В эту субботу Валентина (имя изменено), пенсионерка из Слуцкого района, поехала на Комаровский рынок продавать овощи. Сотрудники рынка сказали ей, что установлены предельные цены, дороже которых нельзя продавать. Она возмутилась, так как видела, что рядом предприниматели ставят цены выше.

Валентина сказала «Кур’еру», что эта ситуация может привести к возникновению «теневого» рынка. И пояснила, почему такие низкие цены загоняют её «в минус».

Реклама

Что рассказала пенсионерка Валентина, которая растит и продаёт овощи

«Я поехала в эту субботу продавать излишки, которые остались после сезона: яблоки, свёклу, морковь, соленья, варенья. На рынке ко мне пришли и сказали, что устанавливают фиксированные цены на яблоко, картошку, свёклу, морковь, на всё вот это, — сказала случчанка. — Допустим, 1,54 рубля морковь, 1,4 — картошка, не выше. Это для нас, обыкновенных «колхозников». А у коммерсантов стоит цена выше.

Я говорю: «Так покажите, где это всё описано, где такой документ?» Они говорят: «В интернете смотрите». А я не умею пользоваться интернетом, что мне делать? Почему коммерсант может перекупить и продать яблоки дороже? Морковь у него стоит по 2 рубля. Ведь у него они даже совершенно не белорусские! (Прим. ред.: на импортные овощи ограничения нет, регулирование касается только белорусских).

У меня картошка шикарная, морковь идеальная, мне жалко их за полтора рубля отдавать. Я 800 рублей трачу на одни только семена. Всегда покупаю дорогие, качественные, продукция из которых покупателям нравится. А сколько работы? Я не сплю ночами! Мы встаём ночью, чтобы топить печку. А кого это волнует? Они говорят: «Нам сказали так». И всё.

Мне пришлось снизить цены на 25%. В сезон я картошку продавала по 2-2,5 рубля. Морковь я дешевле, чем по 2 рубля, ни за что не продавала бы. Она и вкусная, и экологически чистая. Свёклу я бы не продала даже по 1,4 рубля. Она у меня очень хорошая. Мы проверяли овощи в Минске частным образом, и там говорили, что не ожидали, что бывает такая чистая и хорошая продукция.

Наши покупатели хорошо знают нашу картошку и говорят: «Мы лучше купим 10 кг вашей картошки, чем два мешка другой». Мы привозили ту продукцию, которую люди просят. Они благодарны. А в субботу приходили даже мои покупатели и говорили: «Такой красивый товар, а чего так дёшево?» Я говорю: «Ну, вот так. В такую непогодь ехали торговать за эти копейки. Больше не поедем». Покупатели, конечно, недовольны были.

Я с пинскими разговаривала. Они тоже возмущались, говорят: «Не знаем, что делать». Представьте, пинские живут только за счёт торговли овощами. У них машина дров стоит бешеные деньги.

Я вообще всегда говорила так: почему я, «колхозник», не могу ставить такую цену, какую я хочу? А может, я одному человеку хочу отпустить по 2 рубля, а другому — за 1,5?

Короче, честно говоря, мне это всё не понравилось. Я не знаю, как будет дальше. Я так не могу. Ну что? Будут люди торговать по дворам и не будут ездить на рынок».

Контекст

С 26 января в Беларуси ввели предельные цены на отечественные картофель, капусту, свёклу, морковь и яблоки.

«Фактически мы зафиксировали цены, сложившиеся на рынке на 1 января 2022 года, по данным Минсельхозпрода и областей. В этой цене заложены в том числе затраты на хранение, определённая сложившаяся рентабельность для производителя сельхозпродукции — до 20%, для держателей стабилизационных фондов — 10%. Что касается розничных цен, их получают расчётным путём от отпускной цены, которая будет зафиксирована, плюс 30% надбавки. Таким образом, у нас будут фиксироваться и отпускные цены, и розничные цены», — пояснял Андрей Картун, заместитель министра антимонопольного регулирования и торговли.