Бабушка-блокадница продала квартиру во Владивостоке, чтобы переехать в Слуцк. Но осталась без денег и живёт в интернате

0
Бабушка-блокадница продала квартиру во Владивостоке, чтобы переехать в Слуцк. Но осталась без денег и живёт в интернате
Фото: Арсеньевские вести

Уже несколько лет длится история Тамары Гавриловой — ребёнка войны, сироты из Блокадного Ленинграда. После детского дома она жила и работала на стройках во Владивостоке, где нажила квартиру. Но, по её словам, её обманным образом лишили жилья, и теперь она живёт в доме-интернате. Винит во всём пенсионерка женщину из Слуцка.

Друг Гавриловой Владимир Букин, который живёт в том же интернате, писал об этой истории во Владивостокскую газету «Арсеньевские Вести» в 2020 году и 28 июля 2021 года.

Реклама

Что написал Букин

Владимир Букин рассказал про жизнь Тамары Гавриловой. Девочку в возрасте от 3 до 5 лет нашли в блокадном Ленинграде санитары рядом с замёрзшим трупом бабушки в пустой квартире. Её родители ушли в ополчение и не вернулись. Тамара выросла в детском доме Вологодской области. Потом работала на стройках во Владивостоке, где получила однокомнатную квартиру, вышла замуж. Родить не смогла из-за подорванного в детстве здоровья. 25 лет назад похоронила мужа, вышла на пенсию и устроилась работать в школу уборщицей.

По словам Букина, Тамара Васильевна взяла к себе квартирантку.

«Устроившись к Гавриловой, [квартирантка] повела разговоры, как хорошо живется людям в Беларуси, — пишет Букин. — Дело закончилось тем, что она предложила Тамаре Васильевне продать её квартиру и на эти деньги купить большую в Беларуси».

По словам Букина, Тамара Васильевна продала свою квартиру во Владивостоке, потом приехала в Беларусь и передала племяннице своей квартирантки 2 100 000 российских рублей. Племянница якобы купила квартиру, но зарегистрировала её не на пенсионерку Гаврилову, а на другого человека. После чего Тамару Васильевну вынудили вернуться во Владивосток.

«Помотавшись без жилья, ночуя по знакомым, она устроилась в дом-интернат на Седанке, так как больше жить ей было негде, — продолжает Букин. — Но Гаврилова все же надеялась отсудить купленную на её деньги квартиру в Беларуси. Грамотный юрист составил заявление, и оно было отправлено в Слуцкий городской суд республики Беларусь. В ответ пришло письмо, в котором требовалось заплатить за судебные издержки 60 000 рублей.

Попытка Тамары Васильевны занять эти деньги у руководства интерната не увенчалась успехом, ещё и высмеяли её за надежду отсудить квартиру или деньги. Позднее она узнала, что 60 000 белорусских рублей равняется всего лишь 2500 рублям российским".