Параллельный Слуцк. Метёлка судьбы
Иллюстрация: Алиса Листапад

Вжух…
Дворник Игорь подметал тротуар. Его работа для большинства жителей дома №12 по улице Анастасии Слуцкой была особо незаметной. Собственно, как и сам дом. Вы даже скажете, что нет в городе такого дома и даже нет такой улицы. Но в Слуцке происходит столько всего незаметного, что ваше утверждение рискует тоже оказаться незамеченным.

Вжух…
Его метёлка выверенным движением сметала мусор. Если вы когда-нибудь приглядывались к дворникам, то знаете, что их работа лишь частично состоит из подметания. Например, очень много приходится просто собирать руками – от выброшенных обёрток до тел погибших котов и птиц…
Но именно процесс подметания был для Игоря самым важным, самым успокаивающим и, главное, волшебным процессом.

Вжух…
Этот процесс был для него своего рода медитацией (если бы Игорь знал такое слово). Он сосредоточенно двигал метлой и очищал свой разум от лишних мыслей. И каждое движение метлы очищало карму и рвало паутину переживаний прошлого (если бы Игорь, конечно, знал такие сложные словосочетания).

Реклама

Это столетия назад ведьмы садились на метёлки, чьи черенки были смазаны снадобьем на основе спорыньи. Конечно, на метёлки они садились без белья, поэтому слизистая без опасной передозировки быстро впитывала «волшебный» гель. А потом цепочка химических реакций через кровь достигала мозга и делала своё дело: ощущение полёта, видения, магия…
И если бы дворник Игорь был ведьмаром, то очень странным. Ощущение полёта он достигал, просто подметая тротуар метлой. Без снадобий, химии и ГМО. Экология, мать её…

Вжух…
Нет, конечно же, дворника звали Игорь Маркович Воронов. Должность его правильно звучала так: «Рабочий по комплексной уборке и содержанию домовладений». Хотя что это значит «правильно»? Она так звучала официально, по бумагам. Но официально – это не всегда правильно или удобно для произношения. Никто же в жизни не говорит: проник в помещение путём свободного доступа, переместив рычаг незаблокированного запорного устройства в нижнее положение и перешагнув порог жилого дома. Человек в здравом уме просто скажет: «Открыл дверь и вошёл».

Отчество Маркович было слишком пафосным для его профессии. Поэтому все называли его по имени, несмотря на солидный возраст. А зря. Игорь Маркович был своего рода бизнесменом. А дворничество – это так, для души.

Ну как бизнесменом? Он придумал СХЕМУ, которая пополняла его бюджет и восстанавливала, как он считал, социальную справедливость.

Вжух…
В его схеме были задействованы другие дворники. А ещё и бомжи. Много лет назад в Параллельный Слуцк начала прорываться цивилизация. Злые языки говорят, что всё благодаря программам Евросоюза и ООН, которые под личиной добрых дел только и думают, как нас поработить. То денег дадут на строительство площадки для мини-футбола, то на уличные тренажёры, то на ремонт дорог. Или вовсе финансируют программы по раздельному сбору мусора и переработке вторсырья.

И вот случчанам заварили мусоропроводы в подъездах, и они начали ножками ходить к контейнерам во дворах. И даже почти научились не выбрасывать пакеты по пути — на площадке или возле подъезда.

Так за пару лет потоки мусора перенаправили в нужное русло. Потом люди выучили слово «экология» и хотя бы немного научились хоть как-то сортировать отходы. Прошёл ещё годик, и некоторые из них уже начали правильно попадать в контейнеры с надписями «Стекло» и «Пластик».

И уже коммунальной службе можно было спокойно погружать вторсырьё на отдельный трактор и увозить на сортировку. За это дворникам капал процент.

Поначалу эти проценты были заметной прибавкой. Но так как в Параллельном Слуцке дела с мотивацией обстоят не очень хорошо, то потом проценты урезали – слишком жирно и богато зажили рабочие по комплексной уборке. Труженики фронта вторсырья почувствовали себя обманутыми и обделёнными. Но кто будет смотреть на ваши чувства? И зачем на них смотреть, если мотивация в виде палки и так работает. Обойдётесь без пряника.

