«Зачистка» на площади Бангалор, увольнение молодого учёного и задержание на экскурсии в музее. Что происходило в Беларуси на выходных

0

27 марта в Минске возле площади Бангалор была объявлена ​​акция протеста. В этом месте появился ОМОН, а также неизвестные люди в чёрной одежде без опознавательных знаков. О том, что происходило в этом районе и вообще в Беларуси.

О задержаниях на Бангалор

В МВД заявили, что «информация о массовых задержаниях, в частности около площади Бангалор, не соответствует действительности». «Малочисленные группы с незарегистрированной символикой замечены в Минске, некоторые протестующие доставлены в территориальные органы внутренних дел для разбирательства», — говорится в сообщении ведомства.

Реклама

Позднее МВД Беларуси сообщило, что свыше 100 человек доставлены в отделения за административные нарушения, в том числе пикетирование.

Там, кстати, задержали Анну Калтыгину и Галину Уласик, а также Егора Мартиновича, главреда, Надежду Бужан, фотографа, и Катерину Карпицкую, репортёра. В этот же день все журналисты вышли на свободу.

Анну Калтыгину задержали около 14.20 и отвели в автозак. Галину Уласик — на полчаса позже, в 14.50. Их обеих доставили в Заводское РУВД.

Около 19.30 Галина и Анна вышли на свободу, протоколы на них не составляли. Всего в РУВД было 28 человек, отпустили только журналисток.

Машину, в которой находились Егор Мартинович и фотограф Надежда Бужан, как сообщило само издание, остановили гаишники. После журналистов отвели в автозак. Также в районе площади Бангалор задержали и Катерину Карпицкую.

Надежду Бужан и Катерину Карпицкую освободили около 19.30. Егор Мартинович вышел из РУВД около 21.20, на него составили два протокола — за участие в акции протеста и за неподчинение.

О задержании на экскурсии в Новогрудке

В этот же день, в Новогрудке должна была пройти экскурсия об истории новогрудских татар. Но она так и не началась — всех участников экскурсии увезли в милицию.

Лишённый регистрации правозащитный центр «Весна» сообщил о задержании 10 человек, которые пришли на экскурсию. Местный работник музея уточняет — в милицию забрали около 14−15 человек.

Спустя несколько часов некоторых задержанных начали отпускать. По данным на 18.00, из милиции вышли как минимум четверо местных жителей. Известно, что на участников экскурсии составляли протоколы опроса лиц, подозреваемых в совершении административного нарушения.

Одиночный пикет БЧБ-таблички

А в пятницу, 26 марта, к Андрею Дражину из Иваново пришли милиционеры. У них возникли вопросы к табличкам с названием улицы и номером дома, висевшими у местного жителя. Дело в том, что они были покрашены в бело-красно-белые цвета.

Сын Андрея Дражина рассказал, что около 18.30 в пятницу к ним приехали милиционеры, которые задержали хозяина за таблички с номером дома и названием улицы. Оно было написано на латинице, фон — бело-красно-белый. По словам Никиты, милиционеры сказали, что причиной визита стала «анонимка».

Милиция осмотрела дом, сарай, гараж и баню. Помещения проверяли «на выявление запрещённой символики», которой не оказалось.

Со слов милиции, БЧБ-таблички с названием на латинице улицы и номера дома приравниваются к одиночному несогласованному пикетированию. Таблички изъяли, а мужчину посадили на трое суток в ИВС Ивановского РОВД. Протокола на руках у семьи Дражина нет: видимо, с ним они смогут ознакомиться в ходе суда, который пройдёт в 10.00 в понедельник, 29 марта.

Адвоката Сергея Зикрацкого лишили лицензии

Помимо всего вышеизложенного, Сергей Зикрацкий, один из лучших белорусских адвокатов, который специализировался на авторском и корпоративном праве и защищал многих белорусских журналистов, не прошёл внеочередную аттестацию, на которую его отправил Минюст. Это означает, что вскоре он будет лишён лицензии.

Напомним, поводом для вызова на переаттестацию послужил ряд комментариев Зикратского в СМИ. В Министерстве юстиции посчитали, что эти комментарии не в полной мере соответствуют закону, а значит, свидетельствуют о ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей адвокатом. В связи с этим Министерство юстиции инициировало внеочередную аттестацию с целью определения возможности дальнейшего исполнения Зикрацким своих профессиональных обязанностей.

