Толкнул, ударил, порвал куртку? В суде Слуцкого района рассматривают дело о сопротивлении милиционерам

0
В Слуцке продолжается суд над жителем города, который разбрасывал саморезы около здания РОВД
Фото: Глеб Рулёв

Суд Слуцкого района в среду, 18 августа, начал рассматривать уголовное дело в отношении случчанина Т. Его обвиняют по части 2 статьи 363 УК РБ: в сопротивлении милиционерам с применением насилия.

Обвиняемый — 44-летний рабочий одного из слуцких предприятий, отец 5-х детей, трое из которых малолетние, а один — несовершеннолетний. Мужчина имеет хроническое заболевание. Он полностью признал вину и отказался от защитника. Под стражей не содержится, в суд пришёл сам.

Реклама

Потерпевшие — два милиционера патрульно-постовой службы М. и Б., обоим чуть более 20 лет.

Дело рассматривает судья Юрий Скриган. Гособвинитель — Маркевич.

Что произошло, по словам присутствующих на суде

«Кур'ер» кратко пересказывает то, что рассказывали обвиняемый, потерпевшие, обвинитель и свидетельница (жена Т.). Это — общая картина. В отдельных местах показания расходятся.

Вечером 14 мая 2021 года компания молодых людей отдыхала на мемориальном комплексе на улице 14 Партизан в Слуцке. Там был и старший 19-летний сын Т. В это время на комплекс пришли два милиционера патрульно-постовой службы — в форме и при исполнении. Они увидели у сына Т. в руках бутылку водки. Юноша тоже увидел милиционеров и спрятал бутылку в рюкзак.

Сотрудники ППС включили нагрудные видеорегистраторы и подошли к компании. Попросили показать рюкзак, увидели в нём водку. Молодые люди сказали, что они несовершеннолетние. Милиционеры предложили подросткам позвонить родителям. Те так и сделали.

Сын Т. тоже позвонил отцу. Тот вскоре пришёл. Милиционеры сказали мужчине, что его сын задержан по подозрению в распитии спиртного. Но Т. сказал, что его сын не распивал водку, а только держал в рюкзаке. Мужчина стал спорить с милиционерами.

После этого он сказал своему сыну, чтобы тот шёл домой. Сотрудник М. преградил юноше дорогу. Тогда мужчина толкнул милиционера руками в грудь. Последовала словесная перепалка.

Позже, по словам потерпевших, мужчина замахнулся рукой на сотрудника Б. Тот распылил газовый баллончик. Газ, видимо, из-за ветра отлетел и попал в лицо сыну Т. Юноша упал на колени, схватился за лицо и закричал. Тогда Т. подумал, что в лицо его сыну целенаправленно распылили газ. Он закричал на милиционера М., подошёл к нему и ударил в левый глаз. Тот взялся за лицо и попятился назад.

Тогда сотрудник Б. «скрутил» мужчину и попытался надеть на него наручники. Т. сказал, что ему больно и что он уже успокоился. Его отпустили.

Сотрудники ППС вызвали милицейский автопатруль. Обвиняемый позвонил жене. Когда автопатруль приехал, Т. и его сына повели к машине. Мужчина и юноша шли добровольно. В какой-то момент прибежала жена Т. По словам обвиняемого, он, идя к машине, останавливался, потому что ему было плохо из-за распылённого газа. Его поддерживал сотрудник милиции.

Жена Т. стала говорить милиционерам, что у её мужа проблемы со здоровьем. По какой-то причине Т. схватил за куртку милиционера Б. и порвал её. Милиционер с мужчиной упали на землю. Женщина то ли прикоснулась, то ли схватилась за сотрудника М. Он её толкнул рукой, и они тоже, вероятно, упали. Показания расходятся в части того, кто кого толкал, хватал и кто куда падал по пути к машине автопатруля.

Однако после этого все поднялись, успокоились, прошли в машину и поехали в РОВД. Мужчину и его сына проверили на алкоголь: оба были трезвыми.

Таким образом, мужчину обвиняют в том, что он угрожал милиционеру (замахнулся) и несколько раз применил насилие (толкнул, ударил, порвал куртку).

Милиционеры говорили в суде, что во время происшествия Т. с самого начала вёл себя агрессивно, а потом запугивал их, что он кому-то позвонит и они больше не будут работать в органах.

Т. был задержан на 3-е суток.

Расхождения в показаниях и признание вины

Прокурор обратил внимание суда на то, что показания, которые давал Т. сразу после задержания, на стадии следствия и в суде, сильно различаются между собой. То есть это три разные истории.

Сразу после задержания Т. винил в произошедшем милиционеров, говорил, что они ему грубили. Также он сказал, что милиционер схватил его сына и специально распылил газовый баллончик юноше в лицо.

Затем на стадии следствия Т. изменил показания на признательные, взял всю вину на себя, сознался во всём, что ему вменили.

На суде же Т. не вспомнил о том, что он замахивался на Б. и что потом порвал ему куртку.

На вопрос прокурора, почему его показания в трёх случаях так сильно расходятся, обвиняемый Т. сказал, что в момент после задержания он плохо себя чувствовал и был в возбуждённом состоянии, поэтому мог рассказать всё неправильно. А на суде он просто забыл, что было, за давностью.

На вопросы судьи, заставляли ли его изменить показания на следствии, Т. ответил, что нет, не заставляли, просто он понял, что был не прав.

На вопросы прокурора, согласен ли Т. со своими признательными показаниями, правдивые ли они, мужчина повторял: «Всё признаю, всё-всё признаю, всё правдивое!» Когда прокурор стал уточнять, признаёт ли он показания по отдельным моментам, мужчина, даже не дослушав вопроса, говорил: «Всё признаю!».

В какой-то момент Т. эмоционально сказал суду, что он сильно намучился за эти три месяца, «больше не может» слушать про это происшествие, признаёт всё, что ему вменяют, и просит, чтобы разбирательство поскорее закончилось. «Всё — моя вина! Всё — моя вина!» — повторял он.

На это судья Юрий Скриган сказал, что он должен разобраться, виновен Т. на самом деле или нет.

Также были расхождения в показаниях обвиняемого и его жены и потерпевших. Милиционер сказал, что у него от удара Т. остался кровоподтёк возле глаза. Но обвиняемый и его жена сказали, что синяка не было.

Потерпевшие не имеют к обвиняемому материальных или моральных претензий. Как и пожеланий насчёт наказания. «На усмотрение суда», — сказал один из них.

Что дальше

Судья объявил перерыв до 24 августа. Будут приглашены ещё свидетели.

Обвиняемому Т. грозит наказание от ограничения свободы до лишения свободы на срок до 7 лет.