Случчанка Жанна Гурбо вместе со свой 90-летней мамой попала в больницу. У женщин была двусторонняя пневмония из-за коронавируса. Полторы недели они пролежали на кислороде. Жанна Гурбо рассказала «Кур’еру», как они перенесли COVID-19 и за что она благодарит медиков.

«Мы заболели с мамой Александрой Лукашевной Грицкевич примерно 13 декабря. Вызвали на дом врача, у нас взяли мазки. 17 декабря они подтвердили коронавирус, — рассказывает случчанка. — Вначале мы лечились дома. Моей маме 90 лет, поэтому ей было тяжело. Нам стало хуже, и я поняла, что дома мы не поправимся. Вызвали «скорую». Медики сказали, что надо срочно ложиться в больницу.

Реклама

Моя мама после инсульта, у неё сломана шейка бедра, инвалид по зрению. Она не видит и не ходит. Госпитализировали нас 19 декабря. В приёмном покое нас разделили по разным отделениям, хотя я просила, чтобы нас положили в одну палату. Но ко мне никто не прислушался.

Мне сразу поставили капельницы, отнеслись хорошо, но я просила заведующего и врачей перевести меня к маме, потому что я не могла нормально лечиться — мысли были только о ней. Знала, что мама не сможет сама за собой ухаживать.

Помогли мне на третий день. Я узнала номера телефонов 2-го инфекционного отделения, где лежала моя мама. Вначале на звонок ответил заведующий, а я попросила позвать лечащего врача. Им оказался Никита Михайлович Стасевич. Я сказала: «Поймите, она без меня не вылечится, а я — без неё. Она погибнет первая, а потом я». Он пообещал решить этот вопрос. В итоге я оказалась с мамой в одной палате.

Мы лежали на кислороде полторы недели. Мне было тяжело дышать, всё болело. Температура была 38,9. Было сложно ухаживать и за собой, и за мамой, но я была спокойна, что она и переодета, и покормлена. Вставала через силу. Сама ничего не ела, но кормила маму.

Никита Михайлович внимательный, заботливый, всегда выслушает. Он всегда старается помочь людям. О чём бы я ни спрашивала, отвечал с уважением.

Мне говорили, что мама будет лежать в больнице месяц, но мы вылечились за 17 дней. Нас выписали 5 января. Никита Михайлович сказал, что не выпустит нас на Новый год, но я и не просилась домой. Больше переживала за маму. Если бы она была одна, то захандрила бы. По ночам вставала к ней по раз пять, заставляла пить. Уговаривала её, что мы обязательно поправимся.

Заведующий 2-м инфекционным отделением тоже очень внимательный. Самое главное, что мы выздоровели благодаря врачам и остальному медицинскому персоналу. Спасибо из за всё».