Записки очевидца: какой была Слуцкая женская гимназия и как девицы хотели рассказов о любви

Воспоминания Василия Алексеевича Игнатьева, который в 1916—1923 годах жил и работал в Слуцке, для нынешних случчан — настоящий экскурс в историю края, который состоялся благодаря сайту «Наследие Слуцкого края», где можно прочитать все части воспоминаний о Случчине.

Благодаря знакомству с этим учебным заведением моё мировоззрение снова расширилось. Так Игнатьев начинает свой рассказ о Слуцкой женской гимназии, где он вёл уроки по словесности в пятом и шестом классе.

Записки очевидца: Слуцкая женская гимназия, Слуцк
Женская гимназия располагалась на углу улиц Зимней и Фарской (ныне Зимняя и Революционная, рядом с Молодёжным центром). Занималось в заведении приблизительно 400 девушек. Фото из архива «Кур'ера»

О гимназистках

В этой гимназии был значительный процент девиц еврейской национальности, очень экспансивных и смелых. На уроках вдруг раздавался голос: «Скажите, что такое любовь?» или «Расскажите что-либо о любви». Распространено было выражение: «Что за педант наш учитель словесности? Всё нам толкует о высоких материях, а о любви — ничего».

Реклама

Если преподаватель был женат, то спрашивали в узком кругу: «Зачем он женат?», и спрашивали с воздыханием. Разделять преподавателей на любимых и нелюбимых было обычным в женской гимназии.

В Слуцке всем было известно, что у преподавателя латинского языка мужской гимназии Петра Ивановича Сутриса ежегодно во время экзаменов выбивали стёкла в кабинете его квартиры. В конце концов он сам признал неизбежность этого явления и стал ставить у этого окна шкаф для защиты своей персоны от камня или полена.

Передавали также, с какой предосторожностью вёл себя во время экзаменов другой преподаватель латинского языка Иван Петрович Даляк. Однажды к нему пристали два ученика с вопросом, какую оценку он поставил им за письменную работу на экзамене. Вопрос был задан сначала в стенах гимназии. Он ответил, что не помнит.

Пошёл домой, они за ним: «Иван Петрович, скажите, скажите». Он: «Не помню». Наконец, вошёл в прихожую комнату своей квартиры и из-за чуть приоткрытой двери быстренько сказал, указывая рукой: «Вам — два и Вам — два» и захлопнул дверь на замок.

В женской гимназии таких ситуаций, конечно, не могло быть, но затворничество и скрытность культивировались с женской настойчивостью и упорством.

Во всяком учебном заведении всегда выделяются отдельные личности из учеников, на которых останавливается внимание. В Слуцкой женской гимназии такими были три сестры Домени — Надежда, Елизавета и Нина, выделявшиеся из среды других исключительной культурой, дисцип­ли­ниро­ванностью и упорством в учении. С Елизаветой случилось несчастье: по окончании гимназии она умерла.
Этими же качествами отличались две сестры Щуки — Таня и Шура. Таня, кроме того, была пианисткой и аккомпанировала на вечерах. Она также вскоре по окончании гимназии умерла от туберкулёза.

О педагогах

В педагогическом составе гимназии преобладали белорусы. Начальницей гимназии была Петрашен Мария Васильевна, пожилая одинокая женщина, окончившая какой-то институт благородных девиц и на всю жизнь сохранившая черты институтского воспитания — жеманство, внешний лоск, вертлявую манеру движения и полную бесхозяйственность. В её кабинете даже во время приёмов свободно разгуливали мыши, а в складках гардин сновали мышата.

Преподавателем литературы в старших классах был Степан Герасимович Перегуд-Погорельский, из местных крестьян, получивший высшее образование. В младших классах занятия проводила Александра Георгиевна Петкевич. Занятия по физике и естествознанию вёл Алексей Александрович Корсунь, человек с высшим образованием, но сохранивший черты прежнего деревенского быта: женился на простой деревенской девушке, жил в избе с земляным полом и имел вид «опростившегося» человека. Был талантливый преподаватель.

Математика, можно сказать, была на откупе у великороссов: в старших классах вела занятия только что кончившая Высшие женские курсы Мария Васильевна Фёдорова; в средних классах — Александра Васильевна Свешникова; в младших — Зинаида Арефьевна Самсыгина, эвакуированная из Бреста.
Фёдорова была требовательным преподавателем и пользовалась репутацией знатока предмета.
Свешникова с гимназическим только образованием считалась не полноценным по образованию математиком гимназии, но была очень претенциозной на этот счёт личностью и ревниво отстаивала положение о том, что можно быть талантливым педагогом, не имея известного ценза образования. Именно ей принадлежал тезис в форме афоризма: «преподаёт — значит: может преподавать». Из всех преподавателей она выделялась острым реагированием на политические события и была ярым врагом Григория Распутина.

Рукоделие преподавала Рынейская Ольга Константиновна. Немецкий и француз ский языки преподавали Игнатьева Анна Фридриховна, баронесса Валентина Михайловна Шлиппенбах и ещё одна молоденькая учительница, фамилии которой я не помню. Шлиппенбах была вдова предводителя дворянства, женщина очень образованная.

Законоучителями были: у православных — священник Леонтий Наркевич, у католичек — молодой ксёндз Гродис, о котором пожилые католички говорили, что он больше любит спасать молодые души, чем старые; и у евреек — один из раввинов города.

Я преподавал словесность с 1-го ноября 1916 г. по 31-е марта 1917 г. и латинский язык — с 1-го сентября 1920 г. по декабрь того же года.

Ранее. Записки очевидца: каким был Слуцк в 1916 году