«Человек, который ни с кем не разговаривает и не улыбается, — красный флаг». Белорус о жизни в США

0

Парк исследовательского треугольника в Северной Каролине позиционируют как один из самых известных высокотехнологичных центров исследований и разработок в США. Благодаря «Треугольнику» в столице штата городе Роли много работы в ИТ, а стоимость жизни ниже чем в других технологических регионах страны — это притягивает много эмигрантов. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Уроженец Минска Андрей объясняет, почему Роли — не вторая Кремниевая долина. Об эмиграции в США, жизни и работе в ИТ в Северной Каролине разработчик рассказал в интервью TUT.BY.

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
На дороге в горах Blue Ridge Parkway. Фото: из личного архива героя

Почему победа в лотерее «Грин-карт» — не гарантия переезда

У Андрея — несколько образований и солидный опыт работы в ИТ. Еще в школе родители записали его на занятия по программированию, проходившие в Доме учителя (сейчас в этом здании находится лицей БГУ — Прим. TUT. BY). После десятого класса юноша поступил в Минский государственный высший радиотехнический колледж (сейчас Минский радиотехнический колледж — Прим. TUT. BY), где прошел две ступени обучения и получил высшее образование. Затем продолжил учебу в БГУИРе, но к четвертому курсу «решил, что принципиально новых знаний оттуда не вынесет» и перевелся в Белорусский государственный экономический университет на специальность «Финансы и кредит». Доучился уже в Высшей школе управления и бизнеса БГЭУ, затем работал в нескольких ИТ- компаниях в Минске, последняя из которых — российский разработчик «Прогноз».

В 2015 году Андрей выиграл грин-карту, а в январе 2016-го вместе с супругой переехал в США. Пара очень долго участвовала в лотерее.

Реклама

— Подавали документы раз 14−15, — рассказывает наш собеседник. — Когда узнали о победе, стали всерьез обсуждать. Только дураки не сомневаются. Не могу сказать, что в Беларуси нам плохо жилось, но решились на эмиграцию.

Однако победа в лотерее — не гарантия переезда.

— Во-первых, ты должен выиграть грин-карт и получить так называемый проходной номер. На каждую страну есть своя квота по визам. Если она исчерпана, тебя просто не позовут на интервью, даже если ты выиграл. Обычно проходные номера — примерно до 30 тысяч. У нас был гораздо больше — в 39-й тысяче. Во-вторых, необходимо пройти медицинское обследование. У всех членов семьи, которые едут, не должно быть серьезных заболеваний. В-третьих, необходимы средства и профессия, которая позволит не садиться на шею государства.

Год прошел в ожиданиях. Как говорит Андрей, «ты вроде должен готовиться, проходить комиссии, подавать документы, продавать имущество, и в то же время без гарантий даже на интервью». Но в конце сентября 2015-го минчане все же прошли собеседование в посольстве в Варшаве и «запрыгнули в последний вагон».

«Не был уверен, что для старта Кремниевая долина — это правильное место»

В Америке можно услышать: «Не важно, куда ты едешь, важно, к кому». Часто люди переезжают туда, где у них есть родственники или знакомые — так проще делать первые шаги в новой стране.

— У нас были знакомые в США, но они жили в Кремниевой долине. Я не был уверен, что для старта это правильное место, — говорит Андрей. — Остановились на трех направлениях: Роли — столица Северной Каролины, Остин — столица Техаса и Сиэтл — крупнейший город в штате Вашингтон. Изучали перспективы для работы в ИТ, стоимость жизни, школы для ребенка, климат, другие факторы, и в итоге выбрали Роли.

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Деловой квартал в Роли. Фото: wikimedia.org
Этот город известен благодаря Research Triangle Park, что переводится как Парк исследовательского треугольника (ПИТ). Он был основан в 1959 году для трех вузов — университета штата Северной Каролины, университета Дьюка и университета Северной Каролины в Чапел-Хилле.

— В отличие от Кремниевой долины, в «Треугольнике» почти нет стартапов. Зато многие крупные компании держат здесь офисы разработки — в том числе Cisco, Fidelity и другие, — продолжает Андрей. — У Red Hat и SaaS там штаб-квартиры. Но прежде всего Роли — мекка для химиков, преподавателей и врачей. В парке находятся офисы крупнейших фармацевтических и био-фармакологических компаний, в том числе Pfizer, Bayer, BASF, Sanofi, Biogen, FujiFilm. Парк — передовой центр в изучении противораковой терапии в Штатах.

В Роли много работы в ИТ, а стоимость жизни ниже, чем в других технологических регионах США. Это притягивает много «свежих» эмигрантов.

Хотя Андрей начал проходить собеседования еще в Минске, но всерьез занялся поиском работы только после переезда в Северную Каролину. В одной из русскоязычных групп в социальных сетях он увидел сообщение о том, что Deutsche Bank Global Technology набирает инженеров, подал заявку и в начале февраля 2016-го прошел собеседование.

Одна из сложностей для приезжающих в США — это язык: вы можете учить его в школе или на языковых курсах от работы, но на деле американцы, по словам Андрея, «не любят делать лишнюю работу», и потому везде используют непонятные для иностранцев идиомы и сокращения. К счастью, белорус неплохо владел английским (помимо курсов он слушал по вечерам «Голос Америки» и использовал их обучающие ресурсы) и смог пройти многочасовое интервью с 10−12 членами команды.

— Приступил к своим обязанностям в Deutsche Bank я не сразу. Когда у тебя нет опыта работы в США, компания (особенно крупная) проводит полную проверку данных из твоего резюме. Запрашивают оригиналы и заверенные переводы всех дипломов и сертификатов. Выясняют достоверность информации о предыдущих местах работы. Проверяют, нет ли у тебя и твоих родственников судимостей по определенным статьям.

Deutsche Bank нанимал переводчиков, звонил во все компании, где я работал. Общались на уровне директоров и HR департаментов. Был запрос в посольство Беларуси в Вашингтоне на подтверждение моих дипломов. Это заняло много времени. Предложение о работе я получил в феврале, а проверки проходили до начала апреля.

«Большинство разработчиков в компании — индийцы. Они что-то объяснят, только если ты подойдешь, сядешь рядом и практически заставишь их это сделать»

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Deutsche Bank в Кэри — пригороде Роли, штат Северная Каролина. Фото: из личного архива героя
Deutsche Bank — один из крупнейших мировых финансовых конгломератов с отделениями по всей планете. Андрей работал инженером-разработчиком в команде Galileo: она занимается разработкой глобальной платежной системы, которая позволяет осуществлять платежи во всех странах, где есть филиалы банка.

Технических знаний для работы программисту хватало — у него был многолетний опыт разработки платежных систем в Беларуси. Но некоторое время понадобилось, чтобы вникнуть в сам продукт. Компания повсеместно использовала agile и scrum — это гибкие методологии разработки, когда группа разработчиков делится на несколько команд, в каждой из которой разные специалисты: разработчики, тестировщики, аналитики и другие. Это позволяло сокращать время доставки продукта до заказчика.

— До переезда в США я понимал, что такое agile и scrum, но не работал в них. Для меня гибкий подход к разработке и большая скорость решения задач были достаточно непривычными — там много новых процессов, — вспоминает Андрей. — Большинство разработчиков в компании — индийцы. Они работают там по десять лет, знают продукт, понимают все «подводные камни». Но что-то объяснят, только если ты подойдешь, сядешь рядом и практически заставишь их это сделать. Возможно это из-за знаменитой job security (гарантия занятости — вероятность того, что человек сохранит свою работу — Прим. TUT. BY).

У Deutsche bank есть центр разработки в Индии. Поэтому очень много индийцев работают по H1B (рабочая виза — Прим. TUT. BY), и ждут своей очереди на получение грин-карты. У многих на это уходит по 10−15 лет. Конкуренция среди разработчиков огромная, в США уезжают только лучшие. Поэтому они должны постоянно доказывать компании, что достойны визы. Но меня поразило их отношение к соотечественникам. Индийцы очень сплоченные: помогают, обучают, подсказывают друг другу. Это впечатляет!

Примерно через три месяца я почувствовал, что меня приняли в команду, ребята дали мне кличку Капитан. Я стал лучше понимать, какой подход к ним нужен. Америка — это смесь культур. Индийцы — вежливые и добрые люди, но держатся обычно особняком, у них свои праздники, традиции и ритуалы. Они не сразу пускают людей других культур в свой круг. Но со временем у меня появились приятели среди индийцев.

Вначале в команде Андрея было несколько русскоязычных коллег, которые помогали в адаптации. Но затем их перевели, или они уволились, и «шефство» над разработчиком взял Хуан из Пуэрто-Рико.

