Слово «тюрьма» редко у кого вызывает позитивные ассоциации. Как правило, слыша его, мы представляем грязь, насилие и жестокость. Однако в некоторых странах места заключения можно спутать с курортами. Рассказываем, как работают некоторые тюрьмы в Норвегии и почему комфортная ресоциализация преступников необходима не только им самим, но и тем, кто на свободе.

«Украл, выпил — в тюрьму… Романтика!» — говорил герой Евгения Леонова в фильме «Джентльмены удачи». По сюжету заведующий детским садом, как две капли воды похожий на матерого преступника, пытается «перевоспитать» сбежавших с ним воров. И эти слова из его уст звучат печально-саркастически. Романтики никакой в этом, конечно, нет.

Реклама

В тюрьму попадают за нарушения закона, и условия там обычно весьма жёсткие. Тем не менее в разных странах понимание тюремного заключения различается. Печально известны «филиалы ада на Земле» — легендарные Карандиру в Бразилии или Бангкванг в Тайланде. В то же время на другом полюсе — комфортабельные учреждения, о пребывании в которых осужденные из других стран могут только мечтать.

Чудо-остров

Так, норвежская тюрьма для особо опасных преступников на живописном острове Бастой — это практически курорт. С той лишь разницей, что покинуть его по своему желанию не получится. Но возникает ли у кого-то такая мысль? За первые 11 лет существования тюрьмы с острова сбежали лишь пять человек, при этом трое из них вернулись сами — с повинной.

А вот приехать туда желают многие осужденные граждане Норвегии, и кому-то приходится ждать своей очереди. Обычно сюда попадают в конце срока, основную же его часть приходится провести на материке.

На острове, оборудованном пляжами, теннисными площадками и сауной, одновременно находятся 115 заключённых. В одном деревянном коттедже живут 8 человек — каждый в своей комнате. Бывшие преступники заняты работой на природе — в лесу и на своеобразной местной ферме. Досуг они могут проводить на рыбалке, за игрой в теннис, катаясь на лошадях, греясь на солнце или в сауне.

При желании можно сидеть в интернете (ограниченное время), выступать в местной театральной труппе, заниматься музыкой или читать книги. О том, что это тюрьма, напоминает присутствие охраны (невооруженной), ежедневные поверки (пересчёт заключённых), соблюдение режима дня и работы (с ежегодным отпуском 18 дней) и еженедельная обязательная сдача анализов на следы алкоголя и наркотиков (они на острове под запретом).

Почти курорт: как перевоспитывают преступников в Норвегии, Слуцк
Фото: psychologies.ru

Ресоциализация вместо наказания

Опыт «перевоспитания» преступников на Бастое действительно удачный, решило Министерство юстиции Норвегии. Ведомство собирается организовать ещё несколько подобных тюрем. Чиновники подсчитали, что содержание заключённых здесь обходится государству в 2,5 раза дешевле, чем в тюрьмах на материке.

Меньше после них и количество повторно осуждённых преступников, если сравнивать тех, кто «мотал срок» на материковой части Норвегии (20%) и на Бастое (лишь 16%). Для сравнения, в России 63% заключённых отбывают наказание в исправительных колониях по второй, третьей или даже четвертой судимости.

Автор экспериментального проекта «ресоциализация» (так названа система исправления поведения преступников на Бастое) — Нильс Кристи, норвежский учёный и криминолог.

По его убеждению, совершивший преступление также является жертвой собственного деяния. И задача государства — не только наказать его, но и дать возможность изменить отношения с собой и социумом.

По этой причине работа с психологом в тюрьме — часть обязательной программы. Сам Кристи уверен, что секрет успешного «перевоспитания» обитателей этого заведения заключается в работе на земле, в близком контакте с природой.

Гуманизм в действии

Да, Норвегия славится гуманностью своей уголовно-исполнительной системы. Инесса Захарян, медиатор и психолог, работавшая в российской судебной системе поясняет: «Норвежские психологи проводили различные исследования и пришли к выводу: большинство правонарушений происходит именно из-за того, что у людей неверное представление о себе как о личности, нет понятия самоценности и адекватного самовосприятия.

Потому норвежцы считают: смысл наказания в том, чтобы заключённый осознал свою неправоту, понял себя и свою предысторию. То есть он должен ответить на вопрос: «Какие мои шаги в жизни привели меня в тюрьму?» Психологи, которые работают с заключёнными, должны помочь человеку понять, как он очутился в этой ситуации.

И подготовить его к выходу на свободу, поддержать в совершении правильных шагов — для того чтобы он мог создать другую, позитивную историю своей жизни. После выхода из тюрьмы государство полгода финансово поддерживает человека, даёт время на адаптацию, чтобы он мог спокойно выбрать себе новый путь. Продолжаются и бесплатные консультации с психологом".

Согласитесь: гораздо лучше, если тот, кто попал в тюрьму из-за собственной ошибки, осознает её и сделает всё, чтобы не повторить печальный опыт. Это приносит пользу всему обществу, жить в нём становится комфортнее и безопаснее.

Сбой системы?

Всегда ли работает гуманный подход к перевоспитанию? Это большой вопрос.

Вспомним самого известного норвежского заключённого — массового убийцу Андерса Беринга Брейвика. Ему диагностировали нарциссическое расстройство личности в сочетании с патологической лживостью. Однако вместе с тем он вменяем, то есть может нести уголовную ответственность за свои преступления. Помогает ли гуманное «перевоспитание» таким, как он?

Одиночная камера Брейвика напоминает компактные апартаменты — спальня, кабинет и спортзал, общая площадь 24 кв м. Брейвик регулярно писал жалобы, в которых возмущался тем, что еду разогревали в микроволновке, масло плохо мазалось на хлеб, а тюрьма не хотела покупать ему учебники. Кроме того, он называл условия «садистскими» и требовал игровую приставку.

«Проблема нарциссического расстройства в том, что его обладателя невозможно «перевоспитать». Это патология личности, — поясняет Гурген Хачатурян, врач-психотерапевт. — Преступление Брейвика — крайность. Но в нашем мире много подобных расстройств. И, увы, много совершаемого такими людьми насилия, физического и психологического.

Некоторые случаи нарциссического расстройства не поддаются лечению. В других задача психотерапии состоит в перестройке личности. И на это может уйти от 5−7 лет до всей жизни человека.

Чаще всего преступнику-нарциссу требуется не гуманная «ресоциализация», а длительная психотерапия, контроль и дальнейшая изоляция от социума".

Вывод очевиден — ни одна система не может быть совершенной. Однако статистика указывает на то, что уважение к человеческому достоинству и грамотная психологическая поддержка заключенных в конечном итоге приносят пользу всему обществу.