«Кур’ер» уже писал, что 12 марта ушла из жизни Раиса Тычина, первый председатель Слуцкой еврейской общины «Помни!». Предлагаем читателям материал о жизни Раисы Алексеевны, который мы подготови­ли на основе её собственного дневника и воспоминаний её дочери Галины Ванкевич.

Отличница из рабочей семьи

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Раиса Манюк (справа) с младшей сестрой Женей. Все фотографии предоставила Галина Ванкевич

Раиса Тычина (в деви­честве Манюк) родилась 2 февраля 1928 года в Слуцке в семье Алкона Зеликовича (Алексея Евгеньевича) и Розы Иосифовны Манюк. Семья жила очень скромно. Отец работал в швейной артели, мать вела домашнее хозяйство, заботилась о дочерях — Рае и Жене. Вдобавок Роза подрабатывала в артели и в детском саду, а ещё помогала своим младшим сёстрам — они остались сиротами в 1918 году.

Реклама

Как участнику гражданской войны Алкону Зеликовичу выделили лес для строительства. Семья начала возводить дом прямо на берегу Случи, напротив 5-й школы. Стройка продолжалась более 10 лет, до 1939 года.

Рая сперва училась в 4-й еврейской школе, которая находилась возле центральной площади на месте, где сейчас магазин «Марк Формель». В 1938 году школу сделали белорусской. И когда новый дом уже был пригоден для проживания, девочку перевели в 5-ю школу. Рая была очень прилежной ученицей, отличницей. Родители всегда с удовольствием ходили на собрания слушать, как хвалят их дочь.

Беженцы

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Слуцкая еврейская семья Манюк. Слева направо: младшая дочь Женя, мама Роза Иосифовна, отец Алкон Зеликович, старшая дочь Рая

Когда началась война, Раисе было 13 лет. 25 июня 1941 года её мама Роза взяла двух дочерей и младшую незамужнуюю сестру и с ними ушла из города.

Отец Раисы остался в Слуцке охранять госбанк. Охранял добросовестно, из учреждения в сутолоке эвакуации не пропало ни одной купюры. 26 июня немцы пришли в Слуцк и увидели, что возле банка стоит с ружьём немолодой уже человек. Алкона Зеликовича застрелили.

Роза с сестрой и дети шли пешком до Рогачёва 200 км с отступающими красноармейцами. Там их посадили в теплушку и отвезли в Сталинградскую область, в деревню Николаевка. В ноябре 1941 года, когда немцы подходили к Сталинграду, женщин и детей эвакуировали в Узбекистан.

Осели беженцы в Андижанской области. Роза и Раиса работали в колхозе «Маданият» — в полях собирали хлопок, копали землю кетменем. Труд был очень тяжёлым. Юная Раиса тяжело заболела брюшным тифом. Её положили в тифозный барак. Роза с помощью знакомой женщины ночью забрала оттуда дочь. Девочка была покрыта вшами. Ей состригли волосы, отпаивали молоком и как-то выходили.

Возвращение домой

В 1944-м оккупантов погнали из Беларуси, и Роза с девочками решили вернуться на родину. Добирались на перекладных и на теплушках. В Осиповичах случайно встретили двоюродного брата Розы — случчанина Федю Зархина. Он был на фронте и как раз ехал в военном эшелоне. Федя рассказал, что Слуцк полностью разрушен. И посовето­вал родственницам ехать в Старые Дороги.

Те так и сделали, но, немного побыв в Старых Дорогах, в конце 1944-го всё-таки перебрались в родной Слуцк. На месте своего новенького любимого дома на берегу Случи Роза с детьми нашли пепелище.

Они узнали, что одна из младших сестёр Розы вместе с семьёй умерла в Слуцком гетто, а её муж погиб на фронте. От этой сестры остался маленький домик на улице Копыльской, недалеко от хлебозавода. Там уже жила семья солдатки, у которой муж в тот момент воевал.

И семья Розы Манюк поселилась в этом домике вместе с новыми жильцами. Жили дружно. Когда с фронта вернулся муж солдатки, семья построила собственный дом. Но даже расселившись, две семьи остались близкими друзьями.

