Ян – выпускник могилёвского иняза. Пять лет назад решил круто изменить свою жизнь и уехал за рубеж. Некоторое время был в пункте для содержания беженцев в Германии, сейчас живёт в Берлине. Учится. Снимает квартиру в престижном районе.

Каково это – учиться и жить в Германии, Слуцк
Ян. Германия. 2021 год. Фото из архива героя публикации

Ян всегда отличался от сверстников своей независимостью и особым мышлением. Одевался по последней моде. Спорил с преподавателями. Никогда не стеснялся выражать свою точку зрения. Учил иностранные языки. Много читал. Я всегда с удовольствием с ним общался. Ян был и остаётся для меня неким воплощением современной молодёжи – прогрессивной, иногда дерзкой, несущей у себя за спиной будущее.

– Ян, расскажи, как у тебя дела? Где живёшь?

Реклама

– Всё хорошо! Сейчас живу в Берлине в двухкомнатной квартире. Снимаем на двоих. Квартира достаточно большая (70 квадратных метров) и, по берлинским меркам, относительно дешёвая. В хорошем спальном районе.

Каково это – учиться и жить в Германии, Слуцк
Берлинская школа искусств. Фото из архива героя публикации

– Дешёвая, это сколько?

– Мы платим 380 евро в месяц. Правда, оговорюсь, у нас нет центрального отопления, поэтому достаточно много платим за электричество и газ. В целом получается около 500 евро. По 250 евро на брата. И для Берлина это нормально! В среднем одна комната стоит 350 – 400 евро.

– Ты учишься…

– Да, полтора года назад поступил в Свободную школу искусств. Изучаю скульптуру. В принципе, всем доволен. В том числе, уровнем образования.

Каково это – учиться и жить в Германии, Слуцк
Берлинская школа искусств. Фото из архива героя публикации

– Отличается немецкий «универ» от белорусского?

– Да. Конечно. И очень сильно. Здесь всё по-другому. Например, преподавателя ты выбираешь себе сам, самостоятельно решаешь, на какие пары ходить, в какой день тебе нужно подработать, а в какой учиться. У меня специфическая специальность, связанная с искусством. Большая часть времени отводится на самостоятельное изучение дисциплин. Иными словами, университет даёт тебе возможности, а ты уже сам решаешь – использовать их или нет. Теоретически ты можешь получить диплом «со скрипом». Вопрос в том, что ты будешь делать потом. Насколько ты будешь конкурентоспособен? Поэтому здесь не приходят на пары, а учатся, берут от преподавателей по максимуму.

Признаюсь, сначала было сложно перестроиться. Ведь в Беларуси немного по-другому всё устроено. Студенты думают о том, как успешно сдать экзамены, и никто не думает, что конкретно им может понадобиться в будущем.

– Ты сказал, что сам выбираешь предметы. Это как?

– Есть несколько предметов, которые мы должны изучить обязательно. Но! Мы сами выбираем, когда будем их посещать. Есть лекции, на которые можно ходить, а можно и не ходить. Есть и практические занятия. Вот они обязательны. За каждую изученную дисциплину даётся определённое количество баллов. Ты можешь их набрать за год, а можешь и за два.

– Каковы взаимоотношения между преподавателями и студентами?

– Факультет у нас, в общем-то, «левацкий», преподаватели свободомыслящие, демократичные. Никаких проблем с общением нет. Если хотя бы один студент не понимает лекцию на немецком языке, преподаватель сразу же переходит на английский. Отношения абсолютно равные. Обращаемся друг к другу на «ты». Не говорим, например, «госпожа», «господин»… Между преподавателем и студентом происходит неформальное общение. Преподаватели здесь всегда готовы помочь, словно ждут, чтобы у них что-то спросили. Всегда открыты для полемики, диалога. Спорить с преподавателем – это нормально! Занятия обычно заканчиваются вопросом: «Что бы вы хотели узнать завтра?»

– Возможно ли, чтобы преподаватель давил на студента?

– Нет… (Ян делает паузу, задумывается). Такую ситуацию трудно себе представить. Может, в других немецких университетах нечто похожее и есть. Но я об этом не слышал. На что давить и, главное, зачем? Скорее, студенты могут давить на преподавателя, если он, например, позволит себе сексистскую шутку…

– А если преподаватель не справляется? Не компетентен, что ли…

– У нас был такой случай… Один профессор студентов не устраивал. Не пришёлся, что называется, ко двору. И были выборы! Другие преподаватели приходили и представляли себя – рассказывали о том, как они относятся к студентам, какую методологию использует, что умеют. И мы голосовали. Все проходило предельно открыто.

Каково это – учиться и жить в Германии, Слуцк
Фото из архива героя публикации

– Ты получаешь стипендию?

– В «универе» нет.

– То есть получаешь где-то в другом месте?

– Стипендию мне платит фонд Розы Люксембург. Это фонд левой немецкой партии. Кроме того, в университетах искусств можно подавать на гранты, это считается нормой. Существует так называемый кредит на образование. Тебе платят стипендию, предоставляют жильё. И если ты хорошо учишься, работаешь, то на протяжении 20 лет выплачиваешь 70%.

– Белорусские и немецкие студенты отличаются?

– Конечно! Мне кажется, немцы более беспечны, инфантильны. В жизни им не хватает какого-то конфликта. Родились в Германии, с первого раза поступили в университет. Всё у них хорошо… Эмигранты же борются за жизнь. Это я говорю без ложного пафоса. Ещё немцы мобильны. Если кто-то понимает, что учится не там, где ему бы хотелось, легко меняет вуз.

– Давай поговорим о твоём рабочем дне.

– Ничего, о чём стоило бы говорить. Просыпаюсь. Заранее знаю, что предстоит сделать. Например, есть два или три занятия онлайн. Остальное время – свободное. Могу поехать в университет и работать в «ателье». У каждого студента есть собственное место. Там можно читать или мастерить.

– Берлин — дорогой город?

– По сравнению с другими столицами очень дорогой! Всё зависит от того, сколько стоит квартира. Если экономить, то на 700 – 800 евро можно «вырулить». Я имею в виду, конечно, не сидеть на хлебе и воде, а питаться в кафе, оплатить квартиру и страховку. Вообще, в Германии одну и ту же вещь можно купить за 100 и за 10 евро. Поэтому нужно постоянно «вертеть головой».

– Что после учёбы?

– У меня много планов, но всё в жизни происходит внезапно. Может, буду работать в сфере моды, может, повезёт и меня увидит какая-нибудь галерея, может быть, я буду работать в каком-то журнале. Посмотрим…