Пятый пакет санкций… Дальнобойщики из Слуцка рассказали, как им работается и что происходит на границах

0
Дальнобойщики из Слуцка о том, что происходит на границах, Слуцк
Слуцкие дальнобойщики рассказали, что в очередях на белорусско-польской границе приходится стоять сутками.  Фото с сайта infotrans.by

«Кур’ер» спросил у двух слуцких дальнобойщиков, как в непростой международной обстановке последних недель они работают в Европе и России, с какими сложностями сталкиваются. Водители рассказали про очереди, отношение к ним европейцев и россиян и про казус с украинскими активистами.

Иван, работает в польской компании на польских номерах:

«Чем дальше, тем хуже. На границах стоять дольше стали. Раньше рабочей недели хватало, чтобы съездить в Голландию или Германию, загрузиться и вернуться обратно. А тут я встал в очередь на 28-м километре от границы, за 13 часов проехал половину очереди — до 14-го километра. После этого по режиму труда мне нужно было отдыхать 11 часов. Потом ещё одна смена, опять пауза. Тахограф просто не даёт дальше ехать. И получается, что я 24 часа стоял в 5 км от польской границы.

Ребята говорят, что из России в Беларусь попасть с грузом — тоже проблема, потому что Россия ввела ответные санкции. Я сейчас еду в Россию, и мне шеф отправил сообщение, что мы уже не можем заправляться на тех заправках в России, что раньше, потому что заблокированы топливные карточки.

Реклама

На днях проезжал возле пункта пропуска «Бобровники», была очередь километров 15, а на следующий день машин уже не было. За ночь таможенники всё «разгребли».

В плане досмотра у белорусских пограничников ничего не изменилось. А поляки сейчас более тщательно досматривают фуры на белорусских и российских номерах, проверяют, что везёшь, что в кабине лежит.
Из-за санкций часто слетают загрузки. Я недавно ехал загружаться в Германии, чтобы везти на Орёл запчасти для сельхозтехники. Товар попал под санкции. Звонит шеф, что планы изменились. Отсылает меня на другую заявку. Пока я туда доехал, у меня ещё два раза заявки поменялись.

Отправили загрузиться детскими смесями, а экспортную декларацию не дали. Сказали, что надо поехать на границу Польши с Германией и сделать в польской таможне эту декларацию. Приехал, простоял там почти сутки, документы мне не сделали. Что делать с товаром? Шеф сказал ехать на базу — груз будет стоять там, пока не сделают этот документ.

Насчёт отношения людей за границей — я на себе изменений не ощущаю. А вот один знакомый дальнобойщик рассказывал, что на стоянке, где он отдыхал, выбили стёкла и фары в машине с белорусской регистрацией».

Юрий, работает на белорусских номерах:

«Всё печально. На границе оформляют дольше. Польская сторона впускает и выпускает фуры очень медленно. Таможня никуда не спешит. На многие товары требуют дополнительное разрешение на ввоз (из Беларуси и России в Евросоюз). Очень много машин отправляют на рентген — как поляки, так и белорусы.

По передвижению по странам Евросоюза изменений нет. Ограничений – тоже. Увеличилось только количество транспортного контроля. Проверяют машины на белорусских и российских номерах.

Недавно пункт пропуска «Корощин — Козловичи» был перекрыт в выходные и понедельник. С разрешения польских властей украинские активисты перекрыли въезд на границу. В понедельник пошёл слух, что эту акцию хотят продлить до следующей недели. Тогда приехали местные «паны» — директора польских фирм — и немного «пошумели». Написали бумагу в Варшаву, требуя отмены блокировки границы.

Во вторник утром въезд на границу открыли, собралась очередь в 50 км. Люди четверо суток сидели в машинах без движения. Что касается отношения людей, то изменений я не заметил. Вражды нет. Разве что на дороге не­которые особо психованные могут подрезать».

Пятый пакет санкций

К моменту, когда были взяты интервью, белорусским грузоперевозчикам был запрещён въезд в ЕС с 9 апреля. По пятому пакету санкций Европейского Союза вводится запрет для белорусских транспортных предприятий на перевозку грузов автомобилями в ЕС, в том числе транзитом. Ограничения не распространятся на компании, которые занимаются перевозкой почты.

Кроме того, например, компетентные органы ЕС могут разрешить перевозку товаров  для импорта или транспортировки фармацевтических и медицинских продуктов, а также сельскохозяйственных и пищевых продуктов. Разрешается также ввоз пшеницы и удобрений. Аналогичные ограничения введены и в отношении транспортных компаний России.