есть», а в случае с рентой принимают на себя определённые риски и возможные «блага». Плательщик ренты получает имущество, но взамен должен регулярно выплачивать бывшему собственнику определённую сумму (часто вплоть до момента его смерти). Каждая из сторон берёт на себя риск неопределённости. Например, «продавец» уверен, что до конца своих дней будет обеспечен стабильным доходом, но берёт риск того, что регулярный платёж со временем обесценится. А «покупатель» может оказаться в ситуации, когда «продавец» живёт либо слишком долго — тогда покупка выйдет дорогой, либо нет — тогда выгода очевидна.

Александр Солопов допускает: человек, который не любит читать документы, вполне может перепутать договор ренты с договором купли-продажи, хотя таких случаев в своей практике припомнить не может.

— Нотариусы и госрегистраторы обязаны разжёвывать суть сделки, а иногда даже просят, чтобы человек сам озвучил, зачем пришёл. Так становится ясно, осознает ли человек то, что делает.

— По этому договору купли-продажи за Аллой Васильевной «сохраняется право владения и пользования квартирой». Насколько такая история обычна?

— История вполне тривиальная, если речь идёт о праве на владение и пользование в течение какого-то короткого промежутка времени. Например, когда стороны оговаривают заранее, что продавцу нужно время, чтобы перепрописаться. Пожизненное право владения и пользования характерно в случае дарения — например, когда бабушка-даритель не хочет, чтобы внук-одаряемый тут же выселил её. В случае же с куплей-продажей такая оговорка видится более чем странной. Хотя, может быть, есть какие-то причины, но я их для себя придумать не могу.

Юрист поясняет, что «право владения и пользования» — это, по сути, право жить в квартире.

— При этом права продать это жильё у человека нет, распоряжаться полноценно он им не может — например, завещать. Но пока гражданин жив и добровольно не выселился из квартиры, с ним необходимо согласовывать некоторые действия — например, «приписку» в жильё других лиц и так далее.

— Если у продавца зависимость от алкоголя или он состоит на учёте в наркодиспансере, может ли это являться препятствием для сделки?

— Это всегда риски покупателя. И надо понимать, что «состою на учёте» — это не приговор, хотя и повод очень сильно напрячься. Сделка признаётся недействительной, если человек не мог отдавать отчёт своим действиям и не мог в полной мере руководить ими. Человек может состоять на учёте, но при этом прекрасно понимать, что, как и зачем он делает. Или он может тихонько сойти с ума и при этом не стать на учёт, то есть отсутствие человека на учёте тоже не гарант.

Вызывает некоторые вопросы и цена, которая кажется заниженной.

— Цена удивляет в меньшей степени. Иногда так юлят, уходя от налогов. А может, состояние квартиры плохое.

Касательно того, что лицевой счёт оформили на новую владелицу только через пять лет, собеседник говорит:

— Да, пять лет — немало, и это ненормально. Но в данном случае мы это имеем.

На вопрос, каковы шансы семьи Аллы Васильевны защитить права своей родственницы, Александр Солопов ответил так:

— Тяжело сказать. Нужно смотреть конкретно их требования и читать приговор (по уголовному делу Андрея Вакулы. — Прим. Onlíner). Но осуждение участника сделки по статье за мошенничество — хорошее усиление требований, если тот приговор применим в этом деле.

Также мы попросили юриста разъяснить, в каких вообще случаях сделку могут признать недействительной.

Если человек был недееспособным на момент сделки, её признают ничтожной. Это регулируется статьей 172 Гражданского кодекса. Однако «недееспособность» должна быть установлена экспертом.

А если человек был дееспособным, но всё равно по какой-то причине не мог полностью осознавать свои действия? В законодательстве на этот счёт есть несколько норм.

Например, в пункте 1 статьи 177 Гражданского кодекса прописано: «Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законодательством интересы нарушены в результате её совершения».

Статья 179 Гражданского кодекса предусматривает, что можно признать недействительной сделку, «совершенную под влиянием заблуждения». Наконец, есть статья 180 того же кодекса, где прописана «недействительность сделки, совершённой под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или вследствие стечения тяжёлых обстоятельств».