«Грудной ребёнок, дом, большое хозяйство. И успевала же! И не жаловалась на долю…» Бабушкино счастье

Моя бабушка по линии матери Фёкла Давыдовна всю свою жизнь прожила в деревне. Работала на земле, на хозяйстве и помогала растить троих внуков. Когда родилась старшая внучка, бабушке было 60 лет. Она уже не работала, но была вполне дееспособной. А в декретном отпуске мамочки тогда находились только два месяца. И невестка вышла на работу, когда её первенцу было именно два месяца, оставив грудного ребёнка на свекровь, мою бабушку.

Я не сомневаюсь, что ей было нелегко: грудной ребёнок, дом, большое хозяйство. И успевала же! И не жаловалась на долю. Ровно через один год и два месяца в семье появился второй ребёнок. И также через два месяца его мама вышла на работу из декретного отпуска, обременив свою свекровь уже двумя детьми. Но бабушка была ещё тот боец! И внуков растила, и с хозяйством управлялась, и огород полола, и еду готовила. Через пять лет в семье родился третий ребёнок. В декретном отпуске уже находились один год, но семье были нужны деньги. И опять невестка вышла на работу, оставив двухмесячного малыша на попечение свекрови. Старшие дети уже подросли, но часто болели, по-детски вредничали, где-то дрались…

Рисунок: Вера Шут
Прошло много лет. Выросли внуки. Бабушка постарела, но себя обслуживала сама: и стирала, и любила готовить, и по хозяйству управлялась всё так же, и на земле работала. Но стала прихварывать.

Реклама

В один из дней я зашла навестить её. В доме было холодно, потому что экономили торф и топили печки один раз в сутки, хотя на улице была зима. Бабушка сидела у окна, укрывшись одеялом поверх телогрейки. На мой вопрос, что случилось, она сказала, что болит живот. Я её осмотрела и выставила диагноз: цистит. Это такая пренеприятная болезнь, когда беспрестанно, уж простите, хочется «пи-пи» и сопровождается болями и резями. А дом деревенский, туалет на улице. У меня от жалости слёзы навернулись: «Одевайся, бабушка, поедем ко мне в город!»

Через полчаса мы уже сидели в автобусе. Квартира у нас с мужем тогда была трёхкомнатная. И я определила бабушку в комнату детей. Её хорошо приняли правнуки, и у бабушки началась городская жизнь.

Для неё всё было удивительным и новым. Она никогда не видела ванной комнаты и не принимала ванну, не умела пользоваться унитазом, боялась зажигать газовую плиту. Но быстро освоилась и ещё быстрее пошла на поправку. Хорошее лечение, питание и забота сотворили чудо. Я купила ей новое бельё, тапочки, платок, штанишки, вымыла, отогрела — и бабулечка расцвела: щёчки порозовели, глаза заискрились, на лице заиграла улыбка. Она любила рассказывать моим детям разные истории из жизни, а они любили её слушать. И очень любила бабуля есть манную кашу с маслом. За месяц её стало не узнать.

Пришла весна, бабушка засобиралась домой. Собирая свои пожитки, она сказала мне: «Валя, я не знаю, есть ли тот рай, но у вас я прожила этот месяц как в раю».

Умерла моя бабушка в 1996 году. На тридцатый день после её смерти я увидела удивительный сон. Вроде я на том свете сижу и разговариваю с бабушкой. Она рассказывает, как ей хорошо: «У нас тут и небо, как там у вас, голубое, и солнце светит, и хозяйство мы держим, как на земле, а у меня уже и корова есть. А какие тут цветы! Я уже всех родных разыскала и встретилась с ними». И давай мне по именам называть родных, которых она отыскала. И тут я взмолилась: «Бабушка, познакомь меня с ними! Я тоже хочу всех родных увидеть». Тут моя бабушка подняла руку и, указывая мне на небо, сказала: «Тебе ещё рано. Иди домой!» Я стала подниматься по какой-то лестнице и проснулась.

После работы я зашла в церковь, чтобы помолиться об упокоении её души и поставить поминальную свечу.

Памяти бабушки Фёклы Давыдовны Альферович

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии