Не барствует, но оптимизма не теряет. Как механик из Слуцка создал бизнес в деревне и стал овцеводом

0
Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк
Фермерская династия. Фермеру Игорю Бабешко уже помогает управляться с овцами сын Глеб. Мальчик всё лето помогал отцу, а теперь пошёл в школу во 2-й класс. Фото предоставлены Игорем Бабешко

Игорь Бабешко считает, что при адекватной поддержке бизнеса на селе государством, правильных и работающих законах будущее за деревней. Игорю 38 лет, он фермер. При всех минусах современной деревенской жизни он не теряет оптимизма и находит плюсы в любой ситуации.

Игорь — коренной случчанин. Переезд в деревню — непростое, но осознанное решение всей семьи. Ведь одно дело переехать, например, в Лучники, и совсем другое — на маленький хутор в деревне Хиноловка. Где она — не каждый и ответит.

Реклама

Игорь рассказал «Кур’еру», как он стал фермером и какой доход ему приносит сельский бизнес.

Сначала идея, потом — реализация

«Моя идея заниматься фермерством и жить в деревне родилась не спонтанно. Сначала учился, стал инженером-механиком. Потом работал на Слуцком сахарном комбинате, в «Вуден Хаус», затем — на Слуцком консервном заводе начальником сырьевого участка. Примерно во время работы на консервном заводе у меня и появилась идея заняться фермерством, — рассказал Игорь Бабешко. — Стал зондировать почву по поводу участка. В 2012 году нашёл подходящий — недалеко от деревни Хиноловка, между Слуцком и Старыми Дорогами, относится к Омговичскому сельсовету. Купил вместе с придорожным почтовым домиком и оформил лицензию на фермерство. Мне выделили 30 гектаров земли под пастбище.

Помню, когда в райисполкоме прочли название моей будущей фермы — «Волчья страсть», в лицензии тут же отказали со ссылкой на «неэтичное название». Пришлось назвать «Волчья радость», это название оказалось этичным.

Я думаю, что креатив в любой форме — плюс для бизнеса, своеобразная реклама запоминается быстро и надолго.

Как создавалась «Волчья радость»

Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк

В 2013 году я уволился и первый раз в жизни ощутил себя вполне независимым человеком. Хотя понимал, что цена моей независимости — благополучие семьи, а значит, работать придётся уж точно не 8 часов в сутки.

Первый год фермерства дался мне нелегко: много работы, мало опыта. Но, кажется, я неплохо справился с ролью фермера. В результате поголовье овец с 30 увеличилось до 100.

Запросил в райисполкоме ещё 60 гектаров земли на перспективу. Для животных сделал загоны: закрытый — на зимний период и открытый под навесом — на летний период.

Моим жильём до сих пор является строительный вагончик, переоборудованный под дачный домик, с печным отоплением, утеплёнными стенами и комфортной бытовой зоной. На большой дом для всей семьи средств пока недостаточно.

На участок провёл электричество от деревни (один кабель мне обошёлся в 13 млн белорусских рублей в старом номинале). Если бы не помощь друзей, прокладка кабеля обошлась бы ещё дороже.

Привёл в порядок внутренний двор и хозпостройки, выкопал колодец. Уставал чертовски, спал по несколько часов в сутки. Вся работа на ферме практически на одни руки (жена работала в городе и приезжала ко мне с детьми лишь по выходным), иногда наведывались родители и друзья. Сейчас, когда моя ферма более-менее обустроена, можно немного расслабиться. Есть баня, зона отдыха с беседками, скамейками, клумбами, детской площадкой и вольерами с декоративными пернатыми.

Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк

К 90 га пастбищ прибавилось ещё 50, чтобы соблюдать баланс оборотных земель (одно пастбище — под выпас, второе — под парами). Обнёс весь участок специальной изгородью — «электропастух».

Сегодня общее поголовье овец составляет 500 голов вместе с молодняком.

Доходы и расходы фермы

Учёт поголовья ведётся с помощью ушных бирок (крепится к уху). Все бирки пронумерованы и проходят электронный учёт в налоговой инспекции. Стоимость
одной бирки — 1,5-2 рубля, повторное оформление — 4 руб­ля. Животные часто теряют свои номерные бирки, приходится заказывать повторно.

Убой животных тоже подконтрольное мероприятие — стро­го через бойню и в порядке очереди. Выбор бой­ни — с согласия райисполкома. Сейчас я пользуюсь услугами греского предприятия. Стоимость услуги — 20 рублей за одну голову.

Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк

Доходность фермы невелика, особенно сейчас. В сезон карантинных мер на рестораны, кафе, бары оптовая продажа мяса незначительно, но всё же снизилась.

Спрос на племенной молодняк остался почти в прежних объёмах. Здесь постоянные клиенты: колхоз «Красная звезда» и иранская фирма «Истерн Шип». Есть и частные покупатели: соседи, знакомые, знакомые знакомых. Цены на мясо и молод­няк вполне приемлемые: мясо ягнён­ка — 12 руб/кг, мясо овечки — 10 руб/кг, ягнёнок племенной живым весом — 140 бел. руб., овечка племенная — 300-350 бел. руб. С учётом этих цен провожу бартерные сделки с населением и фермерами — мясо и молодняк в обмен на корма: овёс, овощи и сено.

За вычетом всех расходов моя зарплата составляет примерно 1000 рублей. Как видите, не барствую, хотя мой рабочий день гораздо длиннее стандартного восьмичасового.

Иногда нанимаю рабочих из местных. Зарплата зависит от объ­ё­ма работ. В среднем — 30 рублей в день.

Почему в фермерство не стремятся

Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк

Сельский бизнес — это тяжёлый труд, большие издержки, зависимость от капризов погоды даже в сфере животноводства. Плюс к этим проблемам — несовершенные законы, тормозящие развитие сельского бизнеса в целом. Да, есть госпрограмма поддерж­ки фермерских хозяйств, разбитая на пятилетки. Но, по сути, это нерабочая программа в силу тех или иных причин: отсутствие дешёвых кредитов и долгих рассрочек, квоты на сельхозтехнику и удобрения, сложности с получением посевных площадей, нулевой спрос на шерсть и шку­ры животных на профильных предприятиях. И то, и другое приходится сжигать тоннами.

В деревне, особенно на хуторе, имеют место и проблемы бытового характера: удалённость школы для детей, небо­га­тый выбор сек­ций и кружков в сель­ских школах, скромный ассортимент на прилавках сельского магазина.

Как бы там ни было, я не сожалею о своём выборе в пользу деревни, если точнее, о нашем семейном выборе. Сейчас для меня очень важна поддержка моей семьи — жены Ольги и детей.

Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк Бизнес на селе: как механик стал овцеводом, Слуцк

К сожалению, наша семья собирается вместе не так часто, как хотелось бы: в выходные и празд­ничные дни, летние и зимние каникулы. Всей семьёй в вагончике тесновато. Из всех наших долгосрочных перспектив на буду­щее самая главная — построить свой дом в деревне, просторный и уютный, и переехать в него. Когда мы вместе, нам по силам всё».

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии