Записки очевидца: о коммерческом училище в Слуцке

Записки очевидца: о коммерческом училище? Слуцк
Здание бывшего коммерческого училища в середине 1920-х годов было самым высоким и красивым в Слуцке.  Фото из фондов Слуцкого краеведческого музея

«Кур'ер» публикует отрывки из воспоминаний Василия Алексеевича Игнатьева (1887−1971), который в 1916—1923 годах жил и работал в Слуцке. Это настоящий экскурс в историю, который состоялся благодаря сайту «Наследие Слуцкого края», где можно прочитать все части воспоминаний о Случчине.

При въезде в город с вокзала почти на самой окраине города справа бросалось в глаза большое трёхэтажное здание, каменное, не белённое, по всем признакам недавно выстроенное, потому что оно отличалось от других своей архитектурой. Это было здание коммерческого училища. Оно было выстроено двумя членами Слуцкой земской управы — помещиками — русским Иванухой и поляком Залесским. Что руководило этими «меценатами» просвещения — было не ясно: известно только, что у Залесского в нём учились сыновья.

Реклама

Как было устроено училище

Здание было построено с учётом широкого развёртывания в нём педагогического процесса: в нём был, например, прекрасный химический кабинет, в котором у каждого ученика был отдельный столик с полным комплектом необходимых для занятий приборов и реактивов, были специально оборудованные комнаты — классы для рисования и лепки, прекрасный зал для вечеров, постановок и концертов и просторные светлые комнаты для классов.

В здании было центральное отопление и, между прочим, предусмотрена была даже такая «мелочь»: в подвале была баня. Это обстоятельство было прямо спасительным для нас, коренных русаков.

В городе когда-то была частная баня с Вифездой, в которой еврейки-роженицы «омывались» от греховного акта рождения ребёнка, причём вода считалась очистительной и не менялась. Во время войны баня была закрыта. Белорусы по деревням «жарились» в «пекурной» печке, а им подражали и евреи.

Позднее была за городом выстроена баня для военных, которой разрешалось пользоваться и штатским. Вот почему, говоря о коммерческом училище, нельзя не отметить и его баню.

В здании было всё предусмотрено для размещения в нём всех основных и подсобных его учреждений: для библиотеки, кабинетов по физике, товароведению, естествознанию, для швейцарской, раздевалки и пр. Здание было построено по проекту знатока учебного дела.

Основа обучения в коммерческом училище

Неизвестно, как получилось, что директором училища стал Димитрий Иванович Иванов. Случайно ли это произошло или в результате специального подбора, но во главе училища оказался человек с передовыми педагогическими взглядами, что определило особенную форму организации учебного процесса в училище.

На переднюю линию учебного процесса наряду с задачами чисто учебными, на уровень этих задач, была выдвинута воспитательная сторона дела. Причём поставлена была задача избежать тех крайностей, которыми страдали так называемые «казённые» учебные заведения типа гимназий, где культивировались враждебные отношения между учащими и учащимися. Сближение и тех, и других — вот новое, что положено было в основу обучения в коммерческом училище.

Первым следствием этого тезиса было улучшение самого учебного процесса: он должен строиться на интересе учащихся, на наглядности преподавания с возможным сокращением элемента принуждения.

Так как большинство учеников составляли еврейские дети, которые не могли попасть в гимназию, то перед педагогическим коллективом выдвигалась ещё специфическая задача — быть чувствительными к особенностям ученической массы, чтобы ни в коем случае не затронуть национальной розни, что в жизни имело место.

Вот почему директор Д.И. Иванов тщательно подбирал учителей-единомышленников и искал их в Москве среди знакомых людей. Во время войны, однако, ему это было трудно делать, потому что ехать на работу вблизи фронта было малопривлекательной перспективой, и ему пришлось набирать учителей из наличного состава учителей Слуцка.

Последним, кого он привёз из Москвы, был преподаватель рисования и лепки художник Праотцев, от которого он был в восторге и похвалялся: «Ну, привёз я вам настоящего „праотца“ патриарха», который внешне был таковым, но, как потом оказалось, был агентом охранки.

Когда после революции были опубликованы списки этих агентов с их характеристикой, то среди них был и этот «патриарх» во всей его красоте, но его в училище уже не было.

Учительский состав

В августе 1918 года, когда я поступил в коммерческое училище, состав учителей в нём был наполовину новым. Нужно отдать справедливость, что состав «старых» был исключительно работящим и у него было чему поучиться. Это были представители «старой гвардии», из Москвы — единомышленники, люди, спаянные единой идеей.

В училище были часто педагогические советы, на которых директор «поучал», как надо вести дело. Это особенно, очевидно, было направлено в адрес «молодых». Димитрий Иванович любил говорить так, что казалось, что он сам себя и слушал.

К сожалению, дни были тогда «лукавыми»: всё крутилось, власти менялись, и «хождение по мукам» продолжалось очень интенсивно.

Ранее: