«Хотелось бы поработать в зоопарке с хищниками». Ветврач из Стародорожского района вылечила сотни домашних питомцев

0
«Хотелось бы поработать в зоопарке с хищниками»: ветврач из Старых Дорог вылечила сотни домашних питомцев Слуцк
Фотографии из семейного архива Людмилы Гельвер

Людмила Гельвер из Стародорожского района ежедневно ведёт приём особых (хвостатых, четвероногих и крылатых) пациентов и «ставит на лапы» сотни домашних питомцев. Она рассказала о своей интересной профессии.

— Людмила, почему из сотни профессий вы выбрали именно эту?

Реклама

— Животных люблю, сколько себя помню, особенно собак и лошадей. Всегда на праздники загадывала желание, чтобы мне подарили собаку. Моя родина — Казахстан, долгое время мы жили в Узбекистане. Там я во многих домах выгуливала четвероногих. Родители ругали, что я и всех детей сводила в зону выгула, и сама допоздна там пропадала.

Ветеринарным врачом я стала не сразу. Первая моя профессия — кинолог. Много стажировалась, участвовала в выставках, работала в Минском кинологическом клубе. Но вскоре разочаровалась. Скажу так: в этой профессии мало доброты. Совсем другое — ветеринария. Это большой мир, в котором много помощи и добра. После школы я поступала в Санкт-Петербургскую ветеринарную академию. В первый год не поступила, на второй из-за болезни не смогла сдать вступительные экзамены. Видно, не судьба. Зато удача улыбнулась в Беларуси. Поступила сначала в Смиловичский сельскохозяйственный техникум, который окончила с красным дипломом, затем в Витебскую ветеринарную академию. С 2007 года была ветврачом, главным ветврачом в «Залужье».

Уже больше года практикую в частном порядке. Полностью посвящаю себя мелким животным, с которыми занимаюсь более 15 лет, и не забываю про сельскохозяйственных. От работы и от общения с четвероногими друзьями получаю колоссальное удовольствие. Оно удваивается, когда позвонит хозяин и скажет, что его питомец после лечения идёт на поправку. Тогда понимаешь, что живёшь не зря.

— Кто был первым вашим пациентом?

— Лет с двенадцати обрабатывала раны птицам и собакам. Моя бабушка была медиком. На высоком шкафу находился её волшебный чемоданчик с инструментами и лекарствами. Как только она уходила на работу, он вмиг оказывался в моих руках, и там постепенно становилось меньше йода, мазей, бинтов.

— Сколько животных вы вылечили?

— Невозможно сосчитать. Любимым делом занимаюсь не один десяток лет, поэтому счёт уж точно пошёл на сотни.

Сколько в день четвероногих вы принимаете?

— В среднем — по четыре-пять.

— Кроме кошек и собак, каким ещё животным вы оказывали помощь?

— Наблюдается у меня хорёк. Делала операции хомячкам. Лечу черепах, шиншилл и попугаев.

— Вы любите путешествовать. Каких экзотических животных хотелось бы «принять»?

— Хотелось бы поработать в зоопарке с хищниками: волками, львами. Безумно интересно хотя бы поприсутствовать на операции, которую делают слону. Это был бы неоценимый опыт.

«Хотелось бы поработать в зоопарке с хищниками»: ветврач из Старых Дорог вылечила сотни домашних питомцев Слуцк

— Какие болезни приходится лечить чаще?

— В этой профессии они делятся на сезоны. Пришло лето, хозяева открывают окна, но ко мне в этот жаркий сезон будет наплыв «котов-парашютистов». Нельзя нараспашку открывать окна, не спасают даже москитные сетки. Нужно ставить стеклопакет только на режим проветривания.

Часто коты и собаки поступают с копростазами: это когда их кормят куриными косточками, которые утрамбовываются в кишечнике и образуют непроходимость. Бывают и летальные исходы. С такой же проблемой обращались хозяева котов и кошек, когда появились «бонстики». С мая по октябрь спасаю собак от пироплазмоза, который вызывается клещами. Некоторые хозяева не уделяют должного внимания профилактике этого заболевания. В результате здоровью животного наносится большой вред. Очень много животных страдает по вине человека.

В последние годы непривитые коты часто болеют вирусными заболеваниями. Пик приходится на осень.

Моя задача — стерилизовать за зиму максимальное число кошек. Изыскиваем возможность, чтобы стерилизовать бездомных. Сложность в том, что за животным после операции нужен уход в течение 4−5 дней. Найти временного хозяина, который бы посмотрел за пациент-кой, непросто.

— Что вы чувствуете, когда поступает тяжёлый «больной»? Случается ли прослезиться?

— Нет, слезу никогда не пускала, но паника при первых операциях присутствовала. Я брала себя в руки и делала своё дело. Хотя единственный случай всё же был…
Нынешней зимой охотник потерял свою собаку. По GPS-трекеру он её нашёл. Собаку сбила машина и несколько метров протащила за собой. Те, кто это сделал, скрылись, даже не сообщив о беде хозяину по номеру телефона, который был на ошейнике животного. Это сделал другой человек, нашедший собаку. Задние конечности пса были стёрты до середины костей. Я не знала, как к нему подступиться, как будто сама почувствовала эту боль. Позвонила знакомому травматологу, он консультировал, а я оперировала пять часов. Животное выжило, его выходили. К счастью, хозяева оказались ответственными. Теперь называю эту собаку «хрустальной». После операции я не спала ночь, эмоции взяли верх, рыдала до утра. Жестокость людей, которые не остановились, не оказали помощь, просто поражает.

