«Проблемы из-за санкций ощутят на себе и банки, и торговля, и бюджетники — все», — уверена Ирина Юзвак, учредитель и директор исследовательской компании InComeIn. Какие сферы пострадают сильнее всего, а кого затронет по касательной? И к чему стоит готовиться бизнесу в стране? Об этом Ирина рассказала в материале.

Как скажутся на экономике санкции против отдельных компаний

— В июне белорусская экономика оказалась под давлением западных санкций. Возобновление санкций США затрагивает химический и нефтехимический комплексы, санкции Великобритании направлены против поставки нефтепродуктов в эту страну. А четвёртый пакет санкций ЕС оказывает давление в основном на связанные с властью бизнесы в сфере торговли и логистики, а также на грузовой автопром.

Реклама

Наша исследовательская компания опубликовала расчёты по влиянию санкций ЕС и США на экономику Беларуси. По нашим оценкам, потери от уже принятых санкций могут составить до 7% ВВП. По мнению экспертов, введённые США и ЕС санкции прямо или косвенно затронут почти все сферы экономики Беларуси.

Прежде всего, конечно, с трудностями столкнутся предприятия нефтехимии и грузового автопрома.

Напомню, что США ввели санкции в отношении ОАО «Белшина», «Гродно Азот», «Лакокраска», «Нафтан» и «Полоцк-Стекловолокно», а также концерна «Белнефтехим» и Белорусского нефтяного торгового дома. В списке ЕС — МАЗ, БЕЛАЗ, компания «Белаэронавигация», нефтетрейдер «Новая нефтяная компания» и экспортер продукции белорусского автопрома и машиностроения «Сохра», а также 3 структуры, занятые в сферах логистики и торговли: ООО «Бремино групп», «Глобалкастом-менеджмент» и «ЛОГЕКС».

К санкциям частично присоединилась и Великобритания, внеся в санкционный список «Белаэронавигацию» и дочернее предприятие Белорусской нефтяной компании в этой стране BNK (UK) LTD.

Проблема не столько в том, что эти предприятия не смогут экспортировать свою продукцию в те страны, которые приняли против них санкции. А в том, что они столкнутся с большими сложностями при закупке сырья, оборудования, материалов для производства.

Насколько нам известно, некоторые партнёры с этими предприятиями боятся даже контактировать.

Например, «Нафтан» сейчас не может закупать даже российскую нефть. Если проблему не удастся решить, то он, вероятно, не сможет проводить модернизацию. А предприятие обеспечивает около 50% ВРП Витебской области и до 4−5% ВВП страны.

«Это затронет каждого»: как санкции Запада отразятся на белорусской экономике и частном бизнесе, Слуцк
Фото: pexels.com
Предприятия машиностроения закупают импортные комплектующие, необходимые для производства моделей на экспорт. Если БЕЛАЗ не сможет обеспечить необходимое качество и заявленные характеристики, может пострадать его контракт на поставку самосвалов в Индию. Потери МАЗа и БЕЛАЗа могут составить около $ 500 млн.

То есть, по сути, речь может идти о необходимости бесперебойного обеспечения нужд производства в принципе. Соответственно, пострадают компании — поставщики предприятий, попавших в списки, компании, оказывающие услуги — финансовые (банки), логистические и т. д.

Не стоит забывать, что многие из этих предприятий являются градообразующими:

2019* 2020*
ОАО «Белшина» 10,3% 9,5%
ОАО «Гродно Азот» 4,4% 4,3%
ОАО «Лакокраска» 2,0% 2,0%
ОАО «Нафтан» 21,8% 21,4%
ОАО «Полоцк-Стекловолокно» 8,0% 7,8%
ОАО «БЕЛАЗ» — управляющая компания холдинга «БЕЛАЗ-ХОЛДИНГ» 38,1% 36,2%

*Расчёты выполнены исходя из числа занятых в регионе в 2019 году. Для ОАО «Лакокраска» и «Полоцк-Стекловолокно» использованы данные по числу занятых в соответствующих районах, для прочих предприятий — в городах, где располагаются предприятия. Источник: Белстат, расчеты исследовательской компании InComeIn.

Поэтому с проблемами могут столкнуться не только работники предприятий, но и сфера услуг этих городов — розничная торговля, банки, транспорт. Если не будут найдены пути продолжения работы этих предприятий, возможно, государство будет пытаться как-то поддержать их из бюджета. Это дополнительное бремя, которое ляжет на работающие государственные и частные компании.

К чему могут привести секторальные санкции

Что касается секторальных санкций, то их негативный эффект будет отложенным во времени.

