«Никогда в истории подчинённость не смывала крови с рук убийц». Виктор Бабарико дал интервью из СИЗО КГБ

0
Интервью Виктора Бабарико из СИЗО КГБ, Слуцк
Фото: Deutsche Welle

Виктор Бабарико, экс-глава Белгазпромбанка, уже почти 8 месяцев за решёткой. В интервью для Deutsche Welle он рассказал об отношении к ситуации в стране, своих президентских амбициях и встрече с Лукашенко в СИЗО КГБ.

Накануне рассмотрения в Верховном суде дела Белгазпромбанка, оно назначено на 17 февраля, удалось получить от Виктора Бабарико, находящегося за решеткой, письменные ответы на несколько вопросов, в которых он поделился своим видением ситуации в Беларуси. Они опубликованы с незначительными сокращениями.

Реклама

— На вашей первой пресс-конференции 20 мая 2020 года вы назвали «мифотворчеством» массовые репрессии в Беларуси. Как вы сейчас оцениваете происходящее в стране?

— Сразу скажу, мои ответы опираются на очень скудную информацию. Почти 8 месяцев я нахожусь в физической и коммуникационной изоляции, большую часть новостей получаю из белорусского телевидения — а его просмотр можно приравнять к моральным пыткам.

Но даже в таком положении могу сказать, что происходящее в нашей стране нельзя назвать массовыми репрессиями. Фактически — это война властной верхушки, опирающейся на военно-силовой блок, а значит, хунты, против части своего народа. И даже не важно, какой по количеству эта часть является — большинством или нет. Самое страшное, что она касается всех слоёв населения.

Эту войну могут превратить в гражданскую два момента. Во-первых, спешное подведение под свои действия законодательной базы через ужесточение наказания за простейшее выражение мнения. А во-вторых, вовлечение в борьбу простого гражданского народа (чиновников, госслужащих, работников коммунального хозяйства и так далее), вынужденных выполнять приказы и должностные обязанности, вступая в столкновение с такими же гражданами страны.

Но расколотое общество не слепишь. Нельзя допустить, чтобы простые люди стали ненавидеть друг друга только за то, что они любят символы разного цвета. Каждый должен понимать, что индивидуальная ответственность за совершение действия не уходит, даже если кто-то скажет, что берёт на себя все грехи за отдельные приказы и распоряжения.

Я не говорю про уголовное преследование. Есть более важная оценка — наших детей и внуков. В жизни не встречал ни одного человека, гордящегося предками, которые участвовали в насилии против простых людей.

Интервью Виктора Бабарико из СИЗО КГБ, Слуцк
Фото: Deutsche Welle
— Есть мнение, что ваше выдвижение кандидатом в президенты возбудило общество и стало толчком для политизации и борьбы с режимом Лукашенко. Что вы скажете на этот счёт?

Мрачно пошучу: оно точно возбудило против меня уголовное преследование. А если серьёзно, то мне всегда сложно оценивать свои поступки и их влияние на других, пусть это делают люди сами.

Я же скажу, чем бы я очень гордился и чего бы очень хотел — видеть результаты своих действий. Так уж получилось, что я застал только начало процесса пробуждения и раскрытия наших людей. Я не видел сияющих глаз и счастливых улыбок многотысячных участников цепочек солидарности и маршей свободы. Но если хоть малая часть этих людей считает, что я им чем-то помог, то для меня это наивысшая похвала. Быть сопричастным к возрождению нации, к пробуждению в человеке самых ценных его качеств — значит не зря прожить жизнь.

Однако мне кажется, что происходящее сейчас в Беларуси — это не борьба с режимом Лукашенко. Я вообще сторонник действий не «против», а «за». Сегодняшние события я оцениваю как борьбу за новую Беларусь, за лучшего человека, за будущую счастливую жизнь — не только нашу, но и будущих поколений.

— Почему, на ваш взгляд, несмотря на то, что протесты продолжаются полгода, белорусский народ всё ещё не сменил режим Лукашенко?

Режим действующей сегодня власти — это не один человек, а совокупность людей, готовых жить в атмосфере лжи и вынужденной беспомощности. Это аналог добровольного личностного рабства, которое не умирает при исчезновении рабовладельца. Человек не становится свободным по приказу или разрешению сверху.

