«Обещают процветание, а сами строят „капитализм для своих“». Сергей Гуриев — о том, как спасти белорусскую экономику

0
«Обещают процветание, а сами строят
Фото с сайта osnova.news

Как повлияют на экономику Беларуси реформы и сколько времени займёт их проведение? Чем может быть полезен опыт построения экономик стран Центральной и Восточной Европы? В рамках Всемирной недели предпринимательства в Беларуси своё мнение по этим вопросам озвучил Сергей Гуриев, российский учёный-экономист.

«Про бизнес» опубликовал материал по факту его выступления.

— Сергей, сегодня, когда говорят об экономических реформах в странах постсоветского пространства, часто речь идёт о том, что было сделано в 90-е годы. Какие ошибки были допущены тогда, действительно ли стоит их учитывать сейчас?

Реклама

— Многие реформы 90-х в постсоветских странах прошли успешно. Но были и ошибки, которые привели не только к провалу некоторых реформ, но и к созданию недемократических политических режимов на отдельных территориях.

Дело в том, что, когда экономические реформы проваливаются и население не видит для себя выгод от реформ, это приводит к поддержке популистских лидеров. Они обещают населению процветание и приходят к власти на платформе обращения реформ вспять. Но потом, как правило, обманывают своих избирателей и строят так называемый crony capitalism — «капитализм для своих», «кумовской капитализм».

Чтобы сохранить власть, несмотря на нарушение экономических обещаний, такие лидеры уничтожают политическую конкуренцию и удерживают власть уже недемократическими методами. К сожалению, именно такое развитие событий мы можем наблюдать и в некоторых странах-членах ЕС.

В то же время страна, где имеется большая госсобственность, по определению страдает от избыточной занятости на предприятиях, которая возникает тогда, когда вопрос о качестве и количестве рабочих мест решается в пользу последнего показателя. Госпредприятия во всех странах — это механизмы создания рабочих мест, даже если они неэффективны. Поэтому реформы госпредприятий часто приводят к высвобождению занятости.

В белорусской экономике государственные предприятия также доминируют. Поэтому доля государства в экономике Беларуси (и особенно в её промышленности) намного выше. Даже чем в Китае в данный момент.

В Беларуси же, по разным оценкам, на долю государственных предприятий приходится половина ВВП и почти 60% занятости. При этом лишь некоторые белорусские госпредприятия являются прибыльными, но очень многие из них — нет.

Надо понимать, что приватизация — это вызов не только с точки зрения поиска инвесторов и продаж государственной собственности на аукционе с тем, чтобы выручить как можно больше денег для бюджета, но и с точки зрения повышения производительности.

Любому реформаторскому правительству нужно помнить, что реформы должны работать не только для самых умных и предприимчивых, но и для тех людей, которые потеряют неэффективное, непроизводительное рабочее место. Они тоже являются гражданами, которым государство должно помочь найти себя в новой экономике.

Поэтому приватизация государственной собственности обязательно должна сопровождаться переобучением и трудоустройством людей, которые останутся без работы. Это фактор, о котором ни в коем случае нельзя забывать. Многие страны решили, что рынок сам расставит безработных по местам. Но подобное если и произойдёт, то не сразу. И это серьёзный вызов как для самих сотрудников, так и для государства в целом.

— Основываясь на опыте стран Центральной и Восточной Европы, которые завершили переход к рыночной экономике, с чем ещё, кроме приватизации, неизбежно столкнётся Беларусь?

— Проблема, с которой сталкиваются страны, граничащие с ЕС, — это магнит Евросоюза как работодателя. Для большинства восточноевропейских стран одной из главных проблем стал тот факт, что талантливый, образованный человек ищет для себя работу в Лондоне или Берлине, чтобы получать там более высокую зарплату. Для условного цифрового предпринимателя из Румынии гораздо выгоднее переехать не в Клуж, а в Лондон.

Есть целые авиакомпании, которые вплоть до 2020 года строили свою бизнес-модель на том, что еженедельно стали перевозить людей на работу из одной страны в другую. Примером может служить значительный рост объёма услуг между Польшей и Великобританией.

