У многих сдают нервы: как работают в немецких больницах в пандемию

0

Медперсоналу больниц и домов престарелых во всём мире приходится нелегко. Непростая ситуация и в Германии, где наблюдается третья волна эпидемии. У многих медсестёр и медбратьев сдают нервы, некоторые даже бросают работу.

По данным еженедель­ника Der Spiegel, уже во время первой волны число работников, занятых в сфере ухода за больными, сократилось более чем на 9000 человек.

Как работают в немецких больницах в пандемию, Слуцк
В отделениях интенсивной терапии немецких больниц растёт число тяжелобольных пациентов. Медикам тяжело и физически, и морально: приходится заменять пациентам их родных и близких. Фото с сайта dw.com

Причины увольнений медперсонала

Причин для этого несколько: тяжёлые условия труда и несоразмерность его оплаты, постоянный стресс и страх заразиться коронавирусом. Эксперты прогнозируют массовые увольнения по собственному желанию после панде­мии, если не будет принято политического решения по улучшению условий и оплаты труда специалистов по уходу за больными и престарелыми.

«Мы с большой тревогой наблюдаем за проблемой, которая может ещё сильнее обостриться. Медперсонал более года находится в кризисной ситуации», — подчёркивает Патрисия Друбе, член президиума Федеральной палаты по медицинскому уходу.

Реклама

Если первая волна эпидемии, по словам Друбе, характеризовалась нехваткой материальных ресурсов, а вторая — страхом медперсонала заразиться и дебатами о вакцинации, то теперь к ним прибавились ещё и хроническая усталость и ухудшение здоровья медперсонала.

«Работа в пандемию подорвала психику»

Штефан М., 45-летний медбрат с 20-летним стажем, за помощью к психиатру обратился сразу после первой волны эпидемии. Сейчас он принимает антидепрессанты, недавно начал посещать сеансы психотерапии, ждать которые пришлось 8 месяцев.

«В нашей кёльнской больнице мы уже больше года работаем на износ. И всё это время мы пребываем в страхе подхватить эту опасную заразу. Лишь недавно мои коллеги и я получили прививки, — говорит Штефан. — Но, честно говоря, страха меньше не стало. Столько смертей, как за этот год, мне никогда раньше не приходилось видеть. От ковида умерли и несколько моих коллег — врачи и медсёстры. Практически 60% нашего медперсонала переболели им.

Я часто заставлял себя ходить на работу, подавляя страх. Ещё больше удручала социальная изоляция. Если раньше от проблем можно было отвлечься, встретиться с друзьями, пойти в кино или пив­ной бар, то всего этого во время пандемии не стало. А многие даже начали сторониться меня, так как я каждый день контактирую с инфицированными. Вся моя жизнь вдруг стала сплошной работой».

Штефан считает, что многие даже представить себе не могут, в каком стрессе работает медперсонал во время пандемии. У многих его коллег опускаются руки, они обессилены и нуждаются в отдыхе.

«Я обеими руками за новый локдаун»

Медсестра Забине Ш. работает не в ковидном, а кардиологическом отделении. Однако, по её словам, во время вспышек инфекции большая часть пациентов — с диагнозом COVID-19.

«Мне было трудно привыкнуть к тому, что во время пандемии пациенты умирают в одиночестве. У них нет возможности попрощаться с близкими, никого, кроме медперсонала, рядом нет», — делится наблюдениями Забине.

Она не понимает «ковид-диссидентов», которые выступают против вынужденных ограничений из-за пан­демии. «Их бы к нам в больницу, чтобы они своими глазами увидели, как умирают люди в одиночестве, услышали, как рыдают родственники по теле­фону, когда узнают о смерти своих близких или не могут с ними попрощаться.

Бывают дни, когда реальность подобна кошмару. Так было в первую и во вторую волну пандемии, когда наша больница была переполнена, а места освобождались не потому, что кто-то выздорав­ливал, а потому что умирал.

Я обеими руками за новый локдаун. Если его не будет, то опасные мутанты, включая британский и теперь ещё и новый бразильский вариант коронавируса, могут молниеносно распространиться и в Германии. А это значит, что в больницах буду умирать люди, а мы не сможем их спасти. Поверьте, с этим чувством очень трудно жить».

УНП 101 166 185 Посольство ФРГ в РБ