Михаил Мурашко, бывший начальник водозабора из Безверховичей, рассказал «Кур’еру» свою историю. Ещё в 2000 году он получил травму глаза на работе. 

В последние годы давняя травма стала сказываться, и мужчина стал терять зрение. Он подал документы, чтобы ему определили степень утраты трудоспособности и потом назначили доплату до средней зарплаты. Но пока ничего не добился.

Реклама

Что произошло

По словам Михаила Петровича, в 2000 году, 12 января, он получил химический ожог глаз. Случилось это у него на работе. Слесари ремонтировали хлораторную установку, а он подошёл проконтролировать. Тут послышался резкий хлопок — утечка хлора. Газ попал мужчине в глаза.

Михаилу Мурашко выдали акт о несчастном случае на производстве, но обращаться он дальше никуда не стал: боялся потерять работу, ведь ему надо было выучить дочь и были другие заботы. Бывало, глаза болели, но после периодического лечения всё становилось нормально.

Сбор документов

Три или четыре года назад, когда случчанин уже был на пенсии, его глаза стали болеть очень сильно. Лечение помогло только на время. Врач сказал ему, что всё из-за этой старой травмы. И Михаил Петрович решил получить компенсацию.

У Михаила Мурашко уже был акт Н-1 о несчастном случае на производстве. В Слуцкой поликлинике мужчина прошёл все необходимые обследования, подготовил нужные бумаги и поехал в Минск на межрайонную комиссию. Но там ему не определили степень утраты трудоспособности.

«Мне сказали, что надо было в 2000 году уволиться с работы, — рассказывает Михаил Мурашко. — А как я мог уволиться, если мне надо было зарабатывать деньги?»

Михаил Петрович рассказал, что не стал обжаловать решение комиссии в установленном порядке, так как потерял доверие к минским специалистам. 

Что теперь

Сейчас правый глаз у Михаила Мурашко не видит, мужчина не может смотреть телевизор, читать и самостоятельно перейти дорогу в сумерках. По его словам, качество жизни заметно ухудшилось.

По совету одного высокопоставленного знакомого Михаил Петрович написал об этой ситуации Наталье Качановой, председателю Совета Республики. На момент разговора с нашим корреспондентом случчанин ещё не получил ответ.

Что говорит закон

Согласно пункту 8 Правил определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний постановления Совета Министров РБ от 3 июня 2021 г. № 304 «О медико-реабилитационных экспертных комиссиях и медицинских экспертизах»,

степень утраты профессиональной трудоспособности не определяется, если последствия несчастного случая на производстве и (или) профессиональное заболевание в период трудовой деятельности не повлекли утрату у потерпевшего профессиональной трудоспособности до назначения ему пенсии по возрасту или пенсии за выслугу лет и потерпевший выполнял работу в прежних условиях без снижения квалификации, выполняемых норм выработки (объёма работы), изменения режима и продолжительности рабочего времени.