Нам долгие годы внушали мысль, что мы недостойны или неспособны быть ответственными за свою судьбу, что нам нужны контроль и руководство, ведь мы «народец», живущий на «клочке земли», окружённой врагами. Основным достижением и гордостью считалось, что мы бедные, но не нищие, что наши знания и способности не нужны нигде и никому, кроме как внутри страны. Что цель жизни — стабильность с «чаркай и шкваркай».

Но 2020 год показал лживость этого утверждения. Мы увидели, что огромное количество людей не согласны с такими ценностями и целями — именно это я считаю победой или первым шагом к большей победе. Многие люди совершили очень важную личностную победу: завоевать своё право называться человеком с чувством собственного достоинства, готового взять ответственность за свою судьбу и судьбу своих детей на себя.

Нам не хватило чуть-чуть времени, чтобы повзрослеть как нация. Никто не ожидал, что в XXI веке в центре Европы за такие общечеловеческие ценности, как самоуважение, право на правду и мирный протест, последует такая неадекватно жестокая реакция.

Сейчас у нас посттравматический шок. Он обязательно пройдёт, и я верю, что всё у нас будет хорошо.

— Что самое важное вы вынесли из встречи с Александром Лукашенко в СИЗО КГБ 10 октября 2020?

Я всегда стараюсь придерживаться простого принципа: судить по делам, а не по словам. Поэтому могу сказать, что сценарий, изложенный в романе «Осень патриарха», реализуется (в Беларуси) очень близко к тексту.

В целом, я ещё раз убедился в общественно известной истине, которую доказала система в демократических странах. Выборные посты должны занимать люди, у которых есть куда возвращаться после потери власти. Иначе для таких людей возникает знак равенства между должностью и счастьем в жизни. А иногда и такое равенство: власть = жизнь. В таком случае борьба за власть превращается в борьбу за жизнь — и в такой битве пленных не берут. Вызывает оптимизм только то, что для таких людей каждый следующий день приближает их к худшему, а остальных — к лучшему.

— Лукашенко говорил, что в Беларуси пытались устроить мелкобуржуазную революцию, но сейчас революции в стране нет, потому что нет революционеров, готовых идти на всё. Вы поддерживаете это утверждение?

— Как бы это ни показалось странным, но это правда, и это хорошо. Я никогда не любил революции и их лозунг — «разрушить до основания, а затем…». То, что мы наблюдали в Беларуси, — ускоренная эволюция. Мы на невероятной скорости проходим процесс формирования самосознания себя как личностей, а также объединения людей в нацию. Как итог — требования нового, запрос на иную систему управления.

Хоть и спорный, но для меня всё же верный путь, нежелание проливать чужую кровь ради собственных, хоть и благих целей. А это и подразумевает утверждение — готовность на всё. Наш народ не опустился до такой мерзости, которую продемонстрировала власть. Мы не запятнали своих рук чужой кровью. Новая Беларусь должна строиться не на крови, хоть старая удерживается именно насилием и жестокостью. Именно добро обеспечит счастливое будущее страны.

И про мелкобуржуазность тех, кто стремится к изменениям, всё абсолютно верно: люди устали жить на грани нищеты и бедности. «По 500» (долларов в месяц зарплата) — недостижимая и «сияющая Шамбала» — набила оскомину. Мы хотим стать «мелкими буржуа». Только в современном мире таких людей называют «средний класс», и они составляют основу и опору всех цивилизованных и высокоразвитых стран.

— Как дальше будет развиваться ситуация в стране?

— Это один из самых сложных вопросов для человека, который получает 90% информации, насыщенных исключительно ложью, страхом и ненавистью (то есть из гостелевидения). Но, мне кажется, вариантов только два. Либо новая Беларусь, экономически и политически независимая, либо прекращение существования фактически независимой страны (пусть даже юридически и сохраняющей свой статус) путём включения нас в орбиту чьего-нибудь «мира».

Выбирать одну из этих дорог придётся в ближайшее время — экономика не позволит долго длить нынешнее состояние. Когда-то было сказано очень точно: «Политика есть концентрированное выражение экономики». Поэтому крайняя точка — 2025 год, но хотелось бы думать, что это фантастически долгий срок. Я за первый вариант.

