«Мы были „голые“, голодные, но весёлые». Как жили в Новодворцах Слуцкого района под оккупацией и после войны

0
«Мы были
Ольга Шевцова у себя во дворе. Фото: Олеся Белая

Ольга Тарасовна Шевцова родилась в Новодворцах в 1928 году. В этом году 12 июля ей исполнилось 93 года. Она рассказала «Кур'еру», как подростком пережила оккупацию и как деревенская молодёжь развлекалась в голодные послевоенные годы.

Арест отца

В семье Шевцовых было четверо детей. Родители работали в колхозе. В 1938 году отца семейства арестовали.

Реклама

«Как-то на работе отец прочитал в газете, что Ежов раскрывает троцкистов, — рассказывает Ольга Тарасовна. — И вслух произнёс: „Его сейчас самого раскроют“. Нашлись люди, донесли на него. Отцу дали 10 лет, в 1942-м он умер в лагере в Коми АССР».

Правда, после войны Шевцова реабилитировали посмертно.

Начало войны

Слуцк был похож на людской муравейник, Слуцк
26 июня 1941 года. Уже к 11 утра немцы ворвались в Слуцк. Улица Пролетарская, сейчас — улица Ленина, район остановки «Рынок» и входа в парк. Фото из архива «Кур'ера»
В июне 1941-го Ольге было 13 лет. Старший брат уже учился в Минске в институте иностранных языков. Мать работала в колхозе свинаркой, растила младших — двух дочерей и сына. В доме у Шевцовых квартировался офицер с женой и 9-месячной дочкой.

Ольга Тарасовна хорошо помнит, как ночью Слуцк начали бомбить. Офицер-квартирант сразу же отправился в воинскую часть в 1-м городке. Потом вернулся и сказал жене, чтобы она собиралась: семьи военных будут эвакуировать. Женщина взяла свою малышку, торбочку с вещами, и больше ни её, ни офицера в деревне не видели.

Утром жители Новодворцев собрались на улице возле громкоговорителя. «Ждали, что будут говорить, — рассказывает Ольга Тарасовна. — А сказали, что напали на нас немцы, но враг будет разбит, мы победим. И мы в это верили».

Оккупация

Когда начались бои за Слуцк, семья Шевцовых ушла в деревню Великая Слива, которая располагалась подальше от города. Там они пробыли три дня, а когда вернулись, увидели, что большая часть села сгорела. Их хата осталась целой.
К тому времени из Минска вернулся старший брат Ольги, да ещё взяли на постой соседа-погорельца.

В скором времени в Новодворцы въехала колонна немецких танков. Оккупанты проехали всю деревенскую улицу, остановили машины и стали расселять по хатам своих офицеров.

Во дворе у Шевцовых был колодец. Видимо, поэтому немцы решили пригнать к ним передвижную кухню: огромную крытую брезентом грузовую машину.

«Они вышли из этой кухни, зашли к нам в хату, — рассказывает женщина. — И один немец говорит: „Варм васер“ (тёплая вода). Показывает нам чугунок, показывает воду, показывает печь. А мы не понимаем. Только когда немец уже сам взял горячую воду из печи, мы поняли. Потом я брату говорю: „Ты же учился уже год в институте иностранных языков. И ничего не понимаешь?“. Он мне: „Я испугался“».

Жизнь при «новом порядке»

Немцы установили в деревне комендантский час. После 9 часов вечера нельзя было выходить из дома. Люди закрывали ставни, чтобы не было видно, что в доме свет. По улице ходили немецкие патрули.

Колхозных коней оккупанты разделили между населением — один конь на две хаты.

«Свиней с фермы таскали себе на кухню. Принесут свинью, чисто-чисто её разделают, — рассказывает Ольга Тарасовна, — нам голову отдадут, ноги и потроха. Сами только мясо едят. Так и съели всех колхозных свиней».

По всей деревне немцы повесили фонари. Как-то один фонарь упал на вишню. Дерево загорелось, и огонь перешёл на хаты. Сгорел и дом Шевцовых. Некоторое время погорельцы ютились у односельчан, а потом выкопали землянку. В ней и прожили всю оккупацию.

По словам Ольги Тарасовны, в Новодворцах немцы не лютовали. В Слуцке же творилось всякое, в том числе и казни.

