Родители удивлены школьным анкетам про русский и белорусский язык. Найдите отличия

0

«Считаешь ли ты, что надо знать русский язык?», «Нравится ли тебе, когда отменяют уроки по белорусскому языку и не задают домашних заданий?» — фото анкет с такими вопросами на прошлой неделе облетели соцсети и телеграм-каналы. Некоторые родители увидели в этих анкетах дискриминацию по отношению к белорусскому языку.

Что в анкетах

Судя по содержанию анкет, с их помощью учителя должны оценить мотивацию к изучению русского и белорусского языка у учащихся 5−11 классов. Например, школьникам предлагают ответить на вопросы: «Нравятся ли тебе уроки русского языка?», «В чем проявляется твой интерес к уроку русского языка?», «Считаешь ли ты, что важно знать русский язык?».

Реклама

Родители удивлены школьным анкетам про русский и белорусский язык. Рассказываем, что происходит

Анкета про интерес к белорусскому языку составлена несколько иначе. У ребят спрашивают: «Тебе нравится на уроках белорусского языка и литературы или не очень?», «Тебе нравится, когда у вас отменяют уроки по белорусскому языку и литературе?», «Ты хотел бы, чтобы тебе не задавали домашних заданий по белорусскому языку и литературе?».

Белорусы обратили внимание на то, что анкеты по изучению двух государственных языков составлены в разной тональности. Про русский — в позитивном ключе, про белорусский — преимущественно в негативном. Вот почему обычный, казалось бы, школьный опрос вызвал такое широкое обсуждение в соцсетях.

Родители удивлены школьным анкетам про русский и белорусский язык. Рассказываем, что происходит

Сайт rebenok. by не знает, в каких именно школах детям предлагали ответить на эти вопросы, проводилось анкетирование по двум государственным языкам одновременно или это шаблоны разных лет. Учителя-предметники, с которыми удалось пообщаться, сказали, что в их школах такие анкеты дети не заполняют.

Валерия, учитель белорусского языка и литературы, классный руководитель в одной из школ Минска, увидела опросники в интернете и ждала, что руководство попросит ее их распространить среди 10-классников.

— Но нет, ничего подобного не произошло. Тишина, — с облегчением говорит учитель. — Мне кажется, если бы эти бумажки попали к нам, мы были бы озадачены тем, как объяснить их содержание детям. Они ведь уже сознательные, взрослые, знают цену своей подписи на любом документе. Раздай я такие анкеты в своем классе, не сомневаюсь, что более половины детей вернули бы мне их пустыми и потом еще долго смотрели искоса. Мне вообще кажется, что такие опросы — чья-то злая и не очень уместная шутка.

Никита, учащийся 9-го класса одной из гимназий г. Минска, назвал эти анкеты «очень странными» и возмутился, что их составители не воспринимают школьников старших классов как взрослых.

— Мы же хоть и дети, но тоже видим, что к чему. Неужели хотят урезать белорусский язык, сделав меньше уроков? — предположил школьник.

Никита рассказал, что когда подростки читали эти анкеты на переменах, смеялись над вопросами.

— Что мы думаем о русском и белорусском языках? Только то, что почти у всех симпатия к русскому, белорусскому, географии или труду зависит исключительно от симпатии к учителю. Если учитель интересный и к нему хочется приходить на урок, то и отношение к его предмету такое же. А если учитель так себе, то тут неважно, что ведет — желание прогулять под любым предлогом будет.

А вот мама троих школьников Оксана с надеждой изучила эти анкеты и даже хотела бы, чтобы их результаты были серьезно изучены чиновниками.

— Знаете, я выскажу, наверное, непопулярную точку зрения, но белорусский сегодня никому не нужен. Это лишние часы и лишняя нагрузка на мозг. В современном мире нашим детям нужен и русский, и математика, и информатика, и химия и биологией, и английский с китайским намного больше, чем белорусский, — убеждена мама.

Белорусский язык Оксана считает «самым сложным и бесполезным предметом» в школьной программе. По ее словам, «дети плачут над домашкой», а учителя зачастую даже на уроках по белорусскому «общаются с детьми на русском языке».

— Зачем это все? Убожество какое-то, а не образование. Я так своим детям и сказала: если будут давать такие анкеты, пишите правду, что вам белорусский не нужен, — говорит Оксана.

Анна Северинец, известная белорусская писательница, педагог, учитель русского языка и литературы, напротив, выразила надежду, что школьники после таких анкет захотят расширить свои знания по белорусскому.

— Напэўна, найлепшае, што можна сёння зрабіць для таго, каб падлеткі рынуліся вывучаць беларускую мову — гэта пачаць ціснуць на яе ў школах. Так што я б не перажывала моцна з-за гэтых анкет. Беларускую мову забараняла шчэ Кацярына ІІ, за яе стралялі ў Курапатах і забівалі на вуліцах, а яна жыве. І цяперашнія анкеты тым больш перажыве. Але ўзбурацца ўголас трэба, — отметила педагог.

Что говорят чиновники?

В Комитете по образованию Мингорисполкома пояснили, что им ничего не известно о происхождении школьных анкет. Надежда Великая, заместитель начальника отдела воспитательной и идеологической работы, выразила сомнение в их актуальности.

— Никаких четких фактов о том, где и в каких школах данные опросы распространялись, у нас нет. Когда будут, мы обязательно все выясним, что это за опросы, кто за ними стоит и зачем они проводятся. Пока мы знаем лишь об одной жалобе, поступившей в Министерство образования Беларуси с просьбой разобраться в ситуации с опросами о русском и белорусском языках в школах. Мы обязательно разберемся и все расскажем. А пока нет никаких поводов для паники.