Так в голове Игоря и возникла схема. Зачем бутылки грузить в тракторчик, если тебе за это дадут три копейки, а на сдачу одобряюще посмеются в лицо?

Игорь Маркович был хорошим менеджером. Поэтому он пошёл дальше. Он стал договариваться с жильцами: «Зачем вам носить эту тару до контейнеров? Она стыдно звенит в ваших пакетах, словно вы алкоголик. Оставляйте смело в подъезде, я приду и уберу».
«Ой, какой добрый дядя Игорь», — думали жильцы.

Так Игорь в сговоре с другими дворниками в каком-нибудь закутке копил десятки килограммов тары, собранных от жильцов соседних домов. А потом наступала очередь бомжей. Ну как бомжей? Может, даже у этих людей были свои квартиры и дома. А вот доходов не было. И они были вынуждены уходить в сферу вторсырья и шариться по мусоркам.

Санитары леса города, волки экологии!

Они и без Марковича были постоянными клиентами пункта приёма вторсырья. И многие из них стали деловыми партнёрами Игоря Марковича. Он им вторсырьё и долю за «ноги», они ему – его долю. Все довольны.
А ведь кроме стекла ещё была пластмасса и старая бытовая техника. Иногда даже металлолом – элита рынка вторсырья. Если бы можно было продавать на удобрения собачье дерьмо с улиц, Маркович бы и здесь наладил схему поставок.

Игорь Маркович видел миллионы рублей, которые выбрасывают на свалку жители Слуцка, и строил планы, как спасти экологию, а наградой ему за его же труд – заслуженное обогащение. Пока это были 70-100 рублей за месяц такого бизнеса. Для кого-то смешная сумма, но многим в Слуцке от этого совсем не смешно.

Вжух…
— Слышь, баклан, сюда иди, — прервал размышления Игоря Марковича голос позади.
Не оборачиваясь, он понял, что его ждут неприятности. Это был Шурка Мэрс, живший во втором подъезде. Заносчивая и агрессивная тварь, которая любила цепляться к соседям. Не раз он доставал и дворника Игоря или других работников ЖКХ, которые приезжали на вызовы: то течь устранить, то лампочку в подъезде вкрутить.

Но никто и ничего не мог с ним поделать. Не решался. Когда-то отсидевший за какую-то кражу пару годиков, сейчас он занимался непонятно чем, с важным видом разъезжал на «Мерседесе», очень любил свою машину, побивал свою жену и обожал порассуждать про политику. Каждый раз свои умозаключения заканчивал фразой: «Мы этим «пидорасам» покажем!».

Ещё он любил драться по пятницам и субботам, когда «отдыхал» в кафе. Сегодня этот вид «спорта» уже малопопулярный, но Шурка мозгами и повадками застрял в прошлом, козырял «ходкой» и блатными словечками. В общем, все в доме знали его репутацию.

Хотя у нарастающего конфликта было несколько глаз и ушей, Игорь остался наедине с Шуркой. Из подъезда выходили люди и очень-очень спешили на работу. Ну, вы знаете такое: когда кому-то явно нужна помощь, сколько бывает равнодушных взглядов и вдруг спешащих походок.

— Там второй день лежит дохлый кот, какого хера ты его не убираешь? Страх потерял? – показал он рукой на куст возле подъезда. – Я за что вам отстёгиваю по вашим этим жировкам?
— Уберу… — Игорь был слишком умудрён опытом и беззащитностью, чтобы вступать в спор.
Но внутри он кипел.
Ведь именно этот Шурка больше всего гадил в подъезде. Именно он ставил свой паршивый «мэрс» на газон. Именно он выбрасывал «бычки» под балконом. И вообще, вчера утром кота ещё не было. Может, Шурка и сам убил несчастное животное – он регулярно пинал подъездных котов, особенно если те имели несчастье пригреться на капоте его машины. Дворники очень много знают о жильцах и, как опытные следопыты, по мусору поймут, кто вы и что вы.
Он ещё три минуты выслушивал речь этого здорового и сильного мужика и покорно кивал. А что он ещё мог сделать?

Игорь Маркович умел вовремя заткнуться. Ещё он понимал, что от таких лёгких на насилие людей расправа наступит быстро и болезненно.

