Родители узнали постфактум о том, что педагоги проводили «беседу» с детьми. Как реагировать

0

Иногда родители узнают, что в саду или школе ребёнка назойливо расспрашивали о вашей семье. Возникает вопрос: имеют ли воспитатели и учителя на это право? И стоит ли готовить ребёнка к такому сценарию, предупреждая, что нельзя «ничего рассказывать посторонним людям»? Советами делится Наталья Поспелова, специалист по семейному неблагополучию, в прошлом работник органов опеки.

Конечно, никто просто так с «беседами» к детям не пристаёт. Педагоги, скорее всего, проводят социальное расследование, а в его рамках — беседу.

Реклама

То есть теоретически работники сада или школы имеют право общаться с детьми на тему того, насколько благополучная в семье атмосфера. Но если в целях социального расследования пренебречь тактом, этикой, законодательством, воспользоваться доверием ребёнка или злоупотребить им, можно не только оперативно собрать недостающую информацию о семье, взаимоотношениях детей и родителей, но и нанести ребёнку непоправимый вред, противопоставив его с самыми родными людьми и разрушив его картину мира.

Напомним, что с беседой к ребёнку могут подойти не только в случае, если подозревают родителей в пьянстве. Всё чаще семьи попадают под превентивные меры по другим мотивам: это может быть политика (привлечение родителей к ответственности за выходы на акции, выражение своего мнения и т.п.), банальные разборки между соседями (кто и в какое время делал ремонт перфоратором, чьи дети бегали «по голове» в неурочное время), сложные отношения между родителями и даже нежелание делать прививки детям.

Реальные примеры из недавней консультативной практики

Рассказывает Анна, мама двоих детей: «Вечером младшего из сада и старшую из школы забирал муж. Не буду скрывать: мы с ним в предразводном состоянии. Накануне повздорили, он меня толкнул, а я хотела дать ему пощёчину, но так получилось, что оцарапала его щёку маникюром. Вот с этой царапиной муж посетил учреждения образования, так сказать. На следующий день заведующая вызвала меня в сад «на профилактический разговор», как она выразилась. Сказала, что наш пятилетний сын в ходе беседы рассказал, что мама с папой подрались. Заведующая сказала, что, по ее мнению, — это повод для проведения соцрасследования, ведь наши дети живут в тяжёлой морально-нравственной атмосфере. Мы с мужем в шоке».

Рассказывает Елена, мама 11-летней дочери: «С соседями снизу отношения не заладились сразу, как только они сняли квартиру под нами. Им мешает, когда дочь приходит из школы, „громко хлопая входной дверью“, „шумно топает ногами в коридоре“, играет на фортепиано (только до 18 часов); как мы с отцом громко зовем её к столу… Недавно из школы приходила комиссия: в милицию поступил анонимный сигнал, что якобы за нашими дверями после 24 часов слышались детские и женские крики. Посетившая нас комиссия сообщила, что условия жизни ребёнка в семье хорошие, дочь — прилежная ученица, занимается в школе искусств, но ещё предстоит с ней побеседовать и выяснить, какие отношения у родителей и были ли домашние инциденты с криками детей и женщин».

Ещё одну маму тоже предупредили, что с сыновьями вскоре будут беседовать на предмет благонадёжности родителей. Это случилось после того, как папа был привлечён к административной ответственности за участие в несанкционированном мероприятии. Заместитель директора по воспитательной работе гимназии, где учатся мальчишки, сформулировала цель беседы с детьми так: «выяснить политические взгляды родителей».

Родители узнали постфактум о том, что педагоги проводили «беседу» с детьми. Как реагировать, Слуцк
Фото: pixabay.com

Во всех этих случаях родители, конечно, встревожены. Чего ждать от педагогов, которые захотели пообщаться с детьми и узнать подробности семейной жизни? Можно ли противостоять беседам, если кажется, что они будут похожи скорее на допросы с пристрастием? Что делать с ребёнком, если он наговорил «лишнего»?

Одни взрослые могут ответить жестокими санкциями, оставляя без удовольствий и карманных денег детей, проговорившихся о положении дел в семье. Нужно понимать, что в подобных ситуациях есть риск вызвать болезненное чувство вины у детей, которое может вылиться в самоагрессию или агрессию вовне.

