На даче у случчанина бесследно исчез дом. Как так?

0

В «Кур'ер» обратился житель Слуцка Валерий Подобрый. Он рассказал, что его старый дом на даче в Солигорском районе в какой-то момент перестал существовать. При этом по документам он есть, и налог за него он всё равно платит.

Купили дом, но забросили

В 1998 году военнослужащий Валерий Подобрый купил дом в деревне Брянчицы Чепелевского (с 2009 года — Чижевичского) сельсовета Солигорского района по адресу улица Центральная, 109. Семья Подобрых поначалу использовала дом как дачу.
«Я много мотался по полигонам, но периодически мы ездили туда, — рассказывает Валерий Витальевич. — Картошку сажали и прочее. Потом я пошёл на пенсию, нам подвернулся удачный вариант, и мы купили в Мелешках себе дом. В Брянчицы стали реже ездить».
Случчанин затруднился вспомнить, когда в последний раз видел целой свою дачу. Говорит, что, вроде бы, это было в 2010-м году. После этого за домом не ухаживали, серьёзно заболела жена Подоброго, и ему стало «не до того». Но налог за дом он продолжал платить.

Реклама

Дом пропал

«Где-то в 2018 — 2019 году дети позвонили и говорят: „Папа, мы поехали в Брянчицы за яблоками, приезжаем, а нашего дома нету“, — продолжает Валерий Подобрый. — Я к соседу обратился. Говорю: „А что это?“ Он отвечает: „Это советская власть“. Сказал, что все „бесхозные“ дома снесли. Но мне об этом никакая бумажка не приходила».
Валерий Витальевич предполагает, что к исчезновению дома мог иметь отношение Чепельский сельсовет. Но этот сельсовет в 2009 году и сам перестал существовать: его упразднили.

Сельсовет: «Собственников домов находим даже за границей, даже если от дома осталась только стена»

«Кур'ер» связался с работниками Чижевичского сельского Совета: председателем Вячеславом Городецким и управляющей делами Юлией Брилевской.
Председатель сказал, что ни один дом в сельсовете ни в 2010 году, ни позже совершенно точно не сносили без ведома хозяина. Заброшенные дома отчуждают только через суд. И сельисполком в каждом случае разыскивает не просто собственников дома, но даже предполагаемых наследников.
Управляющая делами подтвердила это: «Дома мы сносим только официально. И только через суд изымаем у собственников, — объяснила Юлия Николаевна. — Соответственно просто так кто-то снести его не мог. Этого быть не может. Без суда никто не имеет права принять решение о сносе.
У нас сейчас ведутся работы по Брянчицам в рамках 357-го Указа (о пустующих и ветхих домах — Прим. ред). В настоящее время уже один дом в деревне перешёл в нашу собственность, мы приняли решение о его сносе. На рассмотрении в суде — ещё три дома. Мы публикуем информацию об этом, а собственников домов находим даже за границей. Даже если от дома осталась только одна стена.
Например, 19 июля связывались с Чехией. Официально в суде по вайберу предполагаемая наследница отказывалась от дома. А уж Слуцк — это далеко не Чехия, и здесь проще найти человека. О том, чтобы сносить дом не уведомляя, не может быть и речи».

Про налог

Валерий Подобрый говорит, что после того, как его дети обнаружили пропажу дома, ему звонили из налоговой.
«Так и так, мол, платите налог, — рассказывает случчанин. — Я говорю: „За что платить, если у меня дома нету“. Они говорят: „Нас это не волнует, он числится в МБТИ“. Он и сегодня числится, что там дом, сараи, погреб, колодец. Но этого нет.
Я звоню в МБТИ. Там сказали, что я должен приехать к ним, оплатить их услуги. А они выедут на место, посмотрят, что дома нету, и спишут его с меня. Это будет стоить около 130 — 170 рублей. Я говорю: „Ни хрена себе! У меня пропал дом со всем имуществом, а я ещё за это должен заплатить!“».

Что могло произойти и что можно сделать

«Я не могу утверждать, есть этот дом или нет, — говорит управляющая делами сельисполкома Юлия Брилевская. — Для этого нужно выезжать и смотреть. Возможно, дом просто разрушился, раз за ним не ухаживали. В Брянчицах очень много заброшенного жилья. Я там была больше года назад на обследовании. И мы столкнулись с тем, что от некоторых домов осталось по одной стене.
Возможно, я не исключаю, кто-то разобрал это дерево [из которого был построен дом]. Всякое может быть. Ну, обеспечивать сохранность своего имущества должен каждый самостоятельно.
Если начисляются налоги, есть регистрация в МБТИ, а дом уже разобрал кто-то, значит, нужно прекращать право на этот дом».

Документы и карты

Согласно договору купли-продажи, у Валерия Подоброго в Брянчицах был дом полезной площадью 24,1 квадратных метров, с сенями, погребом, сараем и забором. Также у Подоброго есть договор аренды на земельный участок в Чепелевском сельсовете.
Согласно извещению ИМНС, Подоброму за 2020 год начислили 8,11 рубля налога на участок и 6,42 рубля налога на жилой дом, расположенные по адресу Брянчицы, улица Центральная, 109.
На публичной кадастровой карте по указанному адресу отмечено только капитальное строение. Участок рядом не значится.

«Папа, а нашего дома нету». Случчанин говорит, что его дачи не стало, но он всё равно должен платить за неё налог
Скриншот публичной кадастровой карты Беларуси. Дом № 109 отмечен голубым маркером
На снимке со спутника видно, что на месте дома № 109 нет чего-то похожего на полноценный одноквартирный дом.
«Папа, а нашего дома нету». Случчанин говорит, что его дачи не стало, но он всё равно должен платить за неё налог
Скриншот из Google Maps. Дом, который на кадастровой карте отмечен как № 109, и прилегающий к нему участок приблизительно обведены розовым.