  1. Калийные удобрения. Доля калийных удобрений, которая окажется под санкциями после завершения подписанных до 25 июня 2021 года контрактов, около 20%. Но в денежном выражении это может составить около $ 500 млн в год (в ценах и объёмах 2020 года). По истечении срока контрактов санкционный объём нельзя будет направлять в Клайпедский порт, поэтому, скорее всего, он будет реализовываться через российские порты. Это может повысить стоимость логистики.
  2. Нефтепереработка. Более широкая номенклатура товаров попала под санкции в отношении нефтеперерабатывающей отрасли. Запрет на покупку и транзит распространяется на нефтепродукты (в том числе бензины и дизтопливо), битум и битумные смеси, нефтяные газы, а также нефтяные вазелин, парафин и воск. В 2020 году совокупный объём экспорта по данным позициям составил $ 3102,3 млн. Однако реальная уязвимость Беларуси перед этими санкциями оценивается значительно ниже. Основным рынком сбыта белорусских нефтепродуктов остаётся Украина, а не страны ЕС или регионы, куда через Европу ведутся поставки. Поэтому будет очень важно, присоединится ли к санкциям Украина.
  3. Финансовый сектор. Существенными будут и санкции в отношении финансового сектора. Для госбанков введённые санкции значительно ограничат источники заёмных средств. Например, субординированные кредиты, с помощью которых белорусские банки часто привлекали ресурсы для своих клиентов. Также госбанкам будет гораздо сложнее работать с международными банками развития. На планах продажи пакетов акций госбанков европейским структурам также можно поставить крест. Доля средств нерезидентов в общей структуре пассивов банков и прежде не была высокой. На 1 мая 2021 года она составила 15,4%. Но в структуре валютных пассивов она достигает 27,7%. Теперь же возможности госбанков найти валюту на внешних рынках уменьшатся, что неизбежно приведёт к росту стоимости валютных ресурсов на внутреннем рынке.
«Это затронет каждого»: как санкции Запада отразятся на белорусской экономике и частном бизнесе, Слуцк
Фото: pexels.com
Итак, несмотря на то, что итоговый пакет секторальных санкций ЕС оказался мягче, чем опасалась Беларусь (как по номенклатуре, так и по срокам их применения), они всё же наносят серьёзный ущерб экономике. В основном это касается:

  • Снижения возможностей для привлечения финансовых ресурсов на Западе. Если суверенные заимствования в Европе и так были нереальными, то поддержка банков и отдельных госпредприятий представлялась возможной.
  • Увеличения плеча доставки сырьевого экспорта и, как следствие, её удорожания.
  • Роста зависимости от одного направления доставки. В сегменте минеральных удобрений это может оказать влияние на сбытовую политику белорусского калийного трейдера, которая может формироваться с учётом интересов российского «Уралкалия». При необходимости инвестировать в транспортную инфраструктуру в России Беларусь будет привязана к данному маршруту даже при снятии санкций в будущем.

В целом же такое широкое санкционное давление скажется на всех отраслях, независимо от того, есть они в списке или нет, включая и частный сектор.

Это будет сильный удар по экономике. И это затронет каждого.

Потому что предприятия — это налоги, зарплаты, но ещё и люди. Соответственно, проблемы ощутят на себе и банки, и торговля, и бюджетники — все. Многие иностранные компании и инвесторы со страной в принципе не захотят работать. И не важно — речь о госпредприятии или о крутой частной компании.

Почему санкции не «обойдут» частный бизнес

Во-первых, вникать в нюансы мало кто будет, особенно в странах, не погружённых глубоко в нашу повестку. Но негативный имидж страны запомнится.

Зарубежные контрагенты будут действовать, скорее, «от греха подальше» и предпочтут не работать совсем, чем рисковать.

Уже сейчас многим белорусским компаниям приходится много времени тратить, отвечая на вопросы зарубежных партнёров о том, точно ли товар будет доставлен/оплачен, не заморозит ли банк поступление средств, работает ли компания с кем-то из санкционного списка и так далее. Есть и те, с кем уже разрывают отношения.

Во-вторых, попытка избежать санкций путём удлинения цепочек поставки значительно повысит стоимость конечной продукции. Это скажется на инфляции и конкурентоспособности белорусских товаров либо маржинальности бизнесов.

В-третьих, невозможность занять средства или рефинансировать долги повышает стоимость фондирования внутри страны. Бюджету потребуется изыскивать выпадающие доходы. Соответственно, возможны отмена льгот, увеличение налогов, какие-то другие решения. Не исключена и корректировка денежно-кредитной политики. Это неизбежно скажется на состоянии экономики.

И что делать?

Самое главное — не паниковать.

Сейчас бизнесам нужно детально разобраться, понять, в чём проблемы конкретно для их сферы и какие будут последствия. Почитать и изучить аналитику, составить логические цепочки влияния — прямые и косвенные. Учесть ответную реакцию на санкции внутри страны.

Подумать, каким образом и где эта ситуация может коснуться вашего бизнеса либо личных финансов.

Продумать, как можно минимизировать потери, а может, даже извлечь выгоду.

Что конкретно предпринять с учётом бизнес-модели каждого конкретного бизнеса, уверена, сами компании поймут лучше — каждый для своей ситуации. Тут сложно что-то советовать, не владея детальной информацией.

Поэтому единственный совет — не паниковать и помнить, что Ной строил ковчег до потопа.

В тему:

Роман Головченко, премьер-министр Республики Беларуси, сказал о санкциях против белорусских властей, что это стимулирующий и мотивирующий фактор

«Конечно, нельзя сказать, что мы легкомысленно относимся или пренебрегаем этим явлением. Но мы как правительство Беларуси имеем четкий план работы в этих условиях. Сейчас я бы не заострял внимание на том, какие потери будут. Мы же знаем, что большинство прогнозов по отношению к Беларуси не сбывается. И это хорошо. Уверен в том, что и эти прогнозы не сбудутся», — сказал Головченко в эфире Беларусь 1.

«Мы, возможно, станем ещё более мотивированными. Более жесткие условия работы заставят нас двигаться еще быстрее. Активнее выходить на новые рынки. Мы знаем, куда идти, — в частности в Казахстан. Это не новый рынок, но в ходе работы мы нашли абсолютно конкретные проекты, за счет которых мы будем прирастать в следующие несколько лет. В этом плане это для нас определенный стимулирующий и мотивирующий фактор».