Учительница

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Слуцкая учительница Раиса Тычина

После войны Раиса поступила в Глубокское педучилище, где получила специальность учителя русского языка и литературы. В 1949 году её направили в Минский пединститут, но она не поехала — надо было работать, помогать маме. Раиса устроилась в 1-ю школу, которая как раз заново открывалась после войны.

В начале 1950-х в эту же школу после службы на флоте в Кронштадте приехал новый учитель физкультуры — Михаил Тычина, уроженец деревни Борки Слуцкого района.
Молодые люди позна­комились, влюбились и расписались. И Михаил пришёл жить в маленький домик на Копыльской. Там родилась дочь Галина.

Позже Михаил Адамович Тычина заочно окончил БГУ по специальности «журналистика», работал в районной газете, в «Мінскай праўдзе», сотрудничал со множеством республиканских и со всеми слуцкими изданиями, в том числе с газетой «Кур’ер».

«Школа для мамы была не просто вторым домом. Это был её первый дом, — рассказывает дочь Галина. — Она любила работу, учеников, коллег. К ней очень хорошо относились в коллективе, это был её круг общения. Многие её ученики потом тоже стали учителями».

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Раиса Алексеевна с любимыми выпускниками

Уже в 1970-х, имея двоих детей, Раиса заочно окончила Бобруйский пединститут.

Мать, дочь и еврейство

Как таковой еврейской жизни в семье Раисы не было. В советское время иудейские праздники не афишировались. В Слуцке многие евреи даже не знали иногда, когда они проводились. От бедности приходилось и есть свинину, и работать в субботу.

Синагоги в Слуцке снесли ещё в 30-е. Если и оставались какие-то маленькие молельные дома, их уничтожили во время войны. Потом снесли с лица земли еврейское кладбище.

«Мы в детстве всё равно знали, что мы евреи, а если бы мы не знали, то нам бы напомнили, — рассказывает Галина Ванкевич. — У меня и у брата семитских черт нет, да и у мамы они не сильно были выражены, но нам говорили: “Вы жиды”». 

Роза Иосифовна, мама Раисы, не очень хорошо знала, как правильно соблюдать традиции. Правда, готовила на Хануку драники или пончики, на Пурим пекла булочки-жаворонки с маком. 

В 60-е — 70-е годы с внучкой Галиной они вдвоём ездили за мацой в Минск, привозили её в коробках из-под масла и ели на Песах (Пасху). 

«Мацу продавали тогда не в синагоге, — вспоминает Галина Михайловна. — Был частный дом, огромная печь в сарае, и три-четыре здоровых мужика по пояс голые стояли у печи и делали эту мацу. Не евреи, а белорусы. Маца была тонкая, вкусная. И они зарабатывали за две-три Пасхи на новые “Жигули”». 

На 9 мая в Минск на Кропоткинскую приезжало много евреев со всей Беларуси. Там лежали останки сотен тысяч расстрелянных фашистами жителей Минского гетто. Роза Иосифовна с младшей дочерью Женей, которая жила в столице, ходили туда на встречи. Ещё Роза Манюк была немного инакомыслящей и тихонько слушала по радиоприёмнику радио «Би-би-си».

А её дочь, Раиса Алексеевна, была сочувствующей большевикам и интернационалисткой, до мозга костей преданной «делу Ленина и партии». Она вообще не соблюдала никаких еврейских традиций и не была религиозной.

Основательница еврейской общины

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Раиса Алексеевна в общине

В 90-х мировоззрение Раисы Алексеевны изменилось. Тогда уже появилась литература о том, что значит быть евреем, что нужно соблюдать. Расширились границы, в Слуцк начали приезжать в гости люди из Америки, Израиля. Они ненавязчиво показывали, что такое еврейская жизнь.

«Был 1994 год, — вспоминает Галина Ванкевич, — праздник Песах (Пасха). Мы поехали с дочкой в синагогу в Минск, чтобы купить мацу. Там сказали: «Отпускаем мацу только общинам». Какие такие общины? Мама позвонила в Минск и узнала, что есть такой Леонид Менделевич Левин, который организовывает в Беларуси еврейское сообщество. Они познакомились, Левин приехал в Слуцк, всё маме объяснил.

