Экономист из Шанхая высказался про шансы белорусов стать богаче и недооценённые достоинства Лукашенко

0

От перехода к демократии Беларусь выиграет экономически, а построенное в первые 30 лет независимости сильное государство станет хорошим фундаментом для будущего развития. Экономист Виктор Федосеев — о том, как видится ситуация в стране белорусу из Шанхая и какие перед ней открываются перспективы.

«В Китае существует сомнение в поддержке Лукашенко белорусами»

— На расстоянии более семи тысяч километров как вам видится ситуация в Беларуси?

Реклама

— В Беларуси произошли экстраординарные события. У меня сложилось впечатление, что белорусское общество не признало итоги последних выборов, соответственно, действующая власть потеряла легитимность, и это вызвало острый политический кризис в стране. С другой стороны, мне кажется, что большая часть белорусского общества всё ещё не готова активно противостоять действующей власти, хоть многие понимают, что выборы были несправедливыми.

Требование смириться с несправедливостью унижает человеческое достоинство, но видится, что не сформировалось ещё достаточное количество униженных людей, которые готовы были бы открыто защищать свою гражданскую позицию. Несомненно, сейчас таких людей больше, чем когда бы то ни было, но это, как мне кажется, не критическая масса на сегодняшний день.

Поскольку сейчас я живу в Шанхае, то могу поделиться ощущениями того, как события в Беларуси воспринимаются в Китае. Если помните, Си Цзиньпин первым поздравил Александра Лукашенко с победой на выборах. Этот шаг вызвал в Китае некоторое недоумение, хотя открыто этого никто не высказывает. Более того, китайские обыватели меня часто спрашивали, насколько легитимна действующая белорусская власть. Получается, что даже несмотря на хорошо работающую пропаганду, в Китае существует сомнение в поддержке белорусским народом Лукашенко.

Самым трагичным в этой ситуации является то, что никто не может с полной уверенностью утверждать, проиграл Лукашенко или нет. Это наносит гораздо больший ущерб белорусскому государству и экономике, чем даже потенциальная победа Лукашенко (если бы в ней все были уверены). То, что люди не верят в саму систему выборов, несёт большие риски, чем-то, кто именно побеждает на выборах.

— Вы были среди подписантов открытого письма экономистов к общественности Беларуси. Почему подписали?

— Это наименьшее, что я мог сделать, чтобы выразить солидарность с той частью белорусского общества, которая считает, что нужно менять политическую систему. Мне хотелось выразить свою позицию, потому что я считаю, что у Беларуси есть большие перспективы, которые, к сожалению, не реализованы. Нелегитимность политической системы, какой бы она ни была, препятствует достижению высоких темпов экономического роста и благосостояния населения.

Письмо содержит скорее общие очертания проблемных моментов, нежели набор конкретных шагов по их устранению. Поэтому я бы не считал его руководством к действию, а скорей набором правил, которые нужно конкретизировать, если они будут воплощаться в жизнь.

— Что из пунктов письма первостепенно для роста и развития?

— Верховенство закона. Думаю, что это является первоочередным в данной ситуации. В Беларуси часто можно услышать утверждения о том, что нужно соблюдать законы. И это правильно. Но почему-то эти законы должны соблюдать все, кроме тех, у кого есть власть. Мне кажется, что происходит некоторая подмена понятий. В результате складывается ситуация, когда закон есть, а верховенства закона нет. Возьмём, например, Закон «О массовых мероприятиях». Думаю, что у большого числа людей сформировалось ощущение, что это плохой закон, потому что он необоснованно ограничивает свободу людей. Но плохой он или хороший — это вопрос вторичный. Главный же принцип состоит в том, что он не должен быть дискриминирующим. А этот закон действует только против тех людей, кто в силу своей гражданской позиции неугоден действующей власти. Это несовместимо с принципом верховенства закона.

