«Утром — молишься, вечером — колешься». Как пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, помогает другим и растит здорового ребёнка

0

Светлана и Дмитрий (имена героев изменены по их просьбе) в юности принимали наркотики, заразились ВИЧ и упали на «социальное дно». Но благодаря помощи добрых людей они выкарабкались, нашли друг друга, завели семью, родили здорового ребёнка.

Теперь они сами помогают наркозависимым и ВИЧ-положительным людям и выступают с лекциями перед школьниками.

Реклама

Светлана и наркотики

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: Ihor Malytskyi, unsplash.com
Светлане сейчас 39 лет, родом она из Светлогорска. Росла в благополучной семье. С детства занималась плаванием, стала кандидатом в мастера спорта. В 1994 году Свете было 14 лет. Тогда она впервые попробовала наркотики.

«Однажды я в темноте возвращалась с тренировки, и меня на улице ударил незнакомец, — рассказывает Света. — Было больно. Я плакала. Но дома никто даже не спросил, что со мной случилось. Я осмелилась и вернулась на улицу одна. У подъезда были старшие ребята, мои соседи, которых я знала. Они поддержали меня, нашли моего обидчика и «разобрались». Мы стали дружить. Они были потребителями наркотиков. В то время такие ребята были во дворе «в авторитете». Они мне и предложили как-то попробовать. Пустили шприц по кругу.

Какое-то время это было бесплатно. Так я оказалась зависимой. Потом наркотики приходилось добывать. Я воровала, обманывала, в том числе и близких. Несколько раз лечилась в психиатрических больницах, но безрезультатно. Сидела в тюрьме из-за наркотиков".

Светлогорск в начале 90-х был на 1-м месте в Беларуси по числу наркозависимых и ВИЧ-положительных людей. А к концу 90-х за ним закрепилось народное звание «столицы наркомании» и «СПИДогорска». Наркодиллеры продавали молодёжи опиумные наркотики местного кустарного производства. Их покупали даже дети из благополучных семей. Света рассказывает, что в её районе только в одной девятиэтажке жило 39 потребителей наркотиков.

Светлана и ВИЧ

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: Ihor Malytskyi, unsplash.com
«В 18 лет я узнала, что болею ВИЧ, — говорит Светлана. — В те годы мобильные группы милиции часто ловили наркоманов на квартирах или на улице. Меня задержали. Я сдала кровь. С положительным результатом меня вызвали в больницу.

Узнать о своём статусе было тяжело и страшно. Я не знала, что со мной будет. Думала, что скоро умру. Не знала, как рассказать окружающим. Тогда с ВИЧ-положительными людьми никто не работал в плане поддержки и никто не разговаривал. Терапии не было. Я сказала только маме. Боялась, что другие родственники, если узнают, перестанут с ней общаться".

Светлана, Дмитрий и «Исцеление»

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: Mayur Gala, unsplash.com
В Светлогорске работал реабилитационный центр «Исцеление» Международной благотворительной общественной организации «ТОС-Вайсрусланд». Света говорит, что после тюрьмы нашла там поддержку и веру в лучшее. Хотя сначала срывалась. Говорит: «Утром — молишься, вечером — колешься». В «Исцелении» она познакомилась со своим будущим мужем Дмитрием, который родом из Солигорска. Тоже ВИЧ-положительным потребителем наркотиков.

«Я много испробовал — от психиатров до бабок-шептух. Пытался заменить наркотическую зависимость алкогольной. Ничего не помогло, — говорит 42-летний Дмитрий. — И в 2003 году я решил поехать в светлогорский реабилитационный центр. Там уже была Света, но мы ещё не были знакомы. Я был полгода на реабилитации. Потом уехал в Солигорск. Света решила с ребятами от центра побывать в Солигорске и вести работу с местными. Я присоединился. Так мы познакомились, были в одной команде».

До свадьбы три года Света и Дима присматривались друг к другу. Поженились в 2007 году. Правила центра были строгими для подопечных, которые заводили семью. Ведь не исключались срывы в парах, когда один легко «тянул на дно» за собой другого. За этим Свете и Диме помогали следить в центре.

ВИЧ-диссидентство и аборт

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: Jonathan Borba, unsplash.com
«Антиретровирусная терапия против ВИЧ тогда была ужасной по „побочкам“, — вспоминает Дима. — Врачи не знали дозировок, схем лечения. Многие, кто тогда получал терапию, умерли. Всё это пугало. И я, и Света склонились к ВИЧ-диссидентству. Отказались от лечения».

Несмотря на всё это, пара решила родить ребёнка.

«В 2009 году я забеременела, не принимая терапию, — рассказывает Света. — Гинеколог дал понять, что беременность нужно прервать. Мне сказали, что есть угроза выкидыша на раннем сроке. Хотя никаких специальных исследований не проводили. Я была в полном неведении и стрессе. Поэтому не задумалась, почему нужно делать аборт. Это уже потом я поняла, что врачи мой ВИЧ-статус и отсутствие терапии считали показаниями для прерывания беременности.