Собралась инициативная группа. Они по телефонной книге искали еврейские фамилии, звонили людям и приглашали их в общину. Кто-то соглашался, кто-то — нет. Очень многие евреи к тому времени уже уехали из Слуцка».

Тем не менее община собралась. Для встреч нужно было место. Нашли подвальное помещение и стали приводить его в порядок. Волонтёры общины с помощью Леонида Левина и спонсоров сделали там уютное место для сборов. Создался кружок любителей вязания, которым руководила Любовь Бродкина. Появились хор, воскресная школа для детей и другие клубы.

Община всегда была светской. Соблюдения правил еврейской жизни от участников не требовалось. Но оно приветствовалось. Все вместе стали соблюдать Шаббат. В пятницу после обеда начинали собрание с молитвы.

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Шаббат в Слуцкой еврейской общине. Фото из архива общины

«Мама почувствовала свою национальную принадлежность, — говорит Галина Михайловна. — Потому что одно дело интернационализм и совсем другое — национальное самосознание. Оно более глубокое. И она рада была тому, что вокруг неё начали собираться люди — единомышленники, волонтёры.

Ни мама, ни другие не получали денег за работу в общине. Это был энтузиазм людей старого поколения, которые выросли в советское время. У них не было никакой еврейской жизни, но они её у себя возродили. То есть национальное имеет свойство прорастать из ничего».

Увековечение памяти

Как жила Раиса Тычина, которая основала еврейскую общину в Слуцке
Памятник слуцким евреям в Горевахе. Фото из архива общины «Помни!»

Слуцкая еврейская община называется «Помни!». И Раиса Тычина много сил приложила к тому, чтобы в Слуцке появился памятник жертвам гетто. С помощью райисполкома, различных фондов, слуцких организаций и простых людей, а также Леонида Левина община поставила мемориалы: сначала на месте расстрелов в Горевахе, а потом — на улице Копыльской, где сожгли жителей Слуцкого гетто.

«Мама была инициатором этого проекта, организовала открытие мемориала на Копыльской и ушла с поста председателя общины, — рассказывает Галина Ванкевич. — Ей тогда было уже 80 лет. Председателем общины стал Фридрих Фалевич, бывший узник Слуцкого гетто».

Открыт памятный знак узникам слуцкого гетто
Открытие памятного знака жертвам холокоста в Слуцке на улице Копыльской. Фото: Алесь Достанко
Открыт памятный знак узникам слуцкого гетто
Раиса Тычина на открытии памятного знака на улице Копыльской. Фото: Алесь Достанко

Главным достижением своей матери на посту председателя еврейской общины «Помни!» Галина Михайловна считает то, что Раисе Алексеевне удалось объединить людей. Наверное, неспроста имя Рая по-еврейски означает «подруга».

«В маме было такое свойство — делать любых людей своими добрыми друзьями, — рассказывает дочь. — Она была нетребовательная, очень тактичная. Леонид Левин её называл Раечка и когда ехал в Слуцк, привозил всю свою семью: жену и дочь Галю с зятем.

Мама смогла сплотить и собрать людей под одной крышей, обустроить вместе с ними этот забытый богом подвал. И теперь это дом, в который хочется прийти, пообщаться, попить чаю, что-то отпраздновать, попеть и поплясать. К нам приезжали высокие гости и говорили: “Да, мы бываем в дорогих шикарных синагогах, но такой сердечной теплоты и уюта, как у вас, мы больше нигде не видели”».

Ушла из жизни Раиса Тычина, первый председатель Слуцкой еврейской общины. Прощание состоится в понедельник
Раиса Тычина (в центре), её дочь Галина Ванкевич (слева) и внучка Екатерина (справа). Фото: Леонид Смиловицкий для журнала-газеты «Мастерская»

Читайте также: «Время собирать камни». Как музей-лапидарий возродит память о еврейском Слуцке