Утром 26 февраля в Слуцке родные и знакомые семьи Юрия и Алеси Некрашевичей попрощались с их дочкой, которой был 1 год и 8 месяцев. Ребёнка не стало буквально в течение трёх дней, два из которых она находилась в Слуцкой больнице.

Понедельник

Всё началось в понедельник, 21 февраля. У малышки Есении поднялась температура — 37,6. К вечеру — до 38. Температуру мама сбила микстурой.

Вторник

Когда утром во вторник, 22 февраля, температура поднялась до 39, Алеся сразу вызвала «скорую». После осмотра и укола «тройчаткой» медики сказали, что нужна госпитализация.

Реклама

Маму с ребёнком положили в «чистую» зону в палату детского отделения, где они были одни. Как рассказывала Алеся родственникам, приходили врачи, осматривали ребёнка, вечером два раза приносили какие-то лекарства.

Среда

Утром в среду, 23 февраля Алеся заметила, что дочка в плохом состоянии, хотя ещё во вторник она «шухерная была, везде бегала». После сигнала Алеси, что ребёнок в худшем состоянии, девочке померили сатурацию. Хотя весь вторник, утверждает Алеся, сатурацию никто не измерял, лишь спрашивали, делали ли тест на коронавирус.

Сатурация показала 83%. После этого маме ребёнка сказали, что девочку нужно в реанимацию. Алеся сама понесла дочку по коридору-переходу. Когда реаниматолог увидел, в каком состоянии ребёнок, он сказал: «Ты что, ненормальная?! Ты как дотянула ребёнка до такого состояния?!»

И лишь когда Алеся сказала, что она принесла дочку из отделения, медик стушевался и сменил тон: якобы тогда всё хорошо и под контролем.

Долгое время Алеся была без информации, что с её ребёнком. Никто из выходивших из отделения ей ничего не говорил. Алесю сопровождал её дядя Евгений. Ближе к 16 часам они добились приёма у главврача Слуцкой ЦРБ Олега Лесникова. Выяснив у коллег, что происходит, Олег Лесников пояснил маме, что об их случае сообщили в Солигорск и Минск и что в Слуцке будут работать лучшие специалисты.

Как рассказывает Евгений, дядя Алеси, реанимобиль из Солигорска приехал в 19 часов. Вскоре Есению из реанимации доставили в машину. У машины стояли Юрий и Алеся – родители девочки – и ещё пятеро родных, которые пришли поддержать их.

По словам Евгения, это были одни из самых страшных минут в их жизни. Родственники стояли у машины и ждали. Они не знали, поедет машина в Минск или Солигорск, им никто не говорил. В какой-то момент они поняли, что в машине что-то случилось. Дядя Евгений через прозрачный верх стекла различил: похоже, у Есении остановилось сердце и два медика из Солигорска, две женщины, делают девочке непрямой массаж сердца.

«Я никогда не видел, чтобы так сильно боролись за жизнь человека. Эти две женщины, я им очень благодарен, что они изо всех сил старались, — сказал корреспонденту «Кур’ера» Евгений. — Мы стояли возле реанимобиля и даже не плакали, мы выли. Это не передать. Юра молил: «Есенька, миленькая, я тебя прошу, ты сильная, не сдавайся!».

Потом одна из медработников выбежала из машины в приёмный покой и сказала сотрудникам отделения: передайте в реанимацию, что ребёнка будут завозить к ним обратно.

«У одной из этих солигорских женщин, что боролись за Есению, руки прямо тряслись от усталости – так она была измотана», — рассказал Евгений.

В какой-то момент врачи приняли решение – ехать нет смысла, нужно срочно везти ребёнка в реанимацию.

Так и произошло – девочку из машины повезли едва ли не бегом. Евгений помогал нести какой-то медицинский чемодан и невольно зашёл в реанимацию вместе с членами солигорской реанимационной бригады. После чего врач из Солигорска воскликнула: «Товарищи, ну я же вас попросила подготовить! Товарищи, я же вас попросила подготовиться!»

Четверг

Родственников попросили покинуть помещение. Борьба за жизнь ребёнка продолжилась. Весь вечер и всю ночь они спрашивали у каждого выходившего, что происходит, но ответа не получали. Лишь одна из сотрудниц в какой-то момент сказала: «Делаем всё, что возможно, но скажу вам прямо – лучше не будет».

Эти слова, считает Евгений, помогли им морально подготовиться к самому страшному.

Примерно в 7 утра 24 февраля Есении не стало.

Пятница

Семья живёт в однокомнатной квартире. У Алеси и Юрия есть сын, который всё время играл с сестрёнкой. Ему три с половиной года. И он всё время спрашивает у мамы и папы, где его сестричка: «Где Сенка, а где Сенька?»

Пока Алеся и Юрий владеют информацией от врачей, что у их дочери не было пневмонии или других патологий. То есть Есения была здорова, не считая заражения вирусом. Они считают, что у девочки было обезвоживание и её кровь, возможно, сильно загустела и что  капельница могла спасти её.
Родным объяснили, что точные причины смерти ребёнка будут сообщены через месяц после всех экспертиз.

Суббота

В Слуцкой больнице умерла девочка – она «сгорела» за три дня. Родители не понимают, почему врачи не смогли её спасти
Фото: Алесь Достанко

У дома, где прощались с ребёнком, собралось порядка 50 человек. Несмотря на то, что на улице 26 февраля, в небе вдруг запел жаворонок.

В Слуцкой больнице умерла девочка – она «сгорела» за три дня. Родители не понимают, почему врачи не смогли её спасти
Есению похоронили в деревне Гольчичи Слуцкого района. Фото предоставлено родственниками семьи Некрашевичей

Обновлено в 19.25. Из публикации удалено упоминание предстоящей процедуры УЗИ, так как указаний врача не пить не было. Также удалена формулировка «сгорела» — она не корректна. По словам матери умершего ребёнка, температура была только в первые два дня, а дальше из-за температуры всё происходило или по другим причинам — она утверждать не может.