С проблемой трудовой эмиграции сталкиваются все без исключения восточноевропейские страны. Хотя в целом во временной эмиграции талантов в центры технологической или финансовой промышленности в ЕС ничего страшного нет, если эти люди возвращаются или сотрудничают с родной страной. Но для этого нужны рабочие места внутри страны.

И для этого у Беларуси всё есть: ПВТ и компании-резиденты парка, которые сотрудничают с коллегами в Америке и Европе. Это сотрудничество нужно поощрять.

Но нужно понимать, что многие всё равно уедут, это неизбежно. Просто потому, что в ближайшее десятилетие зарплаты во Франкфурте, Берлине или Лондоне будут выше, чем зарплаты в Минске. По разным оценкам, сегодня около 3 — 4 миллиона белорусов живут за пределами Беларуси, по сравнению с примерно 9,5 миллионами, проживающими внутри страны.

И здесь очень важно сделать так, чтобы связь с эмигрантами не была потеряна. Чтобы они участвовали в жизни цифровой или любой другой отрасли, дистанционно помогали продвигать белорусские продукты и услуги на мировых рынках. Такому экономическому и социальному взаимодействию между Беларусью и другими странами способствует белорусская диаспора.

Наоборот, нужно приветствовать обмен кадрами и талантами и пытаться сделать Беларусь открытой страной.

— Какие реформы необходимы белорусской экономике в первую очередь?

— Приоритеты реформ мы обсуждаем в письме 60 экономистов, которое лежит на сайте beleconomy.com. Главное — это не экономические проблемы, а политические. Рост недоверия к судебной системе, вмешательство государства в экономику, недоброжелательность (ввиду повышения налогов и не только) государства к бизнесу.

С экономической точки зрения, как ни странно, реформы, которые должна провести европейская страна, вполне очевидны. Беларуси просто необходимо развитие рыночной экономики, справедливая конкурентная среда и т. д. Эта дорожная карта реформ вполне реальна и даст результат. Главное — иметь волю, чтобы их реализовать. Схожий путь был и у других стран, которые хотели войти в состав ЕС.

Что касается самого ЕС, то если до 2004 года казалось, что его цель — это расширение списка стран-участниц, то сегодня в ЕС возникают серьёзные опасения, что новые члены не выполняют принятые на себя обязательства.

Так, например, ещё недавно Польша и Венгрия из-за несогласия с механизмом верховенства права угрожали заблокировать принятие бюджета ЕС. Поскольку Варшава и Будапешт находятся под процедурами ЕС по подрыву независимости судов и средств массовой информации, они рисковали потерять миллиарды выплат от Евросоюза.

Тем не менее на саммите 11 декабря лидеры ЕС договорились с Польшей и Венгрией о прекращении блокады.

Я говорю об этом потому, что новые члены ЕС будут проходить через гораздо более серьёзный фильтр. Но этот фильтр нужен не для того, чтобы бюрократы поставили галочку, это нужно для самих стран.

Поэтому то же самое надо делать и Беларуси. Независимо от того, что потребуют бюрократы в Брюсселе в обмен на макроэкономическую поддержку, вне зависимости от того, пообещают ли Беларуси вступление в ЕС или нет. Есть дорожная карта реформ, которые все соседи ЕС выполняют, и все они так или иначе от этого выигрывают. Но план реформ должен разрабатываться не в Брюсселе и не в Вашингтоне, а в Минске. Это должен быть план белорусского общества, а не зарубежных бюрократов. И такой план есть, он опубликован.

— Что поможет Беларуси решить макроэкономические проблемы, которые сейчас нарастают как снежный ком?

— Не нужно думать, что сегодняшние макроэкономические проблемы не решаемы. Они нормальны, многие страны через них прошли. Если общество хочет бороться с коррупцией, строить прозрачные политические институты, устойчивую рыночную экономику, есть ресурсы для того, чтобы решить стоящие перед белорусской экономикой проблемы.

Важная вещь — роль цифрового государства. Многие европейские страны пошли по этому пути и смогли справиться с созданием цифрового государства. Эстония — самый известный и наиболее успешный пример. Во многих странах есть свои «кремниевые долины», и ошибкой было бы думать, что Парк высоких технологий является исключением. Кластеры цифровых предпринимателей создаются во многих европейских странах и странах, которые находятся недалеко от Европы.