— Этот парень стал просто отдушиной! Тогда я понял, насколько ребята из Латинской Америки и ближайших к ней стран похожи на нас по менталитету. Хуан был готов отдать последнюю рубашку — настолько веселый, добрый и отзывчивый человек! Он мог без повода привезти пуэрториканской еды на всю команду или устроить дома барбекю-вечеринку и пригласить всех.

«В США хочешь увеличить заработную плату — меняй работу»

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Обзорная площадка отеля Westin Peachtree Plaza в Атланте, штат Джорджия. Фото: из личного архива героя
В банке Андрей проработал до сентября 2018 года — почти два с половиной года. Но в конце концов он решил уйти оттуда — по нескольким причинам.

— Во-первых, у Deutsche Bank плохо пошли дела. Ипотечный кризис-2007−2008 в США спровоцировал проблемы с ликвидностью — об этих событиях даже сняли фильм «Игра на понижение». К 2016−2018 годам на банк наложили огромные штрафы. Начались серьезные сокращения.

Во-вторых, нам не поднимали зарплату. Работая в ИТ в Беларуси, привыкаешь, что зарплата привязана к курсу доллара. Растет курс, зарплату пересчитывают, и твоя покупательская способность не снижается. В США такой практики нет. Когда долго работаешь в одной компании, хорошо знаешь продукт, ожидаешь бонусов со стороны компании. Но здесь все по-другому: хочешь увеличить заработную плату — меняй работу.

В-третьих, я не очень комфортно чувствовал себя в климате Роли. Город находится менее чем в двух часах от Восточного побережья США. С одной стороны, здорово. Но с другой — с февраля по ноябрь очень жарко и влажно. Для меня лето в Беларуси — лучшее время года, однако в Роли это мертвый сезон. Я люблю физическую активность, но летом здесь можно жить только под кондиционером. Например, играть в теннис получается только в шесть-семь утра.

Андрей и его жена любят путешествовать, так что за пару лет они объездили много городов на восточном побережье — от Ки-Уэста (это самая южная точка континентальных штатов) до Балтимора на севере; узнали, где какой климат, где есть работа, и какое население преобладает. В итоге паре понравился Шарлотт — самый крупный город Северной Каролины: он расположен выше над уровнем моря, чем Роли, и климат в нем более континентальный, зимой холоднее, а летом меньше влажность и не так жарко. Плюс хорошие возможности для работы и много развлечений.

Так что в октябре 2018 года белорусы с радостью приняли приглашение на работу и переехали в Форт Милл штата Южная Каролина — это пригород Шарлотта на границе Северной и Южной Каролины. С тех пор Андрей работает здесь в качестве Team Lead в одной из крупнейших ИТ-компаний в мире — Infosys Consulting.

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Форт-Милл. Фото: wikimedia.org
— В Шарлотте представлено несколько крупных корпораций. В городе находятся штаб-квартиры Bank of America и Truist Financial, расположены огромные центры разработки Wells Fargo, Duke Energy, Citibank, SalesForce и другие. Но ни Шарлотт, ни Роли невозможно сравнивать с Кремниевой долиной, Остином, Сиэтлом, — объясняет нам собеседник. — Здесь немного стартапов. Зато в Шарлотте есть представительства почти всех крупных банков мира — это вторая финансовая столица США.

С точки зрения ИТ, наверное, привлекательнее Роли — там больше больше мелких и средних компаний. Но, во-первых, там и конкуренции больше. А во-вторых, представлены не все специальности. Моя жена — UX-дизайнер. В Роли ей было непросто. А здесь она быстро нашла место в хорошей международной корпорации.

По мнению Андрея, ситуация на рынке труда в ИТ в Северной Каролине усугубилась весной 2016-го, когда сенат штата принял закон, ущемляющий права ЛГБТ (в то время губернатором был республиканец Дэн Форест). Закон обязывал общественные учреждения, где есть разделенные по половому признаку уборные, разрешать пользоваться ими только лицам того биологического пола, который указан в свидетельстве о рождении. Раньше человек мог посещать уборную по своей гендерной идентичности (например, мужчина, который чувствует себя женщиной, мог пользоваться женским туалетом).После принятия закона — только по половому признаку.

Корпорации, особенно международные, следят за тем, чтобы не ущемлялись права меньшинств, и не важно, по какому признаку: вероисповеданию, цвету кожи, гендерной идентичности или сексуальной ориентации. Так что многие компании с офисами в Северной Каролине перестали нанимать сотрудников и пригрозили перевести бизнес из штата. Например, Deutsche Bank в течение двух лет не нанимал людей в офис Роли, а PayPal отказался открывать новый офис в Шарлотте. Так компании выражали свой протест против ущемления прав человека.

