Пять значимых проектов государственно-частного партнёрства в Беларуси

0

В конце июня белорусские парламентарии, рассчитывая на приток инвестиций в страну, утвердили поправки в закон о государственно-частном партнёрстве (ГЧП). Несмотря на то что доверительные отношения бизнеса и власти складывались далеко не всегда, сторонам, как свидетельствует новейшая история развития предпринимательства в Беларуси, иногда удавалось находить общие точки соприкосновения. О пяти значимых проектах ГЧП, реализованных за прошедшие годы, рассказал Office Life.

Первые ГЧП комом

Первые попытки выстроить отношения по моделям и формам ГЧП в Беларуси относятся к середине 90-х. Хотя большинство здесь ещё не знало, и что это такое, и какое оно, собственно, бывает.

В духе идеологии ГЧП, но не классического по объекту, стала попытка совместными усилиями властей и бизнеса реконструировать новополоцкий «Нафтан». Это был критический период, когда от скорости увеличения глубины переработки нефти и, соответственно, интереса давальцев зависело, выйдет ли на поля сельхозтехника, исчезнут ли очереди на АЗС и продолжит ли работу отечественная химическая промышленность.

Реклама
Пять значимых проектов государственно-частного партнёрства в Беларуси, Слуцк
Фото с сайта Officelife

После нескольких неудачных попыток договориться с западными кредиторами по классическим кредитным схемам белорусские власти в 1995 году предложили поучаствовать в реконструкции завода по двум моделям ГЧП россиянам — «ЮКОСу» Михаила Ходорковского и «ЛУКОЙЛу» Вагита Алекперова. Те согласились.

С целью вывода «Нафтана» на 80%-ный уровень переработки сырья создавались два совместных предприятия. Первое — «Росбелнафта», в уставном капитале которого россиянам причиталась 74%-ная доля, гарантировало ежегодные поставки по 7 млн тонн нефти и получало завод на семь лет в доверительное управление. Второе — «ЛЮБел-Ойл» (в нем у россиян — 49%) обеспечивало привлечение $550 млн и строительство на них комплекса глубокой переработки нефти. После его ввода в эксплуатацию предполагалось рассмотреть вопрос приватизации «Нафтана» с участием этих российских компаний.

Проект заглох в конце 90-х, к которым в рамках уже созданного союзного государства Минск выбил стабильную квоту на российскую нефть и перенёс решение проблемы глубины переработки нефти на Мозырский НПЗ, вошедший в межгосударственную нефтегазовую компанию «Славнефть».

В 2002-2003 годах власти попробовали реализовать проект ГЧП по классическим лекалам — отдать в первую в новейшей истории страны концессию выделенный из «Могилевхимволокна» Могилевский завод искусственных волокон. Результата тоже не будет. Потенциальные концессионеры, швейцарская фирма United Technology Corporation и белорусский холдинг «Авиценна», не стали ими в реале, а МЗИВ скоро вернулся в лоно материнского объединения.

1. Обойти руанду

Когда во второй половине 90-х агитировали за скорейшее внедрение в Беларуси самого передового на тот момент и массового цифрового стандарта сотовой связи GSM, ссылались, что его ещё нет только в нашей стране и Руанде.

И когда в 1997 году истекли лицензионные обязательства Минска перед пионером сотовой связи в стране, работавшим в аналоговом стандарте британским «Белсел», встал вопрос, кто и как наконец-то займётся внедрением GSM у нас. Его решили кулуарно с применением прототипа ГЧП — создали тройственное совместное предприятие «Мобильная цифровая связь» с участием государства, частных белорусского и приглашённого инвесторов, соответственно, компаний «Белтехэкспорт» и SB Telecom.

Пять значимых проектов государственно-частного партнёрства в Беларуси, Слуцк

В рамках СП долгое время действовало своеобразное «соглашение о разделе продукции» — доли в уставном капитале участников отличались от размера их требований на прибыль оператора. Например, при 0,01%-ной доле «Белтелекома» в капитале «МЦС» государственный участник имел право на 31% зарабатываемой компанией прибыли.

