Всё чаще слышим: «Скоро снова будем жить как в 90-е». Собрали рассказы тех, кто помнит те времена

0

«Скоро будем жить как в 90-х», — такую фразу всё чаще мы можем услышать в своём окружении, когда обсуждаем последние события в стране или мире. Всё это на фоне скачущего курса доллара, опасений по поводу безработицы, наступления экономического кризиса или ожиданий, что некоторые товары могут быть в дефиците.

А что это такое «как в 90-х»? Случчане поделились с женским проектом Lampa своими яркими воспоминаниями тех лет.

Жанна:

«В 1991 году в моей семье только у меня была зарплата. Отцу на «сахарном» не платили 6 месяцев, кроме каких-то «подачек», чтобы за свет заплатить. Маме на фабрике не платили 4 месяца вообще. Поэтому хлеб, сахар, крупу, муку покупала я. Была деловая, в общем. Сестре черевички, маме там что-то, брату… В целом это было для меня не страшно, в 19 лет ничего не страшно. А представляю, каково родителям.

Помню, идём с подругой возле «Крыніцы», тогда «Дом книги» был. Она меня на остановку провожает. Часов 10 вечера. Стали на остановке, стоим, ждём «15-ку». Тут останавливается «драбадан» возле нас, выскакивают трое мужиков и пытаются нас затянуть в машину. Народ как стоял, так и стоит. Мы — девки крепкие, отмахиваемся. И тут один достаёт откуда-то тесак, мачете почти, и подруге (она в юбке была) между ног просовывает и рычит: «Ещё одно движение — и пополам разрежу». Но тут ещё машина подъехала, оттуда, видно, их друзья выскочили и угомонили наших «кавалеров». Конечно, я домой не поехала, побежали огородами до подружки — у неё осталась ночевать.

Вообще, 90-е для меня — это беспредел. Именно в 90-е я научилась крепко держать сумку, обматывать несколько раз вокруг руки ручку, что через плечо, снимать, выходя из дома, серьги, если дорогие, и много других вещей, о которых теперь забылось уже».

Олег:

«Когда слышу 90-е, то на память приходят два слова: безработица и преступность. Ещё дефицит всего, купоны на товары, дикая инфляция, развал Союза и образа будущего, которое мы себе рисовали.

Сначала проблемы с работой были у родителей – нищенские зарплаты и неполные рабочие недели. Чтобы были хоть какие-то деньги, они начали возить в Польшу разные товары. А оттуда привозили диковинки типа конфет Mamba или шоколадной пасты Nutella. Научился делать кисточки и прочую ремесленную мелочь – это тоже возили на продажу.

Ещё была срочная служба в армии. Тогда офицеры ещё не отделяли себя от недавно развалившегося СССР, и война в Чечне для них была чем-то таким же близким, как и для их коллег из армии России. А у меня офицеры ещё и Афган прошли. Все говорили о том, что вот-вот сейчас и нас пошлют – надо Родину спасать. А я сижу в казарме – молодой и лысый, слушаю сводки из Чечни и воспринимаю это так: ну раз пошлют, значит, надо.

Ещё было время, когда в семье работал я один: родители потеряли работу, а братья ещё были школьниками. Спасала деревня. Сеяли, пололи, убирали урожай. Почти всю деревенскую работу знал. Только я левша, поэтому косить не мог научиться и не научился коня запрягать. Из транспорта – поезд, велосипед. Так и возили домой в Слуцк продукты из деревни. Ещё дядька через рейсовый автобус передавал из Минска пакет с продуктами. Ещё был лес. Много леса — сборы ягод и грибов.

А про преступность и говорить не хочется. Считаю огромной жизненной удачей, что не втянулся в это. Сколько знакомых себе жизнь поломали этим – не хочу вспоминать.
Помню, появились на Слуцком рынке всякие заморские фрукты. Я лет 5 на них только смотрел. Банан впервые попробовал разве только в 1998-м.

Ещё 90-е – время удивительного кабельного телевидения в Слуцке. Там были крутые музыкальные каналы, показывали свежие и хорошие фильмы, сериалы и научные передачи. А новости там были не крикливые.

Заметил за собой такое свойство – плохое не запоминаю и сильно удивляюсь, когда что-то вспоминаю о себе, словно что-то новое узнал о постороннем человеке. Я это к чему: нынешние события дают сильно много поводов, когда из памяти поднимаются мрачные страницы».

Алиса:

«Я родилась в 1991 году, поэтому 90-е для меня — это раннее детство, то детство, о котором вспоминаешь со щемящим чувством нежности и ностальгии. Меня, как маленького ребёнка, абсолютно не волновал вопрос, откуда берутся деньги. Я принимала как данность, что мама с папой носят одну зимнюю куртку на двоих, что мама уезжает на несколько дней в Россию, чтобы продать там белорусское масло и заработать денег.