— Вы всё ещё хотите стать президентом в будущей новой Беларуси?

— Я всегда говорил, что моё решение не было продиктовано именно целью стать президентом. Президентство — это инструмент и возможность участвовать в изменениях в стране. Я исходил из того, что предлагал свою кандидатуру как нанятого менеджера со своим опытом и видением. Но после событий 2020 года я понял, что изменения, происходящие в наших людях и показавшие всю невероятную талантливость, искренность и достоинство белорусов как нации, сильно сместили акценты и требования к тому человеку, который мог бы хотя бы и на некоторое время представлять интересы нашего народа.

Поэтому мне бы очень хотелось быть достойным такого народа. Тех, кто, несмотря на всю несправедливость и жестокость, сохранили свою чистоту. Я понимаю, что последний год дал нам много молодых и достойных людей, которые вполне способны претендовать на роль лидера. Так что моего желания и раньше было недостаточно, а теперь и требования сильно выросли. Но при сохранении запроса на моё видение путей развития страны у меня остаётся готовность предоставить все свои умения и навыки. Предложение с моей стороны есть, но будет ли на это спрос — «будем посмотреть».

— Что бы вы хотели сказать или пожелать протестующим белорусам?

— Я хочу обратиться не только к протестующим белорусам. Мне хотелось бы, чтобы эти слова прочитали все граждане нашей страны. Каждый из вас уникален и имеет право на собственное мнение. Все вместе мы формируем наше государство и нацию, которая тоже уникальная и имеет право на выбор собственного пути. Но каждая уникальность имеет общие ценности, для человека — это нерушимое право свободы выбора, уважения к личности и ценности жизни.

В нашей стране, к сожалению, сложилась ситуация, когда отношение к этим ценностям разделило всех на три категории. Тех, кто осознаёт эти вещи и готов для их реализации совершать активные действия. Тех, кто согласен с необходимостью иметь подобную систему ценностей, но из-за страха не готов что-либо для этого делать. А также тех, кто считает себя не вправе рассуждать об этом, и просто ожидает счастья, которое им обещают другие. И хочу обратиться к каждой из этих категорий моих соотечественником.

Я преклоняюсь перед теми, кто осознал себя хозяином судьбы и чувствует свою сопричастность и единство со всем человечеством. Вы настоящие личности, вы свет добра и свободы. Те испытания, через которые проходите вы и ваши близкие, сторицей окупятся и оправдаются вовлечением и вдохновением других граждан Беларуси. Не останавливайтесь! Лёгким бывает только путь в рабство. Иногда свобода требует твёрдости и непреклонности. Но она точно стоит того.

Я понимаю нерешительность тех, кто боится потерять уют и спокойствие своего мирка. Но нужно понимать, что сегодня выбор стоит не между лучшей или хорошей жизнью, не между плохим и хорошим. Это выбор для последующих поколений — сделать шаг вперёд к лучшей доле. И для этого шага даже не нужно выйти на борьбу, достаточно просто не совершать подлых и противозаконных поступков. Помните слова Черчилля: «Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор».

И я также хочу, чтобы задумались те, кто считает, что ответственность за преступления и безнравственные поступки будет оправдана словами «нам приказали» и «что мы могли сделать?». Никогда в истории подчинённость не смывала крови с рук убийц. В сегодняшних обстоятельствах успокаивающая мысль «я старался смягчить жестокость мер и распоряжений и служил своему народу» не является оправданием. Смягчать распоряжения, которые являются противозаконными и попирающими общечеловеческие принципы — всё равно совершать преступления. Будущее неизбежно, и вопросы будут заданы каждому. Поэтому, может, лучше остаться вне команды, чем в команде совершающих или способствующих губительным для всех действиям.

Мы белорусы, мы должны быть вместе! Вместе — к лучшему!

СПРАВКА. Виктор Бабарико, экс-глава Белгазпромбанка, был одним из основных соперников Александра Лукашенко в начале президентской кампании 2020 года, однако принять участие в выборах в качестве кандидата на пост главы государства Бабарико не смог — в июне его задержали, и вот уже почти восемь месяцев он содержится в СИЗО КГБ. Экс-банкир обвиняется в получении взятки в особо крупном размере организованной группой и легализации доходов, полученных преступным путем, в особо крупном размере.