На душе было тяжело. После работы он пошёл в магазин за парой бутылок водки и плавлеными сырками. Но нет, он не собирался пить с горя. Он пошёл к коллегам-коммунальщикам разговаривать. На разговоры ушло ещё полдня, но он договорился… Бомжи Слуцка заволновались, куда исчез Маркович, он же обещал подкинуть крупную партию «мусора», сулившую огромные деньги. Аж сто рублей!

Вжух…
Знаете, есть в городе такие предприятия, работать на которых пойдёт далеко не каждый. Часто это работа грязная, неблагодарная, малооплачиваемая. И обычно соглашаются на неё или «лица обязанные», или по жизни неустроенные, или даже познавшие в прошлом статьи Уголовного кодекса. Непростой контингент. Специфический коллектив.

Вжух…
Прекрасное летнее прохладное утро. Дворник Игорь подметал двор. Говорят, что он для многих жителей дома №12 по улице Анастасии Слуцкой был словно будильник. Годами люди просыпались от звуков его метлы и знали – пора вставать и собираться на работу.

Тело несчастного кота всё так же лежало под кустом. Неужели Игорь — такой безалаберный работник?! И неужели он за вчерашний вечер страх потерял?!

Итак. Утро как утро. Ого, подъехала «говнососка» из водоканала. Вылезли мужики и что-то колдуют над канализационным колодцем возле второго подъезда. Светка Вяхирь вышла из подъезда – на работу. И изумилась.
Подошла к мужикам:
— Нешта ў лесе здохла!
— Мадам, поможете нам? – заржали мужики.
Светка Вяхирь уже устала звонить, чтобы в доме починили канализацию, из-за которой постоянно стоками заливало подвал, вонь стояла на весь подъезд. Светка Вяхирь была рада. Она отшутилась и полетела на работу. Она так ничего и не поняла. Да никто не мог и подозревать, что будет дальше.

Вжух…
Из подъезда вышел Шурка Мэрс. Дохлый кот лежал под кустом.
— Э-э-э. Я не понял! – угрожающие нотки в голосе Шурки Мэрса не предвещали ничего хорошего нашему дворнику.

И тут мужики, колдовавшие у канализационного люка, оторвались от работы.

Вы же помните, люди с каким прошлым порой работают в некоторых организациях Параллельного Слуцка? Вот Ванька, отсидевший «семёрик». Вот Вовка с «пятёриком». Вот Михал, который помнил Сибирь и СССР. Люди с тяжёлыми грехами на душе, но взявшиеся за голову. Или просто с прочно засевшей памятью во внутренних органах их пропитых и прокуренных тел. Совсем не образцовые граждане.

Шурке даже не надо было ничего говорить, когда он увидел подходивших к нему мужиков. По походке и особому оттенку на их лицах, который оставляет на людях зона, Шурка понял, что за они.

Группка отошла от Игоря Марковича. Ванька положил руку на плечо Шурки Мэрса, и тот присел на корточки, словно у него на плече была специальная кнопка. Водоканальщики присели на корточки тоже. И что-то там залопотали на своём наречии.
Игорь Маркович моргнул – ему показалось, что в руках говоривших даже появились призрачные семечки.
Он продолжал подметать и делал вид, словно не понимает, что тут происходит, а он вообще ни при чём. Мало ли – люди с уголовным прошлым встретились, чтобы устроить сеанс групповой психотерапии и поговорить о вреде преступной жизни. Может, это заседание клуба анонимных уголовников?

А потом все внезапно встали и разошлись, словно друг друга и не знали. Мастер сделал вид, что не заметил перекур своих подчинённых, и скомандовал погружать шланг «говнососки» в канализационный колодец…

А Шурка Мэрс молча, стараясь избегать взгляда Игоря Марковича, пошёл к машине, достал из багажника пакет. Пошёл к кусту, максимально бережно взял тельце несчастного котика и положил в пакетик. Игорь Маркович понял, что котик будет похоронен на ближайшем кладбище с максимальными почестями и уважением, которое вдруг проснулось в душе Шурки.

Вжух…

Дворника Игоря можно было бы назвать хорошим менеджером, если бы, конечно, он знал, что есть такое слово. С того дня Шурка больше никого не оскорблял во дворе. Он больше никогда не пинал котиков. Говорят, он даже перестал бить жену. Метёлка судьбы работала.

Вжух…