— Как вам удаётся понять, что именно беспокоит животное?

— Симптомами высокой температуры является то, что животное прячется, не ест. Если болят уши, оно их опускает вместе с головой. Боли в животе видны по испуганности и невозможности дотронуться. Конечно, всё это годы практики. Иногда достаточно ответов на несколько вопросов по телефону, чтобы поставить предварительный диагноз.

Сегодня совершенно другие методы и подходы к лечению животных. Чтобы знать точный диагноз, я беру у кошек и собак анализы. У меня есть профессиональные весы, чтобы дать правильную дозу лекарства. Когда сомневаюсь в диагнозе или не могу его поставить, выписываю направление в Минск или Бобруйск на рентген, УЗИ, МРТ.

Сейчас я коплю деньги на приобретение собственного УЗИ-аппарата, который становится всё больше необходим.

— Поделитесь своим методом подхода к животным. Ведь они привыкли к хозяевам, а здесь чужой человек…

— Я нахожу подход к любому животному и никогда не отказываю в помощи. К примеру, приводят собачку, которая вся дрожит, с ней нужно только ласково обходиться. А бывают другие: агрессивные, неподвластные. На них приходится и прикрикнуть, и привязать. В таких случаях я говорю: «Я — человек. Нас много, ты один, всё равно справимся с тобой и сделаем, что нужно». Действует.

Кроме лечения я ещё и стригу животных. Некоторым эту процедуру делаю под наркозом. Это вредно, поэтому чаще уговариваю. Самое сложное здесь — психологический настрой хозяина. Иногда его приходится отправлять в другую комнату, и лишь тогда животное становится послушным.

— Вас когда-нибудь кусали животные на приёме? А может, наоборот, — обнимают или даже «целуют»?

— Кусаются, особенно кошки и коты шотландской и британской породы. К сожалению, из-за генетики у них высокий порог смертности. Был случай, когда один из котов вцепился мне в ногу. Хозяева предупредили, что он с характером, но не сказали, что настолько. Когда я делала укол, хозяйка спряталась за мою спину, а хозяин — в ванную.

Крайне редко кусаются крупные собаки, а вот маленькие агрессивнее. Есть у меня такая пушистая пациентка, которую я называю «маленький дьявол», хотя её любят, холят, лелеют. Хозяйка её вся покусана. В моих руках собачка — полная тихоня и послушница. Животное в новой обстановке должно как можно меньше стрессовать, тогда с ним легче справляться.

Обнимают и лижут тоже. Чаще это происходит после наркоза.

— Расскажите самый необычный случай в вашей практике.

— Как-то принесли мне кота. Хозяйка в панике кричала, что он умирает, у него огромная опухоль, которая растёт на глазах. В результате это оказался клещ, которого благополучно удалили. Помощь пришлось оказывать самой хозяйке.

«Хотелось бы поработать в зоопарке с хищниками»: ветврач из Старых Дорог вылечила сотни домашних питомцев Слуцк

— Сколько питомцев у вас и кого любите больше?

— Я всегда держала собак. Теперь у нас Абби, она по счёту седьмая. Кличку дал сынишка Артём. У этой породы жёсткая шерсть, они неприхотливы в еде, долго живут, на них не бывает аллергии. Наша собака вакцинирована, стерилизована, обработана от паразитов, питается сухим кормом премиум-класса, поэтому в лечении нет необходимости.

Конечно, любила и люблю их всех, но больше всего запал в душу немецкий мраморный дог по имени Герда. Особенная была собака, отличалась от других высоким интеллектом. Хотя и прошло четыре года после её смерти, всё равно часто вспоминаю.

Жили у меня и несколько котов. Обожаю лошадей. Была любимица, благодаря которой я и оказалась в Беларуси. Когда родители собрались сюда переезжать, я категорически отказалась и уехала к бабушке в Казахстан. Считала себя исключительно городской жительницей. Родители купили белую лошадь и сообщили мне эту новость. Я бросила всё и помчалась к ним, а точнее, к своей лошадке. Сама её объездила. Когда после техникума меня направили работать в Узду, я её забрала с собой. Весь район приезжал кататься на ней. Между нами была очень сильная привязанность. После её трагической смерти я долго переживала. Больше своих лошадей не завожу, катаюсь верхом только на чужих. Для меня лошадь — это святое животное.

— Правда ли, что домашние любимцы способны сами лечить человека?

— Конечно. Психологическая связь хозяев с домашним животным всегда сильная. В детстве в Казахстане у меня была восточно-европейская овчарка. Если натру, бывало, мозоль или ушибу коленку, её было не отогнать: долго зализывала рану. Недавно лечила собаку, а у меня был порезан палец. Так она не давалась лечиться, пока не облизала порез.

Животные очень тонко чувствуют и боль человека, и его настроение. Яркий пример — наша Герда. Возвращаясь из Крыма на машине, я попала в небольшую аварию. Родители рассказали, что собака в 2 часа ночи, когда с нами это происходило, скулила, из глаз её текли слёзы, она так носилась по дому, что остановить было невозможно. Собаки действительно наши самые верные друзья.