В 2017-м этот закон отменили.

«Если за полгода не нашел работу в ИТ — это проблема»

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Huntington Island, штат Южная Каролина. Фото: из личного архива героя
Андрей считает, что белорусским разработчикам при переезде в США будет несложно конкурировать с индийскими специалистами, которые преобладают в местном ИТ.

— По уровню подготовки белорусы точно не ниже. Единственное, чего нам не хватает, — английский, — отмечает собеседник. — С американцами сложнее — у них есть местное образование и язык. Они понимают принципы работы значительно лучше. Я продолжаю удивляться их коммуникативным способностям, этому их учат с детства.

Среди «свежих» иммигрантов существует заблуждение, что стоит взять пару уроков на Udemy, и они смогут получить работу в любом штате с зарплатой в 80 тысяч долларов в год. Но это не так. Без специального опыта в ИТ или образования, или только с бэкграундом в ручном тестировании работу здесь не найти.

По приезду в Штаты я пошел на курсы английского: сначала в школу, а потом в Wake Tech колледж, и встретил там очень много разочарованных людей. Они послушали блогеров, поддались ажиотажу вокруг Парка исследовательского треугольника и решили, что это аналог Кремниевой долины. Но реальность несколько иная. Этим людям непросто найти первую работу в QA (ручном тестировании — Прим. TUT. BY).

Люди приезжают в Роли, живут здесь полгода-год, проедают денежную подушку и уезжают в большие города или находят работу не по специальности. За первые полгода ты расходуешь 15−20 тысяч долларов. Если за это время не нашел работу в ИТ — это проблема. Приходится идти на низкооплачиваемые работы. При восьми-десятичасовом рабочем дне не остается сил на обучение и совершенствование знаний. Происходит разочарование в себе и своих силах. Это негативно сказывается на семье. Некоторые не выдерживают: кто-то уезжает назад, кто-то разводится. Эмиграция — это огромный стресс.

Поэтому я бы сказал так: «Треугольник» в Северной Каролине — это не вторая Кремниевая долина. Работу в ИТ без опыта и специализации получить очень непросто.

«Соседи говорят мне, что я нелюдимый, не улыбаюсь и мало разговариваю с незнакомыми людьми»

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Художественный музей Джона и Мейбл Ринглинг — официальный государственный художественный музей Флориды, расположенный в Сарасоте, штат Флорида. Фото: из личного архива героя
В США большое знание имеет нетворкинг: «Small talks, улыбки, встречи, переговоры — все это действительно работает. Если ты хороший специалист, не оставил негативного шлейфа в предыдущей компании, тебя будут рекомендовать и приглашать на работу твои бывшие коллеги и руководители. Американцы очень коммуникабельные». Правда, как признается Андрей, сам к этому так и не привык.

— Соседи говорят мне, что я нелюдимый, не улыбаюсь и мало разговариваю с незнакомыми людьми. Поэтому люди смотрят на меня с опаской. Здесь в каждом поселке распространена коллективная безопасность — стоят специальные знаки Community watch. Каждый житель следит за всем что происходит вокруг. Человек, который ни с кем не разговаривает и не улыбается, — это красный флаг. Я, в свою очередь, им объясняю, что у нас другая культура. В Беларуси это выглядит странно и может закончиться неприятностями. Они отвечают, что я приехал в эту страну и должен принимать их культуру и традиции. Для меня это проблема, — говорит Андрей. — Одна из причин переезда — наш сын Янка. Он очень общительный. В Америке у него с этим нет проблем, завел много друзей разных национальностей. А вот в Беларуси в саду или на детской площадке он иногда страдал от своей гиперкоммуникабельности.

В марте 2020 года во время локдауна мы сказали сыну, что пока нельзя ходить в школу и придется учиться из дома. Для него это стало настоящей трагедией. В США дети и родители очень вовлечены в школьную жизнь. Для них одноклассники, учителя и школьный персонал — вторая семья.

Когда наши герои переехали в Роли, у них достаточно быстро появились знакомые: там большое русскоязычное коммьюнити и даже проходит русскоязычный фестиваль «Простоквашино».

