Вячеслав Гринюк отдал службе в МВД более 25 лет. Большую часть времени — уголовному розыску Слуцкого РОВД. Уже как семь лет случчанин на пенсии. Накануне Дня образования уголовного розыска в Беларуси (5 октября) Вячеслав Леонидович рассказал «Кур’еру» о своей самой долгой погоне за преступником и главных отличиях службы тогда и сейчас.

После армии в 1987 году Вячеслав Гринюк был принят в Слуцкий РОВД, где проработал восемь месяцев в службе ППС. В 1988-м поступил ещё на тот момент в Минскую высшую школу милиции на очное отделение. Так как в 1991-м СССР распался, в 1992-м он получил диплом уже Академии МВД.

Реклама

«Учёба пролетела очень быстро. Проходя полугодовую практику в РОВД в качестве следователя, я уже тогда понял, что работать им не хочу. Скучно. А мне нужно движение, оперативные просторы. Вот такой я человек, сидеть на месте не могу. Поэтому после окончания учёбы вернулся в РОВД на должность участкового.

Криминальная деревня под Слуцком

Помню, в то время у нас в районе была одна очень криминальная деревня: на 40-50 парней 2-3 девушки. И путь у ребят был такой: либо в армию, либо в тюрьму. Там, если ты не отсидел, тебя даже как-то за человека не считали. Я в этой деревне очень много времени провёл… А в целом проработал участковым три года.

Служба в отделе уголовного розыска

В 1995-м меня позвал к себе Владимир Георгиевич Гусак, на тот момент начальник уголовного розыска. И я пошёл. За службу там я прошёл все стадии — от рядового опера до начальника.

Знаешь, сейчас 21 век, время технологий, везде камеры висят. Езжай да смотри. А раньше ведь как было? Всё на ногах, топтали и топтали, устраивали рейды, засады. Не то что сутками на работе были, иногда и неделями.

Когда пришёл в розыск, за мной закрепили три сельских совета. Работы куча была. На одно дело 2-3 дня давали: и днём, и ночью разбирались. А если приедет проверяющий, а у тебя в деле три листка? Всё! Значит, работа не ведётся, преступление не раскрывается, всех наказать, премии лишить и так далее. А если у тебя подшивка толщиной 5 см, тут уже видно, сколько работы проделано. Хотя иногда, бывало, месяцами ездишь, стараешься. А у тебя ну нет ничего! Тоже неправильно… Хотя я премию каждый месяц получал, никогда не лишали.

Были у меня ребята участковые. Мы с ними договаривались: сегодня я с тобой еду туда, а ты завтра со мной туда. Ну как я один на три сельсовета разорвусь? Была взаимопомощь, взаимовыручка. Даже приказ такой есть, что в раскрытии преступления должны участвовать все. Раньше все друг друга знали, и из разных районов в том числе. Созванивались, общались, делились информацией. Помогали друг другу!

А сейчас что? Следователи — отдельно, эксперты — отдельно. Ещё надо посидеть и подумать, как правильно дежурному доложить о преступлении, чтобы он чётко понимал, кого отправлять на вызов: нужен ли там следователь, а может, участковый и один с этим может разобраться. Сейчас как-то все обособились. Раньше не так было.

Полдня бежал за преступником

Одна занимательная история произошла в начале 2000-х. На тот момент я был уже замначальника уголовного розыска. Вот как было дело.

Я был в оперативной группе, дежурный принял сообщение о том, что в деревне Ульяновка (возле Лядно) кража кур. Позвонила престарелая бабуля. Приехали на место, побеседовали с ней.

Просто жалко человека, 80 лет. У неё забрали последнюю с поля картошку, там, может, два «кошика» было. И две курицы поймали. Эта бабуся бедная чуть не плачет. У каждого у нас есть мама… У меня к престарелым отношение серьёзное. Кто им поможет, как не милиция?

Так вот. Следователь занимается, пишет протокол осмотра. Участковый (Игорь) и розыск (я) пошли по неблагополучным семьям, по притонам… И в ходе этого мы нашли какой-то след интересный. Следы эти ушли в поле, а через метров 700 — лесной массив. Пошли мы по этому следу, подошли к лесу, следы разделились. Я говорю: «Игорь, ты топай туда, а я пойду прямо».

Я прошёл по лесу ещё метров триста. Слышу — запах дыма. Иду по следу. Снег сантиметров 30. Слышу — костёр горит. Зима была, а солнце… Ммм, такая погода… Подошёл я поближе. Смотрю, два товарища гамак повесили от дерева до дерева. Лежит один, катается, балдеет на солнышке. А второй курицу жарит.