«Мама раз пошла в город, — вспоминает Шевцова. — Она уже плохо видела, у неё была катаракта. На площади собралось много людей. Она решила ближе подойти, посмотреть, что там происходит. Шла-шла и стукнулась о что-то головой. Глянула — перед ней висит человек. Тогда в Слуцке человек 12 повесили».

Про немцев, которые пытались помогать

В Новодворцах немцы устроили госпиталь. Один немецкий фельдшер подружился с местной медсестрой. Он выносил из госпиталя лекарства и отдавал ей. А она лечила односельчан, которые болели тифом. За это фельдшеру передавали кто яйца, кто кусочек сала. По словам Ольги Тарасовны, в её семье все переболели тифом, но благодаря этим лекарствам никто не умер. Потом кто-то «заложил» немецкого фельдшера, и его убрали из деревни.

Помогал местным и начальник продовольственных складов, захваченных немцами неподалёку от деревни. В то время молодёжь часто угоняли на работу в Германию. Жители деревни, которым приходили повестки на такие работы, обращались к «шефу» складов. И он всех брал к себе на работу. «В деревне поговаривали, что он какой-то „немецкий революционер“», — говорит Ольга Тарасовна.

Освобождение

Што вы ведаеце аб гісторыі акупаванага Слуцка? Тэст

В начале лета 1944 года жители Новодворцев в тихую погоду отчётливо слышали приближающуюся канонаду. Красная армия гнала нацистов из Беларуси.

В Слуцке снова начались бои. Но теперь уже освободительные. Деревенские снова бежали подальше от города. Семья Шевцовых пережидала бомбёжки в Лесунах. Оттуда они видели и легендарные «Катюши», и артиллерийский огонь.

В Слуцке и Новодворцах война закончилась. Местные сдали лошадей обратно в колхоз, а семье Шевцовых отдали под жильё обветшавшее гумно. Братья Ольги перенесли это гумно в свой двор. В одной части устроили хлев для коровы и свиньи, а в другой — небольшое жилище 4 на 5 метров. Туда семья переселилась из землянки.

Ольга Тарасовна вспоминает, что некоторые девушки из Новодворцев во время оккупации «гуляли» с немцами и фотографировались с ними. Когда пришла Красная Армия, «женихи» уехали, а девушек с собой не взяли. Фотограф отдал все снимки куда надо. В итоге девушек арестовали и отправили в лагеря.

Про моду и развлечения в послевоенных Новодворцах

«После войны у нас никакой одежды не было, — рассказывает Ольга Тарасовна. — Помню, в колхоз привезли, может, три рулона ситца. Розового, с чёрными „каплями“. Давали по три метра на человека. И все девушки ходили на танцы в платьях из этого ситца. У меня тоже было розовое в чёрные „капли“ платье -„Татьянка“. Потом десантники стали продавать парашюты. Мы покупали их, красили, кроили и шили себе платья».

Вокруг Новодворцев было несколько военных городков. После отбоя солдаты сбегали из казарм и с гармошками толпами приходили в деревню. Танцевали с местными девушками почти до утра.

«Мы были „голые“, голодные, но весёлые, — вспоминает то время Ольга Тарасовна. — У нас этих военных женихов было!.. Мы все за солдат повыходили замуж. Своих хлопцев не признавали. Они невест из других сёл приводили».

Работа, замужество, жизнь

«Мы были "голые", голодные, но весёлые». Как жили в Новодворцах Слуцкого района под оккупацией и после войны
Ольга Шевцова с внучкой Александрией. Фото: Олеся Белая
После войны Ольга пошла работать в колхоз. Трудилась помощником бригадира, грузила торф на ТЭЦ в Слуцке возле 1-й школы. Заработанные деньги отправляла братьям-студентам: старший продолжил учёбу в институте иностранных языков, а младший поступил в политехнический. Сестра Ольги тоже осталась работать в колхозе.

В 24 года Ольга вышла замуж за военного прапорщика. Молодая семья построила себе дом, в котором Ольга Тарасовна живёт до сих пор. Вместе с мужем они вырастили троих детей, всем дали высшее образование.

«Мужик у меня толковый был, — говорит Ольга Тарасовна. — Я тоже всё время старалась. Последние 27 лет доила коров. Платили нормально. Всё у нас было».

Сейчас, несмотря на возраст, Ольга Шевцова продолжает хлопотать по хозяйству, гуляет со скандинавскими палками, смотрит кино и читает газеты. На вопрос, как ей удалось так хорошо сохраниться, она отвечает: «Всю жизнь работала. И теперь тоже, слава Богу».