Когда плохой закон действует для всех одинаково, то в какой-то момент все поймут: он плохой. В этом случае его можно изменить или отменить. Но если закон плохой только по отношению к той части общества, которая находится в оппозиции к действующей власти, а для власти он всегда хороший, тогда даже плохой закон не будет изменен.

Принцип верховенства закона непосредственно касается тех, кто хочет заниматься экономической деятельностью в Беларуси. Если человек понимает, что закон действует избирательно, что он более выгоден тем, кто обладает властью, и что эта власть может в любой момент человека посадить и все у него отобрать, то он вряд ли предпримет шаги, которые поспособствуют долгосрочному экономическому росту, инвестициям. Если же человек уверен, что закон беспристрастен, он понимает, что у него не отнимут то, что он заработал. В этом случае возникают стимулы работать, вкладывать. Тут уже будет не так важно, какая в стране политическая система. Есть режимы, близкие к авторитарным, но с высокой степенью верховенства закона — тот же Сингапур. Но есть и демократические страны, где не всё гладко с верховенством закона.

Экономист из Шанхая про шансы белорусов стать богаче и недооцененные достоинства Лукашенко, Слуцк
Фото: pixabay.com

Работа с коронавирусом начиналась успешно, потом случился сбой

— Белорусская экономика, которая идёт своим «уникальным» путем, отличилась и в этом году. Власти не вводили локдаун, за редким исключением, не было поддержки людей и бизнеса. В итоге в моменте у нас экономические показатели лучше, чем у соседей. Например, ВВП минус 1,1%. Но склады забиты продукцией, которую надо как-то распродать, пока мир накрыла волна. За ней может быть и третья. Какой путь все же более выигрышный в перспективе: белорусский, европейский или есть другие примеры?

— Есть гораздо более удачные примеры, чем Беларусь или Европа. Это материковый Китай, Тайвань (автономная область Китая), Южная Корея, Сингапур. Первый шаг на пути противостояния эпидемии состоит в том, чтобы признать, что вирус представляет существенную угрозу, и мобилизовать население на борьбу с ним. В Тайване, например, превентивные мероприятия начались ещё до того, как первые случаи коронавируса были зарегистрированы вне материкового Китая. И эти меры были очень успешными: в Тайване не вводили локдаун, и при населении в 23,5 миллиона человек от коронавируса там умерли всего 7 человек, а общее число инфицированных не превысило 600. Мне казалось, что на первом этапе в Беларуси применялись методы, напоминающие тайваньские: отслеживать, тестировать и изолировать. Но в какой-то момент они, вероятно, дали сбой.

Существуют информационные системы, которые позволяют быстро и эффективно отслеживать перемещение людей, выявлять контакты первого, второго и третьего уровня. Для их реализации требуется высокая степень согласия населения и технологии, которые доступны в Беларуси.

В Китае, например, действует система QR-кодов в телефонах. На входе в помещение или на общественное мероприятие меня попросят его показать. У меня он зеленый, а у кого-то он будет желтый или красный. Все зависит от того, где вы были в последнее время, с кем общались, были ли контакты с заболевшими. Вы можете спокойно гулять по улице, но если у вас не зеленый код, то вас просто не пустят в общественные места или в транспорт. Это определенная форма слежки, но люди готовы на это пойти, потому что так они защищают себя и окружающих.

— Как это может работать в авторитарной стране с низким доверием к государственным институтам?

— Авторитарные режимы вполне могут справляться с угрозой таким способом. Учитывая, как белорусы тогда самоорганизовались, в Беларуси это вполне сработало бы. Но для этого действительно нужно доверять власти. По моему представлению, в марте-апреле, до коронавируса, белорусской власти люди доверяли достаточно, чтобы добровольно пойти на такого рода меры.

«У Беларуси высокие шансы попасть в число развитых стран»

— Беларусь не уникальна в том, что значимая часть населения хочет сменить авторитарного лидера и пойти демократическим путем. Через это прошли большинство постсоветских стран. Как думаете, насколько это сложно сделать сейчас и что такие перемены будут значить для экономики?

