Они с рождения видели пьянство родителей, грубость, унижения и не понимали, что такое любовь. Во взрослой жизни они не знают, как жить без алкоголя, как себя вести, чтобы не конфликтовать с обществом, строить нормальные отношения, дружить, создавать семьи, воспитывать детей. Возможно ли переломить ситуацию и жить счастливо? Такую попытку предпринима­ют случчане, посещающие сообщество «Взрослые дети алкоголиков и из других дисфункциональных семей».

«Кур'ер» побывал на собрании этого сообщества (сокращённо — ВДА) и узнал, почему люди приходят сюда, как и какие проблемы помогают друг другу решать (все имена героев изменены по их просьбе).

Реклама

О сообществе ВДА

Сообщество ВДА является движением самопомощи. Программа самопомощи нацелена на то, что человек выстроит себя заново по мере прохождения так называемых «12 шагов», благодаря поддержке других членов ВДА. Занимаясь в группе, участники приобретают здоровые навыки общения и преодоления сложных ситуаций.

В Слуцке такая группа появилась год назад, собрания проходят каждую среду в 19 часов в католическом соборе (вход свободный).

«Как ни клялся, ни божился, а повторил жизнь своих родителей». Как в Слуцке люди, выросшие в семьях алкоголиков, исправляют свою судьбу
Фото: Елена Бадьина
В группу приходят люди, выросшие в дисфункциональных семьях. Семьи могут быть не только алкогольные, но и с другими неблагополучиями: наркомания, разного рода насилие (сексуальное, физическое, психологическое), психические или тяжёлые физические заболевания родственников, распутство, эмоциональная холодность родителей, сверхтребовательность и другие крайности.

Никто никого не осуждает

ВДА для этих людей — безопасное место, где можно открыто выражать свою боль и страхи. Здесь участники признают, что их жизнь стала неуправляемой, и хотят освободиться от негативных установок, которые получили в детстве. Они делятся опытом и надеждой, учатся правильно реагировать на действия других.

Важное правило — никто не комментирует высказывания другого, не осуждает, не даёт советов. Каждый говорит только о себе. Участники могут оставаться анонимными.

В группе нет руководителя, каждый по очереди выступает в роли ведущего, секретаря, докладчика. Есть на собрании определённые правила и ритуалы: общая минута молчания, когда каждый думает о себе и о других, молитва душевного покоя, которая настраивает на то, чтобы принять то, что невозможно изменить, и найти мужество изменить то, что возможно.

«Из-за детских травм мы потеряли способность выражать чувства, не вступаем в отношения, чтобы никто не причинял нам боль. Мы неосознанно выбираем нездоровые отношения, как и в родительских семьях», — такую оценку они теперь дают сами себе.

«Как ни клялся, ни божился, а повторил жизнь своих родителей». Как в Слуцке люди, выросшие в семьях алкоголиков, исправляют свою судьбу
Это список эмоций, из которого участники выбирают те, которые соответствуют их состоянию. ПО мере общения в группе они изменяются от отчаяния и безысходности до любви

О любви и нелюбви

Для каждой встречи участники слуцкой группы заранее выбирают тему, которую будут обсуждать. В этот раз собравшиеся говорили о любви, о том, что с детства это чувство им было незнакомо.

«Мы не способны любить другого человека, потому что не чувствовали этого в родительской семье, — начала разговор Марина. — Чаще всего за любовь мы принимали созависимость и контроль. В любящей семье дети без страха обращаются к родителям. Дети из деструктивных семей не имеют этого опыта, поэтому не могут построить здоровые отношения и в своей семье. Родители называли насилие любовью, их отвержение привело к тому, что мы научились подавлять и прятать свои чувства. Сейчас мы узнаём, что иметь собственные чувства, любить и ценить себя — нормально».

Вера: «Родители считали, что накормить, одеть, дать денег — значит любить, не принято было обнимать детей, жалеть. Папа с мамой друг друга ненавидели, постоянно ругались. В моей семье всё повторилось, потому что я не знала, что можно жить
по-другому. Только сейчас начинаю понимать, что я тоже ценность, и учусь любить себя».

Марина: «Мой старший брат не смог пережить, что родилась я. Он был любимец и просил маму выкинуть меня, говорил, что я испортила ему жизнь, бил. Я чувствовала, что нежеланная. В замужестве ситуация повторилась. В группе второй год, только сейчас обретаю себя и начинаю лучше к себе относиться. Появилась уверенность в себе».

«Как ни клялся, ни божился, а повторил жизнь своих родителей». Как в Слуцке люди, выросшие в семьях алкоголиков, исправляют свою судьбу

Истории из детства, которые повлияли на судьбы

Алексей: «Я рос в семье алкоголиков. Мой отец был потомственным пьяницей. Бабушка, мать отца, в последние дни пила, не вставая с кровати. Похоронив её, родственники сожгли эту кровать посреди двора вместе со всем тряпьём. Дедушка, отец моей матери, тоже злоупотреблял, был неистовым и жестоким.

Мать алкоголичкой не стала, но вынесла из семьи убеждение собственной никчёмности, терпимость к насилию, неумение понимать чувства других. Наш дом был наполнен унижениями, скандалами и истериками.

Круглосуточные запои отца изматывали, его оскорбления испепеляли душу. Унижая нас, он будто обелял себя, своё пьянство и безобразное поведение. С посторонними, наоборот, был примерно вежлив. Эта его двуличность ранила ещё сильнее. Со временем он стал крушить всё, что попадалось под руку, бил, хватался за нож и топор. В те моменты был безобразен и ненавистен. Мать, в свою очередь, вымещала на нас свою злость и обиды. Поразительно, но никто из родителей не признавал связь пьянства и семейных несчастий. Однажды на новоселье мать приобрела два ящика дефицитной водки. Водку выкрал и выпил отец, а за ним — и я с друзьями. Мне было тогда 15 лет. Недавно спросил мать: «Зачем принесла водку?» Она недоуменно посмотрела на меня и сказала, что водки было не достать, а тут такой случай…" Что тут ещё говорить? Мои родители не были тупыми и необразованными. Отец — офицер, а мать — учитель.

Вера: «В детстве я была никем. В семье никого не интересовало моё мнение.

Я была «хорошей», когда была незаметной: не должна мешать взрослым, не должна болеть, запрещалось кричать, плакать. Нужно было быть всегда довольной. Если выражала то, что чувствую, родителей это бесило.

Они орали, оскорбляли. Меня приучили быть удобной, не мешать родителям. Даже друзья не знали, что мой отец был агрессивный алкоголик. В школе надевала маску, и никто не знал, что я не спала ночь, отец гонялся за нами с ножом. С 11 лет меня преследовала мысль покончить с собой. Когда выросла, мать стала говорить, что я плохая жена, плохая мать. На старшей дочери всё это сказалось. Она застала меня в период, когда я не контролировала себя, орала, могла ударить. Делала то же, что и родители, не умела по-другому. Сейчас, если накричу, то извиняюсь, погуляю час, подумаем вместе, что случилось. Это, считаю, — здоровое поведение. Младший ребёнок избежал этой участи, потому что я работаю над собой".

Чем помогла группа, что изменила

После собрания участники слуцкой группы рассказали «Кур'еру», как за время учас­тия в программе их жизнь меняется к лучшему.

Вера: «Три года назад я сидела на кухне и думала, как мне умереть. Мне помогла работа в группе ВДА. Я приняла решение жить и уже три года работаю над собой. Я сейчас и три года назад — это два разных человека. Жизнь, мысли, окружение — всё другое. Здесь я заявляю о себе, что я есть, могу достать из себя детские занозы и освободиться. Так раны заживают и больше не беспокоят. Я счастлива, наслаждаюсь красками вокруг себя. Живу без антидепрессантов. За это время родила второго ребёнка, создала свои группы для помощи таким, как я».

Ирина: «Я лучше стала понимать себя, улучши­лись отношения в семье. Я чувствую себя свободнее. Когда проговариваешь что-то личное, глубинное, то происходит какое-то
освобождение. Когда расска­зывает кто-то дру­гой, понимаешь, что это и тебя касается. Когда слушала первый раз, то у меня катились слёзы. У многих была такая реакция».

Алексей: «Как ни клялся, как ни божился, но я повторил жизнь родителей. Создав семью, начал вести себя так, как мои родители. Пил, скандалил, бил, донимал детей, делая из них „людей“. Общение вне семьи давалось мучительно. Я перенёс во взрослую жизнь оценку, данную мне в детстве родите­лями: бестолочь, дебил.

Весной 2017 года попал на собрание солигорского сообщества ВДА, стал приходить регулярно. Не сразу, но это сработало. Более двух с половиной лет назад бросил пить. Заново учусь жить. Постепенно появляется честность и ясность относительно собст­венной жизни: признание своих ошибок, осознание своего положения. Приходит очищение и прощение себя и других, а потом решимость что-то исправить.

Сейчас я, как и все, сталкиваюсь с пробле­мами, но на них смотрю как на задачи, которые решу, если буду действовать. Теперь я знаю, как поступать в таких случаях».

Анна: «Сначала не могла понять, как можно рассказывать о себе. Сидела, боялась открыться, привыкла держать всё в себе. Здесь я не чувствую опасности, мне не страшно и не стыдно. Никто не даёт оценок, меня принимают и понимают, потому что все в равном положении».

Участники группы считают, что в Слуцке мало счастливых и свободных людей. «Мы все с шорами. Проблемы, подобные нашим, есть у многих, но они боятся признать­ся в них даже себе».