После аборта из своих медицинских документов я узнала, что поступала в больницу со статусом «на сохранение». То есть у меня был шанс родить, но мне так и не дали это сделать. Я чувствовала себя растерянной и униженной, лицом второго сорта. На процедуры мне указывали всегда занимать очередь последней, после здоровых рожениц. А врач-анестезиолог, когда перед абортом увидел мою медкарту, сказал: «Вен у тебя нет, как у опытной наркоманки. Уколем анестезию в шею, может быть. А может, ты обойдешься без анестезии?» Я вспоминаю эту историю с содроганием".

Поиски терапии

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: pixabay.com
Поле аборта Света и Дима ушли от ВИЧ-диссидентства и обратились за антиретровирусной терапией. Им назначили препараты, но скоро у обоих выработалась невосприимчивость к ним. Лекарства необходимо было менять. Но анализы для изменения терапии у супругов не брали. Света на то время жила уже в Солигорске и ездила за препаратами в Светлогорск. Это было далеко и неудобно. Девушка встала на диспансерный учёт в Солигорске.

«В первый раз в Солигорске мне сказали: „Вам лучше к нам на учёт не становиться, мы вам ничем не поможем“», — вспоминает Света.

Во второй визит ей назначили препараты, но снова проявилась невосприимчивость. Света чувствовала себя плохо от терапии. Но ей опять не поменяли лечение и отправили, по её словам, «умирать домой».

Потом состояние Светы стало ухудшаться. Анализы всё же взяли. Ещё направили на обследование в Гомельский областной противотуберкулёзный диспансер, где ко всему прочему подтвердили туберкулёз и стали его лечить. Там же в 2010 году Свете наконец подобрали подходящую антиретровирусную терапию. Уже через месяц анализы пришли в норму.

Рождение ребёнка

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: pixabay.com
О второй беременности Света узнала в 2012 году. Чувства были смешанными: неописуемая радость и страх с тревогой, так как ей ещё две недели нужно было принимать лекарства от туберкулёза. Света говорит, что опять столкнулась с дискриминацией со стороны некоторых медиков. Она вспоминает, что их с Димой поддержали только работники Солигорского противотуберкулёзного диспансера.

Света обратилась к инфекционисту, чтобы ей сменили терапию ВИЧ, как положено беременным. Вместо этого Свете выдали направление на аборт в Минск. Её даже предложили завезти в столицу на машине скорой помощи. Женщина отказалась.

Начались бессмысленные перенаправления от женской консультации к инфекционисту и обратно. Но Света не опустила руки. Ей и Диме помогла организация «Матери против наркотиков». Волонтёры обратились к врачу Дмитрию Падуто в Минске. Он настоял на консилиуме, на котором Свете разрешили рожать и подобрали новую терапию.

Беременность прошла без осложнений. Знакомые рассказали Свете, что в Солигорске ребёнка с ВИЧ-положительной мамой разлучают на месяц. Поэтому она рожала в Минске. Там ей разрешили заботиться о ребёнке ещё в родильной палате. Родилась здоровая девочка. За три года наблюдений у неё не обнаружили ВИЧ.

Помощь другим

Пара с ВИЧ из Солигорска победила наркозависимость, а теперь помогает другим и растит здорового ребёнка
Фото: pixabay.com
«Мы с мужем — волонтёры при церкви „Христос воскрес“ в Солигорске, — говорит Света. — Поддерживаем наркозависимых людей с ВИЧ. Так как мы из „бывших“, хотим быть полезными. Уже 18 лет мы не употребляем наркотики».

«Это образ жизни, — говорит Дима. — Ты вытягиваешь со дна одного человека, он — двоих и так далее, в геометрической прогрессии. Когда ты сам прошёл путь исцеления, знаешь на нём каждую тропиночку, каждый поворот. Мы и сами живы благодаря людям, на которых равнялись. Возможно, они совершали ошибки на пути к своему исцелению. Мы на них учились. А для кого-то наши ошибки были уроком.

Многих, кто нуждается в помощи, мы находим сами. Предлагаем им другой взгляд на жизнь: без наркотиков с надеждой на лучшее. В Солигорске наркозависимых не так много как раньше. Мне думается, это вызвано большими сроками за преступления в сфере наркотиков. Кто-то меняет свою зависимость на алкогольную. А потребители с большим стажем, если попадают в тюрьму, живыми уже не выходят.

Открываются новые реабилитационные центры, которые развивают свои программы помощи. Эффект от их работы заметен. Однако в нашем обществе ещё живёт миф, что «бывших наркоманов не бывает». Мы его развенчиваем. Нас зовут в школы Солигорского района, Любанщины. Там мы рассказываем, как исцелились. Хотя в городских школах не всегда есть возможность выступить".

Света советует тем, кто узнал о своём положительном статусе, не замыкаться в себе. «ВИЧ — не приговор, наша семья тому подтверждение, — говорит она. — В наши дни много организаций, которые не оставят вас одних. Обязательно обращайтесь к врачам, принимайте препараты».

«Стоит помнить, что ВИЧ — не смертельное заболевание, если принимать терапию, — говорит Дима. — Люди живут полноценной жизнью. Знания об этом нужно продвигать. Информированные люди принимают более взвешенные решения. Доверяйте врачам, знающим своё дело. Жизнь на положительном статусе не заканчивается. И пример тому — наша семья, к которой мы долго шли. И думаем, что в будущем она станет больше».