Беларуси сейчас необходимы инфраструктурные решения и переход государства на цифровые решения. Это как раз тот путь, на который сейчас встала Украина.

Цифровизация создаёт и риски — например, вследствие атак со стороны недоброжелателей, которые могут попытаться взломать электронную инфраструктуру. Все новые члены ЕС думают об этом. В Америке — тоже. После вмешательства в выборы в 2016 году в США были сделаны инвестиции в обеспечение их безопасности.

Возвращаясь к вопросу реформирования белорусской экономики, отмечу: крайне важно помнить, что у реформ в Беларуси будет много поддержки. У всех центрально- и восточноевропейских стран есть партнеры. Например:

  • МВФ (Международный валютный фонд), одна из задач которого — «предоставлять ресурсы (при соблюдении адекватных гарантий) в распоряжение государств-членов, испытывающих затруднения в финансировании платёжного баланса». Так было всегда, и особенно заметна поддержка фонда в 2020 году
  • Есть ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития), миссия которого заключается в том, чтобы помогать частному сектору в проведении приватизации, реструктуризации, повышении производительности, привлечении инвестиций и построении устойчивой рыночной экономики в странах, которые находятся рядом с Европой. У ЕБРР есть огромный свободный капитал, чтобы инвестировать в страны, которые хотят строить рыночную экономику
  • ЕИС (Европейский инструмент соседства) у ЕС. В его основе лежат принципы предоставления поощрительных стимулов и вознаграждений, а также более быстрое и гибкое выделение средств тем, кто показывает лучшие результаты. В данный момент ЕИС охватывает 16 стран-партнёров, к которым относится Беларусь (в категории восточного партнерства). Бюджет ЕИС на 2014—2020 годы составил более € 15 млрд

Западные страны объединены идеей того, что они выигрывают, когда у них богатые, мирные соседи. Демократические страны не воюют друг с другом.

Именно на этой идее построен ЕС, поэтому в Европе соблюдается политика соседства.

— Как много времени может занять проведение экономических реформ в Беларуси?

— Когда мы говорим «быстро» или «постепенно», всё относительно. Но, я думаю, речь идёт о годах.

Какие-то реформы можно провести быстро. Например, создать возможность для прихода иностранных инвесторов. Это могут быть российские, китайские, европейские инвесторы. Президент Беларуси обещал реструктуризацию белорусских предприятий, приватизацию, открытие возможностей для иностранных инвесторов. Они были заинтересованы, но ничего не произошло. На мой взгляд, это была типичная история для руководителя, который не хотел упускать контроль над экономикой.

Быстрый рост первых 20 лет после развала СССР был поддержан субсидиями России. Но за последние 5 лет роста в белорусской экономике не было. Однако это не значит, что нельзя догнать ту же Россию, от которой Беларусь серьёзно отстаёт.

Например, Казахстан 30 лет назад отставал от России на 40% по уровню ВВП на душу населения. Сегодня у них один и тот же уровень, а в отдельные годы Казахстан опережал Россию. Всё это хорошо видно на графике:

«Обещают процветание, а сами строят "капитализм для своих"». Сергей Гуриев — о том, как спасти белорусскую экономику
Фото с сайта vsemirnyjbank.org
Украина и Польша имели один и тот же уровень ВВП на душу населения, и обе отставали от Беларуси 30 лет назад. Сегодня Украина отстает от Беларуси, а Польша опережает Украину в 3 раза.
«Обещают процветание, а сами строят "капитализм для своих"». Сергей Гуриев — о том, как спасти белорусскую экономику
Фото с сайта vsemirnyjbank.org
Для Беларуси этот показатель может измениться кардинальным образом на горизонте жизни одного поколения. Если страна встанет на путь реформ, есть много причин для оптимизма в отношении её экономических показателей. Ведь кроме прочего — это хорошо образованная европейская страна, которой ЕС может дать экономическую поддержку при соблюдении некоторых условий.