«В минуты опасности страна едина». Случчанин в Израиле рассказал, как живёт в зоне обстрела

0
«В минуты опасности страна едина». Случчанин в Израиле рассказал, как живёт в зоне обстрела, Слуцк
Фото: AFP

Уроженец Слуцка Исаак Ривин живёт в Израиле, в городе Реховот, что в 40 км от Иерусалима. Говорит, что за 30 лет уже сбился со счёта вооружённых противостояний с врагами страны. Нынешние бомбёжки он также воспринимает с долей юмора, хотя бывает и страшно.

Мы связались с Исааком с помощью интернета и узнали об обстановке из первых уст: что происходит сейчас в Израиле, какие настроения у людей, так ли всё страшно, как показывают по телевидению.

— По ТВ и в прессе мы слышим о том, что на Ближнем Востоке началась Третья мировая война. Ты тоже так считаешь?

Реклама

— Речь пока идёт о ракетных обстрелах. Таковых я за 30 лет жизни в Израиле уже и сосчитать не могу.

Конечно, обстановка накалённая. И это ощущается в повседневной жизни. Школы и детсады в зоне 80 км от Газы закрыты, так же как и общественные места, не оборудованные защищёнными помещениями.

Работают все магазины и многие предприятия. По вечерам на улицах много бегунов и велосипедистов. Здравоохранение продолжает держать под контролем ситуацию с коронавирусом.

Израильское общество достаточно разобщённое по этническому и конфессиональному колориту. Но в минуты опасности страна едина. Все службы работают как единый организм. Мгновенно устраняются перерывы в водо- и энергоснабжении, безукоризненно работают интернет, связь, транспорт.

— Впервые в истории Израиля Иерусалим стал объектом обстрелов. Что-то из святынь утеряно безвозвратно?

— Многие возмущены обстрелом Иерусалима, ведь это город трёх мировых религий со смешанным арабо-израильским населением. А святыни для нормального, даже неверующего человека — не пустой звук. Ущерб, конечно, нанесён, есть потери. Но главное, что не утеряно, — наше ощущение защищённости благодаря ЦАХАЛ (армия обороны Израиля) и службе тыла. Хотя тыл — это весьма абстрактная категория. Везде тыл и фронт одновременно.

Армия не сообщает места попадания ракет, дабы не помогать корректировщикам хамасовского огня. Просто слышны очень сильные взрывы в небе. Это работает «Железный купол». Его принцип — сильный динамический импульс, заставляющий взрываться ракеты в воздухе. Достаточно опасны осколки ракет. Например, элементы движка хамасовской ракеты упали в детский плавательный бассейн. Но центр отдыха и спорта в эти дни закрыт.

«Железный купол» перехватывает порядка 90% запущенных ракет. Конечно, есть раненые, убитые, в том числе арабские жители страны.

Но страна восстанавливается очень быстро, работают ремонтные и восстановительные службы.

«В минуты опасности страна едина». Случчанин в Израиле рассказал, как живёт в зоне обстрела, Слуцк
Фото: Getty Images
— По ТВ показывают вооружённые стычки на улицах. Это кто воюет?

— Взбунтовались экстремистски настроенные молодчики из числа израильских арабов. Я по долгу службы постоянно в контакте с арабскими подрядчиками. Это совершенно нормальные и адекватные, не очень молодые люди, осознавшие, что их будущее — в нормальных отношениях с евреями. Хотя и с еврейской стороны тоже немало радикалов из числа молодых людей.

— В Реховоте звучит воздушная тревога? Что делают люди?

— Мой город в зоне обстрела. Когда звучит воздушная тревога, люди отсиживаются в защищённых комнатах или общественных бомбоубежищах. У кого этого нет, выходят на лестничные площадки. Лично я никуда не выхожу. Панических настроений среди своих соседей не наблюдал. Работает служба психологической помощи.

— В Беларуси при малейшей опасности люди скупают гречку и туалетную бумагу. Чувствуется ли военное положение в гуманитарном плане?

— Никакого ажиотажа. В магазинах полно продуктов, а очереди только в кассах. Наверное, запаслись в период пандемии коронавируса.

— Твои друзья и родственники, живущие в других городах Израиля, пребывают в таком же бодром настроении?

— С роднёй всё в порядке — они живут на севере, вне зоны обстрелов. Многие случчане, думаю, помнят моего дядю — часового мастера Михаила Ривина. Он в здравии, отличной памяти и шлёт привет землякам, читателям «Кур'ера». К войне относится даже с некоторой иронией. У этих людей, представителей военного поколения, особая закалка. А к пенсионерам здесь особенное отношение. Они получают необходимую психологическую и медицинскую помощь, горячее питание с доставкой.

— Несмотря на оптимистический настрой и бодрость духа, что лично у тебя вызывает внутренний дискомфорт в это время?

— Конечно, есть и у меня тревога, но не за себя. Больно за детей, получающих психологические травмы. Они, кстати, на детских площадках уже играют в войнушку, изображая сирену воздушной тревоги. Вызывают негодование варвары, посылающие своих детей против танков, требующие выкуп за труп еврея или припрятанную солдатскую ногу, оторванную взрывом.

Как говорит известный израильский философ Ной Харари, на протяжении своего существования человечество боролось с тремя «всадниками апокалипсиса»: голодом, мором и войной.

Наши последние достижения таковы, что мы в силах обуздать голод и даже мор. Вакцина против коронавируса была изобретена в рекордно короткие сроки. Но история не терпит пустоты, и место трёх «всадников апокалипсиса» обязательно займёт что-то другое. Это религиозный экстремизм и фанатизм.

«В минуты опасности страна едина». Случчанин в Израиле рассказал, как живёт в зоне обстрела, Слуцк
«Есть и забавные моменты. Во время воздушных тревог я стал подкармливать через открытое окошко ванной комнаты дворовую кошку. Сигнал сирены для неё теперь как приглашение на трапезу», — рассказывает собеседник. Фото: Исаак Ривин
Контекст. Обмен ракетными ударами между Израилем и палестинскими радикалами из сектора Газа последовал за вспыхнувшими в начале мая беспорядками у мечети Аль-Акса в Восточном Иерусалиме.

Поводом к акциям протеста стали ужесточённый контроль доступа к мечети Аль-Акса во время священного для мусульман месяца Рамадан, а также угроза выселения нескольких палестинских семей из Восточного Иерусалима по решению суда.

По последним данным, с израильской стороны погибли не менее десяти человек, с палестинской (в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан) — свыше 200.

Вчера, 20 мая, израильский кабинет министров по вопросам безопасности утвердил решение о прекращении огня в секторе Газа. ЦАХАЛ перестал наносить удары по палестинскому анклаву уже сегодня, 21 мая, в два часа ночи (по местному времени).

В свою очередь руководитель МИД Палестины Рияд аль-Малики заявил, что прекращение огня с израильской стороны — хороший шаг, однако этого мало. По его словам, по-прежнему ключевым вопросом остаётся статус города Иерусалима.