Другие взрослые могут обратить внимание на известный в родительской и педагогической среде факт: дети из пьющих и деформированных семей являются совершенно неполезными источниками информации. На все вопросы о родителях и положении в семье такие дети отвечают выученно и мажорно: дома всё в порядке, никто не пьёт, никого не бьёт, все ок. Какими средствами неблагополучные родители достигли такой семейной монолитности, не пропускающей за пределы семьи никакой компрометирующей информации? Дело в том, что дети сами в процессе тяжёлой жизни поняли, что лучше молчать и правды о семье не говорить (во-первых, можно отгрести от разъярённой мамы, вышедшей из запоя; во-вторых, почувствовать свою вину за всё происходящее в семье, и это будет тоже больно). Живя в условиях ненадёжности, тотального недоверия к постоянно подводившим их близкими (а как тут доверять, если родители уже столько раз «завязать» обещали, да все никак), — дети переносят это недоверие и на окружающих. А потому информацией о личном не делятся.

Дети из благополучных семей, в отличие от сверстников из тяжёлых и дисфункциональных, совершенно простодушно полагают, что если классная спрашивает о том, какие отношения у папы с мамой, она просто искренне сопереживает ребёнку, чьи родители сейчас разводятся…

Воспитываясь в благополучной семье в условиях уважения, прогнозируемости, стабильности ребёнок наполняется доверием к миру через доверие к своим родителям. И переносит это доверие на других значимых взрослых, в том числе на педагогов. Вот это доверие и играет с ребёнком злую шутку: он доверчиво откровенничает, а проводящие социальное расследование педагоги могут использовать это в своих целях.

Как себя обезопасить?

Родители узнали постфактум о том, что педагоги проводили «беседу» с детьми. Как реагировать, Слуцк
Фото: DREAM

Чтобы защитить своего ребёнка от бесед, сводящихся к получению от детей личной семейной информации, родителям можно придерживаться следующих правил:

— Согласно Кодексу об образовании родители имеют право знакомиться во всеми результатами обследования детей. Социальное расследование — вид такого обследования. Требуйте для ознакомления письменные протоколы бесед с вашими детьми. Из протокола будет понятно, какие вопросы задавались вашему ребёнку. Если насчёт соблюдения режима дня младшего школьника — одно дело, а если по поводу отношений между родителями — другое.

Чётких правил проведения бесед, к сожалению нет. Есть общеметодические — задавать вопросы от общего к частному или, наоборот, прислушиваться к тому, что говорит ребёнок, давать возможность высказаться. При этом недопустимо навязчиво расспрашивать у ребёнка о его родителях («выведывать», «вынюхивать»), пользоваться доверием и злоупотреблять им. По закону никто не должен принуждаться к свидетельствам о своих близких, в том числе дети.

Если вам кажется, что по отношению к вашему ребёнку применялись недопустимые педагогические и психологические методы воздействия, жалуйтесь. Понятно, что «никому ничего не будет», но медленно и верно практика изменится. На первых порах в протоколах будут писать одно, а спрашивать у детей другое. Тогда у родителей возникнет следующий вопрос о том, откуда в распоряжении учителя компрометирующая семью информация.

— В желании защитить ребёнка от неприятных и болезненных последствий я не советую родителям идти по кратчайшему пути, давая установку: «Ничего не рассказывай в школе о том, что происходит дома». Лучше учить ребёнка чётко выделять «своих» и «посторонних». Последовательно формируйте круг тех людей, которым ребёнок может рассказывать всё, и круг людей, в беседах с которыми лучше придерживаться банальных правил приличия и избегать разговоров об отсутствующих. Если ваш ребёнок усвоит это правило, он сможет не только противостоять скользкому «педагогическому» вниманию к семейному белью, но и во взрослой жизни станет человеком, который не опустится до сбора сплетен и слухов, как бы красиво и социально-педагогично этот процесс ни назывался.

— Формируйте, развивайте и укрепляйте со своими детьми отношения доверия. Если семья попала в эпицентр социального расследования — доступно объясняйте детям, что происходит вокруг их семьи. Делитесь своими мыслями, чувствами и способами справится с ситуацией. Показывайте своим детям модель выдержанного поведения в подобных ситуациях. Так вы научите ребёнка распознавать и правильно реагировать на подобные истории в их взрослой жизни.