— Как вы правильно заметили, смена политических систем происходит достаточно часто, а поэтому и переходные периоды тоже случаются довольно часто. Если бы таких периодов не было, то не было бы и прогресса. Я считаю, что в силу определённой консервативности белорусское общество довольно негативно относится к переменам. Но перемены неизбежны.

Конечно, есть плохие примеры перехода к демократии. Я думаю, в Беларуси немного людей, которые хотели бы жить в демократии, наступившей в Ираке. Но хороших примеров всё же больше: демократия, которая наступила в Испании после смерти Франко или в Германии после окончания Второй мировой войны. Та же Германия после Второй мировой войны находилась в гораздо более плачевном состоянии, чем Беларусь даже в 1990-х. Посмотрите на Германию сейчас. Переход к демократии от даже самых жестоких нацистских режимов (коим режим Лукашенко никак не является) в среднем приводит к росту экономики. Думаю, что большинство белорусов хотели бы жить в Беларуси с уровнем достатка как в Германии.

Как показывают экономические исследования, в среднем переход к демократии увеличивает ВВП на 22% в долгосрочной перспективе. Только представьте себе, что каждый белорус станет почти на четверть богаче.

В целом я думаю, что при любом исходе событий не стоит ожидать развала белорусской экономики. Более того, недооцененным, на мой взгляд, достоинством Лукашенко является сильное государство, которое было построено в Беларуси. Это сильное государство приведет к тому, что когда демократия наступит, у Беларуси будут гораздо более высокие шансы попасть в число развитых стран, чем у той же Украины. Демократические институты в совокупности с сильным государством означают высокие перспективы дальнейшего развития. Демократия в условиях слабого государства не дает таких перспектив. Например, Италия — прекрасная страна со слабым государством, что часто приводит к весьма негативным последствиям. Да, итальянцы в среднем живут лучше белорусов, но хуже тех же немцев, у которых бок о бок существуют демократия и сильное государство.

— Давайте затронем тему сотрудничества Китая и Беларуси. Очевидно, что китайские компании не столько заинтересованы в белорусском рынке, сколько в стране в качестве моста в Евросоюз. Каковы последствия неопределенности внутри страны и ухудшения отношений Беларуси с Западом для этих отношений?

— Действительно, Беларусь является привлекательным форпостом между Китаем и Западом, и ухудшение отношений с западными странами в средне- и долгосрочной перспективе окажет негативное влияние на заинтересованность Китая работать с Беларусью.

— Понятно, что сейчас иностранные инвесторы, даже любящие рисковать, вряд ли будут вкладывать в нашу экономику. Но после разрешения политического конфликта какие рынки, каких игроков страна больше всего заинтересует?

— Не берусь прогнозировать, какие именно компании будут заинтересованы в том, чтобы инвестировать в Беларусь. При этом я убежден, что такие компании найдутся, и вот почему. Наибольшую ценность в сегодняшнем мире имеют компании, которые работают не с физическими активами (которых в Беларуси мало), а с активами нематериальными, и прежде всего с человеческим капиталом (которого в Беларуси много). Я думаю, что в Беларуси есть достаточно креативно мыслящих людей, которые могут создавать продукты и оказывать услуги, конкурентные на мировых рынках. Мне представляется, что основой экономического роста Беларуси, как и любой другой страны, в будущем окажутся прорывные технологии, как это случилось в Китае.

Когда Беларусь откроется для иностранных инвесторов, они придут, если поверят в то, что заработанное им отдадут. Это отсылает нас к принципу верховенства закона, о котором мы говорили ранее. В условиях мировой конкуренции, если есть возможность заработать, всегда найдутся те, кто может и хочет это сделать. Часто это происходит в самых неожиданных формах. Электронные технологии, порой совершенно простые, иногда приносят неимоверный эффект. 10 лет назад никто и представить не мог, что Alibaba станет, по сути, крупнейшим банком планеты благодаря своей системе платежей.