— В Роли много образованных людей. Там даже есть такая шутка: «Если ты сбил оленя на дороге возле „Треугольника“, то у этого оленя как минимум PhD по физике», — улыбается разработчик. — Там большая концентрация ученых, преподавателей из стран бывшего СССР.

А вот в Шарлотте выходцам из Восточной Европы сложнее заводить новых друзей.

— Мы неплохо общаемся с соседями, ходим к друг другу на праздники, но близкой дружбой это не назовешь. Американцы заводят друзей в основном в школах и университетах. Здесь у людей часто на домах рядом с американским флагом висит флаг вуза — они гордятся своими альма-матер.

Если говорить о стоимости жизни и расходах, расклад примерно такой: апартаменты обходятся семье в 1700 долларов в месяц. Коммунальные услуги — около 200−300 долларов: в них входит электричество, вода, канализация, страховка апартаментов, вывоз мусора. Продуктовая корзина на семью в месяц — 700−780 долларов. Еще одна важная статья расходов — медицинская страховка.

— Средний заработок в США — 55 тысяч долларов в год. Если зарабатываешь больше 35 тысяч в год, должен покупать медстраховку по рыночной цене. Это действительно дорого! — рассказывает айтишник. — Я страхуюсь от своей компании, на меня и сына страховка обходится в 500 долларов в месяц. Жена — от своей работы: у нее 250 долларов. И это не самые дорогие страховки!

Без машины в США жить невозможно. Но здесь любой человек с минимальной зарплатой может позволить себе пойти в салон, купить или взять в лизинг авто. За топливо на две машины мы платим 160 долларов месяц. Автостраховки стоят по-разному. Если она покрывает только твою ответственность перед пострадавшим, то обходится в 50−60 долларов в месяц. Полное покрытие — около 120−130 долларов в месяц. Стоимость зависит от опыта вождения, типа машины, возраста водителя, количества штрафов и происшествий в прошлом.

«В Беларуси патриотизм пытаются насаждать сверху. А в США он приходит от осознания, что многие вещи делаются правильно»

Минчанин эмигрировал в Америку и рассказал о жизни и работе, а также с какими проблемами ему пришлось столкнуться
Siesta Key Sarasota в округе Сарасота, штат Флорида. Фото: из личного архива героя
Шарлотт — комфортное место для отдыха. Андрей любит ездить с семьей на океан: до одного из лучших курортов Восточного побережья — Мертл-Бич — всего три часа на машине. Осенью белорусы выбираются в Аппалачи: там много лиственных деревьев, и в октябре особенно живописно.

— Зимой, когда у нас становится прохладно, на две-три недели едем во Флориду, в Майами или Тампу, отдыхаем на океане. В эту пору года в северо-западной Северной Каролине лежит снег, там есть отличные горнолыжные курорты Sugar Mountain и Beech Mountain.

Летом, если любишь дикую природу, можно поехать на так называемые «Внешние отмели» (Outer Banks). Это система островов, которая соединена огромными мостами. Здесь есть дикие лошади, которые живут на берегу океана. «Внешние отмели» — одно из лучших мест в мире для рыбака. Там происходит смешение Гольфстрима, в теплых водах которого обитает огромное количество рыбы, и Гренландского течения, в котором много планктона. Рыбалка просто невероятная! Можно пожить с палаткой прямо на берегу океана. Кстати, по легендам здесь погиб один из самых известных пиратов Черная Борода.

А еще мы очень любим ездить на концерты. Например, в главный музыкальный штат Америки — Теннесси, где все дышит местной музыкой.

За пять лет Андрей привык к жизни в США.

— Мне нравится в этой стране. Особенно первое время, когда все новое и непривычное, каждый день, возвращаясь с работы, благодарил судьбу за возможность приехать сюда, — рассказывает он. — Потом эти чувства немного притупляются, ты начинаешь воспринимать жизнь здесь как данность и перестаешь сравнивать с Беларусью. Но когда встречаешь людей, которые только что переехали, помогаешь им в адаптации, и снова переживаешь эти эмоции.

Меня приятно удивляет, что американцы учатся на своих ошибках — это отличает их от нас. Впечатляет и искренний патриотизм. В Беларуси его пытаются насаждать сверху, а в США он сам приходит просто от осознания что здесь многие вещи делаются правильно, во благо народа и страны.

Здесь тоже много проблем, но то, как американцы подходят к их решению, впечатляет. Многие процессы настроены правильно. Они все стараются автоматизировать — и это восхищает.