Что будет в магазинах: станет ли меньше выбор товаров, а что может исчезнуть вовсе

0
В Слуцке за один день открылись сразу два магазина. Фотофакт
В торговле, скорее всего, будет сокращаться ассортимент продукции премиум- класса, а полки магазинов заполнят бюджетные товары. Подстёгивать этот тренд будет снижение доходов населения. Фото: Глеб Рулёв

Санкции, валютный кризис, рост цен на сырьё, сложности с доставкой товаров, расчётами, запрет на поставки технологий и оборудования… Белорусским импортёрам, ретейлерам, производителям впервые приходится одновременно решать такое количество проблем.

Как всё это отразится на ритмич­ности поставок и ценах? Насколько сузится ассортимент, а какие товары вовсе могут исчезнуть с полок? Есть ли будущее у проектов по импортозамещению?

Реклама

Об в этом в выпуске программы «Умные люди» на YouTube-канале «Белорусы и рынок» рассуждали Андрей Карпунин, председатель Клуба финансовых директо­ров, и Наталия Шаблинская, исполнительный директор Ассоциации розничных сетей, заместитель директора торговой сети «Санта».

По ту сторону ажиотажа

По оценке Наталии Шаблинской, серьёзных и длительных перебоев с продовольственными товарами в магазинах не было, но конец февраля и март для ретейла выдались напряжёнными. Объём продаж по некоторым группам товаров, например, по соли, возрос в 200 раз.

«Но неуправляе­мого психоза не было, — отметила эксперт. — Думаю, что в ближайшее время мы будем иметь ровный спрос, а по каким-то позициям даже спад».

Не менее активно на фоне роста валютного курса белорусы раскупали импортные товары. Сработала «истори­ческая память» предыдущих валютных кризисов, считает Андрей Карпунин. Уже не раз ценник на зарубежную технику и микроэлектронику продавцы поднимают с запасом, на больший процент, чем рост валютного курса, а снижают цены потом не очень охотно.

Впрочем, по мнению Андрея Карпунина, не так страшен ажиотажный спрос, как (не)готовность поставщиков и произво­дителей вовремя «подносить боеприпасы».

«В первую очередь нужно говорить о возможности поставок в Беларусь сырья, комплектующих, чтобы обеспечить непрерывный производ­ственный процесс, импортировать готовую продукцию, которую мы сами не производим. Если после мартовского шока мы начнём немного отходить и сможем наладить логистику хотя бы на 60% от прежней, то слово «дефицит» у нас звучать не будет».

Оба эксперта единодушны в том, что многие товары придётся замещать. Например, ретейл уже сейчас активно ищет поставщиков овощей и фруктов из Ирана, Турции, Египта, Узбекистана, Молдовы. Второй путь — развитие собственного производства. Наталия Шаблинская прогнозирует сокращение линейки импортной зелени. Ниша освобождается. И вот тут знамя могла бы подхватить Минская овощная фабрика. То есть, полагает эксперт, для многих производителей открываются возможности освоения новых направлений.

Золотое время для импортозамещения?

Андрей Карпунин скептичен относи­тельно перспектив импортозамещения, в том числе и совмест­ных планов России и Беларуси. По его мнению, здесь много подводных камней.

  • Во-первых, грандиоз­ные планы стопорятся из-за сложностей с доступом к сырью. «Попробуйте полу­чить сырьё из России! Простой пример последнего месяца — бумага: офисная, обёрточная, полиграфическая, кассовая лента. Нет ни партнёрства, ни импортозамещения. Не сработало. Хотя построили Шкловский комбинат, модернизировали Добрушский. Итог — цена на бумагу выросла в 5 раз. И таких примеров в разных отраслях немало».
  • Во-вторых, белорус­ские производители уязвимы с точки зрения технологий и оборудования, а оно чаще всего импортного происхождения. Это ставит Беларусь в зависимость от зару­бежных комплектующих.«Запчасть приобре­тается за валюту, действуют определённые санкции, есть логистические проблемы. Если мы при­выкли, что зап­часть с логистических складов в Европе приходила за два-три дня, то сейчас мы три недели бьём в колокол… И не можем пробить эту брешь», — описал ситуацию Андрей Карпунин.

Дополнительные риски

Большие опасения вызывает и ситуация на валютном рынке в России: высокая волатильность россий­ского рубля, множественность курсов, проблемы с доступом к валюте. Слабеющий российский рубль делает белорус­скую продукцию дорогой. Возможна ситуация, когда в российских рублях выручка будет расти, а в белорусских — падать.

Хроническая болезнь партнёров из России — своевременные расчёты за продукцию. «Какую бы помощь ни оказывало наше государство в плане возврата валютной выручки, выколачивания этих средств, оно не может помочь всем», — оценил риски Андрей Карпунин.

В зоне турбулентности и традиционные передовики по импорто­замещению — мясная и молочная промышленность. Сейчас перед топ-менеджерами пред­приятий этих отраслей стоит архи­сложная задача по закупке кормов для животных, заквасок для «молочки» и компонентов для упаковки. Всё из этого списка — преимущественно
импорт из европейских стран и Украины, подчеркнули эксперты.

«Нет полёта покупки»

Скорее всего, будет сокращаться ассортимент продукции премиум-класса, а полки магазинов заполнят бюджетные товары. Подстёгивать этот тренд будут не только внешние, но и внутренние факторы, в частности снижение доходов населения.

«Падение размера среднего чека есть, если отбросить ажиотажный спрос, — описывает ситуацию Наталия Шаблинская. — К тому же сегодня многие люди находятся в депрессивном состоянии, а в таком случае у человека нет полёта покупки. Он выбирает пропи­тание.

После мартовского шока должно пройти несколько недель, а может, и больше, чтобы мы на уровне финансов убедились, что да, курс закрепился на уровне около 3 руб­лей за доллар. Тогда произойдёт пересчёт цен».

«Важное условие — чтобы валюту можно было свободно покупать на бирже, — добавляет Карпунин. — Но делать краткосрочные прогнозы сейчас трудно. Крайне высока неопределённость. Реальную глубину санкций и проблем бизнес и потребители ощутят через пару месяцев».

Весь выпуск можно посмотреть на YouTube