Самое яркое впечатление ребёнка — это, конечно же, игрушки. На Новый год мне подарили киндер-сюрприз. И там попался великолепный котик-садовник в пианино. Я до сих пор помню, каким он был. А ещё мама приехала с заработков и привезла мне куклу Барби. Это было целое событие.

Сейчас я взрослая, и мне страшно. Я не хочу, чтобы мой ребёнок видел «киндеры» или бананы только на праздник. Мы привыкли жить в комфорте, не в роскоши или достатке, но в комфорте. Белая бумага, подгузники, прокладки, овощи на столе круглый год – это обыденность, от которой я не готова отказаться».

Александра:

«90-е вспоминаю с ужасом. Постоянное безденежье, как бы ни старались родители. Мяса не было. Из еды были только яйца, сахар, гречка, корнеплоды с бабушкиного огорода и ненавистные мною до сих пор серые макароны-гребешки из огромных пачек, которыми были завалены все рынки. По праздникам нам перепадали сладости: кукурузные палочки и карамельки. Игрушек не было вообще. Нас просто выставляли гулять на улицу и предоставляли самим себе.

Не хотелось бы мне, чтобы мои дети жили так же. И вернуться назад я бы тоже не хотела».

Алеся:

«Всё моё детство пришлось на 90-е. Когда была совсем маленькая, жила у бабушки, у которой была привычка запасаться. Я росла будто на складе стирального порошка и прямоугольных пачек с длинными макаронами. Ходила в ясли, где у нянечки Анжелы была модная тогда причёска «взрыв на макаронной фабрике» рыжего цвета. В школу в 1994 году мы почти все пошли в коричневых форменных платьях с фартуками. Только одна девочка, у которой папа был предприниматель, пришла в нарядной кофточке, блузке и юбке.

В середине 90-х среди девочек были очень популярными красные лаковые туфельки. Я тоже просила такие у родителей, и мне купили. Помню, была реклама конфет «Ментос», где у девушки ломается каблук, она «закидывается» этим «Ментосом» и принимает «свежее решение» оторвать себе и второй каблук тоже. А потом идёт такая довольная типа в балетках. И когда на одной моей лаковой туфельке сломался каблучок, я, вдохновившись этой рекламой, отломала себе и второй. Мама моё «свежее решение» не оценила, так что я получила по жопе и осталась без туфелек.

Ещё помню, что были очень популярными колготки в клетку. Самое главное было, чтобы они не перекрутились на ноге, иначе получались колготки в спиральку.

В первом классе меня иногда звал в гости одноклассник, у которого была приставка. Он играл в Super Mario, а я смотрела. У меня приставки не было, но где-то в 97-м появился компьютер. Тогда на нём ещё не было Windows, и я успешно пользовалась операционной системой MS-DOS, чтобы играть в пиксельные игры и смотреть пиксельные мультики. Ещё у нас был видик, и я посмотрела всего «Тома и Джерри», наверное, раз сто.

А ещё в 90-х сходить в Слуцкий парк нам, детям, — это был настоящий праздник, просто радость и счастье. Брали сразу по километру билетиков, на такой жёлтой бумаге напечатанных, и обходили все аттракционы. Я только боялась «Орбиту» и ни разу на ней не каталась. А ещё в кафе «Берёзка» взять мороженое в вазочке и пирожок с повидлом жареный, хрустящий».

Юлия:

«Я не помню ничего плохого из 90-х. В 94-м окончила школу и в этом же году вышла замуж. В 95-м родила. Не было памперсов, конечно. Но в то время про них никто особо и не знал. Уже в 98-м, когда родила второго ребёнка, памперсы были в ходу. Но пользовались ими только на выход: в поликлинику, на улицу, в гости. Стирали в машинке «Рига», где в центрифугу зажёвывало бельё. Но тоже особо не парились по этому поводу. Про машинки-автомат тогда и в помине никто не знал. Тогда было время видиков и приставки с «танчиками» и «Марио».

Сейчас, конечно, когда люди уже знают и про хорошую технику, и про хорошие средства гигиены и бытовой химии, будет гораздо сложнее лишиться всего этого.

А про пустые полки в магазинах лучше спросить у более старшего поколения. Мне кажется, это во времена СССР больше было. Потому что в 90-х как раз таки уже начинали коммерсанты ездить в Польшу с большими серыми клетчатыми сумками и привозить оттуда всего понемногу. Тогда же на рынке появилось масло подсолнечное (до этого все жарили на жире) и «ножки Буша» (куриные окорочка).