Адвокат Виктора Бабарико о процессе по «делу Белгазпромбанка»

В воскресенье, 28 марта, у себя на страничке в фейсбуке адвокат Виктора Бабарико Дмитрий Лаевский рассказал, что происходит на процессе по «делу Белгазпромбанка». Приводим его слова ниже:

— 22 марта 2021 возобновились заседания по уголовному делу в отношении Виктора Бабарико. Прокуроры закончили оглашать обвинение, которое читали четыре дня. Теперь прокуроры должны представить доказательства (или то, что таковыми считают), а сторона защиты будет участвовать в их исследовании. Начинается всё с допросов обвиняемых. И с этого момента к тем препятствиям защите, о которых мы уже рассказывали, добавились новые.

О чём мы уже говорили? О невозможности апелляционного обжалования приговора при рассмотрении дела Верховным судом (что нарушает право на справедливый суд). О недопуске в зал представителей независимых медиа (что нарушает принцип гласности процесса). О нарушении презумпции невиновности в госСМИ. Про заявленный в первом же заседании отвод судье Любовицкому ввиду обстоятельств, вызывающих сомнения в беспристрастности. Про отклоненные судом ходатайства об отмене явно незаконного ареста имущества и отмене произвольного заключения под стражу. Про запрет фотокопирования материалов дела (что серьёзно затрудняет защиту и ставит адвокатов в неравное положение с прокурорами). Про отклонение судом ходатайства защиты о вызове и допросе ранее не допрошенных руководителей иностранных компаний, которые в обвинении названы как способ получения взятки. Про давление на адвокатов.

Но этим, как оказалось, не будут исчерпаны особенности рассмотрения дела.
При определении очередности допроса обвиняемых выяснилось, что ни прокурор, ни суд не желают первым заслушать Виктора Бабарико, который повторил свою позицию, неизменную с первого дня уголовного преследования, что вину не признает, и выразил желание первым дать показания. Мы, адвокаты, поддержали предложение Виктора Дмитриевича. Поскольку он обвиняется в создании и руководстве организованной преступной группой, ранее по существу показаний не давал и обвинение ему оглашено первому, то логично его заслушать первым. Однако первым говорить Виктору Дмитриевичу не позволено, причины не объяснялись.

Далее мы заявили возражения против нарушения права на защиту, которое имеет место в результате оглашенного обвинения. В этих возражениях мы объяснили, ещё не касаясь даже оценки доказательств, что сами формулировки обвинения противоречат требованиям закона и мешают защищаться.

23 марта в самом начале заседания Виктор Бабарико обратился к суду и сказал, что имеет заявление. Однако судья Любовицкий не позволил это заявление огласить и отказался его принять в письменном виде. Такое положение показалось необычным даже для людей как мы, привыкших к всевозможным процессуальным нарушениям. Если обвиняемому не позволено обращаться к суду с заявлениями, то откуда может взяться вера в объективность. Поэтому Виктор Дмитриевич заявил отвод суду.

Дальше — больше. Судья Любовицкий не позволил адвокатам Виктора Бабарико заявлять ходатайства. Вообще, довольно сложно защищать, когда не позволено заявлять ходатайства. Например, новое ходатайство о вызове важнейших свидетелей, не допрошенных на следствии. А в законе говорится, что судья должен создать условия для реализации прав…

Тут ещё один важный нюанс: по делу ведется аудиозапись, но показания обвиняемых и свидетелей не протоколируются. Значит, у суда не будет в печатном виде этих показаний при принятии решения, а сотни часов аудиозаписей переслушать нереально, да и по ходу процесса обращаться к показаниям каких-то допрошенных лиц фактически невозможно. Поэтому мы решили ходатайствовать о составлении письменного протокола судебного заседания. Но, начав оглашать ходатайство, я был прерван. Письменное ходатайство суд принять отказался. Пришлось отправить по почте.

Первый допрос обвиняемого 24 марта прошел продуктивно. Вот теперь надеюсь, чтобы «в целях более быстрого и правильного рассмотрения дела» защите Бабарико не запретили задавать вопросы допрашиваемым. Не думаю, что кому-либо когда-либо удавалось убедить общество в законности процесса, запрещая обвиняемому обращаться к суду и препятствуя его защитникам заявлять ходатайства.

Молодой учёный больше не может готовить школьников к олимпиаде из-за белого браслета

«Зачистка» на площади Бангалор. Что происходило на выходных в Минске и сколько человек задержали,Слуцк
Источник: Учёные Беларуси / Telegram

Илью Карусейчика, молодого учёного-физика, после 10 лет подготовки школьников к республиканской олимпиаде по физике, уволили из-за белого браслета. «Суть этой истории в том, что они готовы крошить, громить всё что угодно — даже тонкую систему, которая выстраивалась на протяжении десятилетия. Давайте все развалим только потому, что у человека белый браслет или „неправильные“ взгляды».