«Какую страну он создал, если хочет из неё уехать?» Почему Лукашенко заговорил об эмиграции в Россию

0

К привычной риторике о том, что за власть «синими руками» Александр Лукашенко не держится, добавилась отсылка к возможной эмиграции. В недавнем интервью он говорил, что «бежать» никуда не собирается, хотя мог бы уехать «в ту же Россию». Значит ли это, что Лукашенко обдумывал вариант переезда в Россию, или это продолжение давних намеков на то, что будет со страной без Александра Григорьевича?

В четырёхчасовом интервью для журналистов из Беларуси, Украины, Молдовы, Казахстана и России Александр Лукашенко снова повторил, что не будет держаться за власть. «Я уеду — и все. Но вопрос не во мне, а вот в них. Ну, вы же понимаете, что с ними будет. Их порвут на части». Спустя некоторое время он говорит, что кроме белорусов у него ничего нет: «Я лучшие свои годы положил на эту страну. Поэтому я за нее уцепился и держу, потому что понимаю, что с ней может быть. И вы знаете, что с ней будет». Впрочем, это привычные акценты в рамках одного выступления Александра Григорьевича. Но был в этот раз и новый посыл — про эмиграцию.

Реклама

— Все поняли, что бежать я никуда не собираюсь и не убегу. В спокойной, тихой обстановке я сел и уехал. Я уеду в ту же Россию, буду жить, работать, я, слава Богу, ещё здоровый мужик, — заявил Александр Лукашенко.

В этом можно было бы усмотреть традиционное заискивание с аудиторией в стиле «что будет с вами без меня», если бы не одно «но» — пугать свою аудиторию протестующими, новым президентом, Западом или тем, что Беларуси без Лукашенко не будет, можно и без упоминания переезда в соседнюю страну. Политологи выдвигают несколько версий появления новой риторики.

«Наелся властью» и «уеду» — это старые песни о главном. Но пути отступления продумываются

Фраза про возможный «спокойный отъезд в Россию» может быть частью игры по подвешиванию виртуальной морковки, когда делается ряд заявлений в духе «я вот-вот уйду, покину пост» с тем, чтобы дезориентировать протестующих, считает директор исследовательского Центра EAST, политолог Андрей Елисеев.

— Кто-то из доверчивых людей может подумать, что раз правитель собирается сам скоро добровольно уходить, уезжать, то и незачем рисковать, высказывая своё мнение или проявляя недовольство на улице или в рабочем коллективе. То есть тем самым рисуется дополнительный повод для самоутешения в духе «все само собой положительно разрешится». Но если посмотреть на продолжение фразы, то это похоже на рисование благородного и самодостаточного образа. Мол, я без проблем могу найти себе другое занятие хоть даже в другой стране, но вынужден заботиться о потомках, которые могут пострадать, если я отдам власть, — поясняет эксперт.

В контексте интервью эти слова в основном были направлены на то, чтобы сказать, как обычно, что «я наелся властью», «мне она не нужна» и «я готов все оставить», но тогда все рухнет, рассуждает директор Института политических исследований «Палітычная сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич.

— Надо отметить одну деталь: раньше такие слова не сопровождались отсылками к эмиграции. А тут разговор идет уже о том, что в стране, наверное, у него какой-то перспективы нет или она очень туманная. В таких рассуждениях он говорит о том, что спокойно ему жить можно, только если он куда-нибудь уедет. Это новая формулировка, которая появляется как результат текущего политического кризиса, когда стало очевидно, что значительная часть населения враждебно настроена к Александру Лукашенко.

Эксперты видят в прозвучавших словах свидетельство того, что сценарий эмиграции рассматривается, и, скорее всего, как один из неблагоприятных сценариев развития ситуации в Беларуси.

— В последние три или в широком контексте даже шесть месяцев были сложные моменты для властей. Думаю, этот вопрос витает как запасной, крайний вариант. В какой-то степени такие сценарии прорабатывались. Возможно, даже в консультациях с Москвой на разных этапах, — отмечает директор «Палітычнай сферы».

Он подчёркивает, что обдумывание разных вариантов не отменяет очевидного интереса Александра Лукашенко в продвижении своего сценария — полного подавления волнений. Но у него есть понимание того, что с точки зрения политической стабильности, судебного преследования жить в Беларуси после потери власти будет рискованно, по крайней мере, если исходить из общественных настроений современного момента.

На пенсию — в Россию. А как же патриотизм и оставленное наследие?

Учитывая напряженность в обществе и сужающийся круг сторонников, у Александра Лукашенко всё меньше возможностей «заискивать» с аудиторией. Стоит вспомнить его визит на Минский завод колесных тягачей.

Скорее это звучит как-то, что он действительно рассматривает пути отступления, считает аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Катерина Шматина. Из всех направлений Россия — самый близкий ему вариант. Это единственный политический союзник и основной политический контакт Лукашенко.

— Думаю, это интересный сигнал от Лукашенко о том, что он рассматривает варианты дальнейшего развития событий. Основополагающий вариант, на который он рассчитывает, — это удержаться у власти, подавив все репрессиями, что у него не выходит последние три месяца. С другой стороны, он понимает, что стоит рассматривать и другие варианты, — говорит политолог. — Плюс это интересно с позиции того, что сейчас инициируется по Московскому механизму ОБСЕ. Это призывы к применению принципа универсальной юрисдикции, которые могут быть инициированы в странах ЕС. Лукашенко и его ближайший круг могут быть привлечены к уголовной ответственности, если они окажутся в этих странах. У него есть понимание, что Россия, скорее всего, не выдаст своего долгосрочного союзника.

В то же время некоторые страны Персидского залива типа Катара выглядят не менее, если не более реальными претендентами за звание запасного аэродрома, чем Россия, замечает Андрей Елисеев.

— Показательно, когда глава государства по истечении своих полномочий публично заявляет, что он свое будущее в этой стране не видит, а видит его в эмиграции. Возникают вопросы по поводу патриотичности, наследия, которое он оставил после долгих лет правления. Какую страну он создал, если хочет из этой страны уехать? — задаётся вопросом Катерина Шматина.

Это логичное продолжение истории с Николаем Лукашенко, который забрал документы из Лицея БГУ. «Это тоже вопрос доверия и того, насколько эти люди чувствуют себя в безопасности в своей же стране», — подчеркивает политолог.