Рабов или патриотов хотят воспитывать в Беларуси. Давайте посмотрим здесь

Дорогие мои, кто читает эти строки. Прочитал на сайте «Кур'ера» с утра новость, что «В Беларуси появится республиканский центр патриотического воспитания молодёжи». И сразу вспомнил, я бы даже сказал, легендарное выступление депутата Льва Шлосберга о приступе государственного патриотизма, где он говорит: «Если людей начинают с детства учить любви к государству, это не патриотизм, это воспитание лояльности и покорности».

Так как новость про этот центр патриотического воспитания молодёжи какая-то однобокая и мало что объясняет мне, простому человеку и обычному читателю вашей газеты, я решил найти весь текст выступления Льва Шлосберга и дать из него с сокращениями.

Считаю очень полезно почитать это другим. Особенно настоящим патриотам нашей родной Беларуси. Считаю, неважно, за какую сторону вы в этом своём патриотизме, главное, чтобы слова ниже заставили вас задуматься и посмотреть на других жителей Слуцка чуть более мудрым взглядом. Читайте:

Реклама

«Когда в школах начинают вводиться уроки государственного патриотизма, это означает, что в государстве что-то идёт не так. Если детей надо учить любить Родину, это значит, что Родина не любит своих детей.

Патриотизм — это любовь к Родине, это личное чувство, личное переживание человека. Родина — это не государство и не власть. Родина — «тот уголок земли», с которым человека связывают истоки жизни.

А если людей начинают с детства учить любви к государству, любви к власти, это не патриотизм, это воспитание лояльности и покорности.

/…/

Патриотизм часто перемешивают с военной историей, историей крови и жертв. Живые властители прикрываются павшими, которые ничего не могут сказать.

Когда детям будут рассказывать о Гражданской войне, им скажут о том, что это не победа «красных» над «белыми» и «зелёными», а общенациональная трагедия?

Когда детям будут рассказывать о патриотизме на примере Великой Отечественной войны, им скажут о цене Победы? Об уничтоженных ещё до начала войны командирах и военных специалистах, о пакте Молотова-Риббентропа, о смертельных ошибках Сталина, о миллионах до сих пор не найденных и не погребённых солдат, о победителях, сосланных после Победы в концлагеря, об инвалидах, спрятанных в глуши, о детях войны, о многоэтажных домах на могильных рвах концлагерей?

Им расскажут о миллионах доносов, о «чёрных воронках», о «тройках», о ГУЛАГе, о «законе трёх колосков», о смертной казни для детей с 12 лет? Это будет частью патриотизма, этим тоже нужно будет гордиться? Или просто помнить, чтобы — никогда больше?

«Можем повторить» — это патриотизм?

Детям расскажут о том, что для того, чтобы Гагарин полетел в космос, Королёв должен был чудом выжить в застенках?

Детям расскажут об изгнании и возвращении Александра Исаевича Солженицына? О «Колымских рассказах» Варлама Тихоновича Шаламова?

Детям расскажут об Андрее Дмитриевиче Сахарове, его ссылке, его восхождении, его смерти?

/…/

  • Горькая правда о страданиях народа войдёт в уроки государственного патриотизма?
  • Почему патриотическое воспитание в нашей стране — в первую очередь военно-патриотическое? Почему не мирно-патриотическое?
  • Кого должен воспитать патриотизм, восхваляющий насилие и кровопролитие? К чему должны быть готовы дети, получившие такие уроки? Они должны быть готовы убивать лично?
  • Мы хотим подготовить детей к войне или к миру? Мы хотим научить их ненавидеть и враждовать или сострадать и любить?
  • Нашей стране нужен патриотизм ненависти или патриотизм любви?
  • Мы хотим научить детей ценить человеческую жизнь?

/…/

Придание прижизненного величия действующему правителю — это патриотизм или чинопочитание и лесть?

Любовь к Родине не предполагает почитания государственных мифов и легенд. Если патриотизму учить по истории правящей — в любой момент — партии, то личная история человека и официальная история государства не совпадут. И с этого момента человек отстраняется от государственной фальши и парадного лицемерия, с этого момента государство становится чужим.

Принудительное воспитание патриотизма — это предвестие государственного политического банкротства. В любую эпоху, в любой стране.

Если народу не за что любить государство, то нужно думать о понуждении народа к любви или о перемене политики государства по отношению к людям? Любовь через насилие может сделать человека добрым и гуманным?

Любовь к Родине — это исключительно личное чувство, оно не тиражируется учебниками, решениями президентов, парламентов и правительств, съездов партий.

Патриотизм вырастает

  • из свободы,
  • из прав и свобод человека,
  • из достатка и благосостояния,
  • из любви к ближнему и дальнему.

Патриотизм не вырастает

  • из бедности и нищеты,
  • из унижений и оскорблений,
  • из пренебрежения человеком,
  • из неправды и лжи.

Государство может дать человеку урок патриотизма: перестать врать и начать служить людям. Тогда уроки государственного патриотизма в школах никому не придут в голову, потому что дети будут просто знать, что Родина их любит".


От редакции. Автор привёл в тексте фрагменты выступления. Дополняем материал полной версией — на видео. Выступление Льва Шлосберга состоялось на 10-й сессии Псковского областного Собрания депутатов, 6 июня 2017 года.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.