Как бы то ни было, государство с помощью частников всё-таки опередило Руанду и в апреле 1999 года запустило первую сеть, с которой и началось проникновение мобильной связи в повседневную жизнь белорусов — этот социальный запрос был выполнен совместными усилиями.

2. Совместно —  к безопасности и штрафам

Один из первых классических примеров ГЧП — это внедрение в начале 2010-х на дорогах Беларуси системы фотофиксации нарушений скоростного режима.

В 2010 году правительство Беларуси заключило инвестиционный договор с австрийской компанией Avonside Holdings, которая взялась построить, ввести в эксплуатацию и потом передать на баланс властей инфраструктуру со стационарными и мобильными камерами и другими объектами.

Основная часть проекта была реализована к середине 2010-х и сейчас находится в управлении компании «Безопасные дороги Беларуси».

3. Информационные облака

К этому же периоду относится создание национального инфраструктурного оператора в информационной сфере — компании «Белорусские облачные технологии» (beСloud).

Владельцем 51% beСloud является Национальный центр обмена трафиком, подчинённый Оперативно-аналитическому центру при Президенте Республики Беларусь. Первоначально бенефициаром 49%-ной частной доли в компании назывались российские инвесторы во главе с основателем «Н-Транс» Константином Николаевым. Его компания — крупнейший в России частный оператор железнодорожных перевозок, работающий под брендами Globaltrans и Global Ports. В настоящее время в качестве иностранного партнёра фигурирует кипрский офшор Sabsicca Holdings.

Пять значимых проектов государственно-частного партнёрства в Беларуси, Слуцк

Начиная с 2012 года beСloud инвестировала в несколько важнейших проектов, связанных с развитием информационных технологий в стране. В их числе — строительство и ввод в эксплуатацию сети передачи данных для Единой республиканской сети передачи данных, Республиканского центра обработки данных, Республиканской облачной платформы и национальной Smart-платформы. Также beСloud является владельцем лицензий на развёртывание в стране 4G- и 5G-сетей: она предоставляет на возмездной основе инфраструктуру для операторов мобильного высокоскоростного интернета.

С 2021 года beСloud стала и администратором национальной доменной зоны.

4. Плата за километры

С июля 2013 года в Беларуси начала функционировать электронная система сбора платы за проезд BelToll. Её владельцем является «Белавтострада», а управляет работой BelToll компания «Капш Телематик Сервисиз» — «дочка» австрийского холдинга Kapsch TrafficCom.

Пять значимых проектов государственно-частного партнёрства в Беларуси, Слуцк

Соответствующее соглашение с белорусскими властями, базирующееся на принципах ГЧП, предполагало, что австрийцы инвестируют 267 млн евро в создание сети платных дорог, а потом вернут их вместе с бонусами за управление системой BelToll. В платную сеть вошли ключевые автомагистрали страны общей протяженностью свыше 1700 километров.

В 2020 году Kapsch TrafficCom стал победителем тендера по отбору подрядчика на создание на территории Беларуси Центра управления движением. Проект финансируется Всемирным банком.

5. IT-платформы

Наконец, ещё один пример успешного ГЧП в Беларуси — это сотрудничество властей с ГК Synesis.

Пять значимых проектов государственно-частного партнёрства в Беларуси, Слуцк
Офис Synesis. Фото: Сергей Пилипович

Благодаря ему были реализованы такие проекты, как создание платформы мониторинга безопасности, организация системы контроля транзитных перевозок товаров, внедрена для проходивших в 2019 году в Минске II Европейских игр система управления массовыми мероприятиями и запущен и поддерживается программный комплекс для проведения мгновенной лотереи BelBet.

Плотное сотрудничество с госструктурами, однако, принесло Synesis и одному из её ключевых владельцев Александру Шатрову неприятности — компании группы и он сам с недавних пор находятся в санкционных списках Евросоюза и США.