У нас тогда была форма камуфляжная, светлая. Я начал подбираться поближе. Метров за 20-25 до них наступил на ветку: снег, не видно же ничего. Ветка хрустнула. Товарищи оглянулись и как вскочили вдвоём — и ходу, как зайцы те. Я достал пистолет, естественно, пару раз произвёл предупредительный выстрел в воздух. Это их ещё ускорило. Во дела…

На тот момент я был в нормальной физической форме, бегать любил. Я вот даже не помню, чтобы за всю службу от меня кто-то убежал. «Дыхалка» была хорошая, практически не курил. Ну и попёр за ними.

Лошади для цыганского барона и убийства таксистов. Бывший начальник Слуцкого уголовного розыска рассказал о своей службе, Слуцк
Фото: Анастасия Улащик

Метров через 100 я одного догнал, привёл обратно к костру. Туда как раз подошёл Игорь, услышав выстрелы. А там этих баулов… Оказывается, они семь или восемь хат «подняли». Тянули всё подряд, форму, одежду какую-то…

Мы втроём, нагрузив баулами этого товарища, пошли в деревню. Но после я вернулся обратно к костру и пошёл дальше. По лесу побежал. Бегу, бегу, бегу… Хоп — выбегаю на опушку. Вижу, метров за 300-400 бежит такое чёрное пятнышко. Я отдохнул чуть-чуть и подался к этому пятну. И всё. Начался спринтерский забег. Мы с этим товарищем из деревни Лядно по полю бежали часа три. Снег… Выбежали на дорогу на Копыль, перебежали на другую сторону… Километров 10-12 намотали.

Как я перебежал дорогу, через метров 50 гляжу — машина едет. Рация села, телефон сел, мороз. Ничего не работает. Редкость там, чтобы машина ехала, я её тормознул. Попросил водителя заехать в ближайший магазин в Ленино, позвонить в 102 и сказать, что Гринюк просит помощи, и передать мои координаты. Потому что меня там уже ищут все, пропал и всё…

Я вернулся обратно и дальше побежал за этим товарищем. Он за горкой уже остановился, выдохся. Смотрю, ещё одна машина едет, грузовая. Как сейчас помню, на Копыль хлеб водитель вёз с нашего завода. Я выскочил на дорогу, попросил водителя проехать на горку эту. Поднимаюсь — лежит бедолага, грустит. Увидел меня, поднялся и пошёл вдоль канавы. Сел на берегу и первый вопрос задал мне:

— Товарищ майор, сколько вам лет?

Я говорю:

— 38.

— А мне 26, — и начал мне что-то рассказывать…

Мы сели, значит, через канаву с ним говорим. Спрашиваю:

— Ну что, ещё побегаем?

— Нет.

— Ну тогда ползи сюда.

— Можно закурить?

Я кинул ему сигареты, посидели, покурили, пообщались. Оказалось, они из Жлобина и приехали в Лядно «стебануть» двух лошадей из колхозной конюшни, которых собирались продать за 300 долларов за штуку цыганскому барону из Бобруйска. Они заранее об этом договорились.

Так, товарищ этот перелез ко мне, правда, провалился, вымочился немного. Водитель грузовика довёз нас до магазина в Лядно. Я зашёл позвонить в РОВД, уже обед был. Это мы с самого утра бежали и до обеда.

Через минут 30 за нами приехали. Но мы уже шли по деревне с ним, гуляли под руки. Я был злой, долго бежал…

Убийства таксистов

В 2002 году на повороте в деревню Огородники в машине нашли тело таксиста, голова у него была отрезана почти полностью, можно сказать, держалась только на позвоночнике. Как сейчас помню, дело было в 7 рублях. И дело это до сих пор не раскрыто.

Через полтора года ситуация повторилась, тоже с таксистом, между деревнями Клепчаны и Новодворцы. Но сразу небольшая предыстория. Дежурил я как-то в опергруппе и поступил вызов: «спёрли» магнитолу. Этих двух молодых людей мы нашли, они уже были ранее судимы тоже за какую-то подобную мелочь. И знаешь, у меня такого никогда не было. Они мне всё рассказали, во всём признались. Я записывать не успевал! Их посадили. Я ещё долго удивлялся, почему они так быстро мне всё выложили. Ну и вот. Потом оказалось, что они причастны к этому второму убийству таксиста. И им лучше было за магнитолу сесть…

Значит, одного из них мы «выцепили» из тюрьмы. Он нам всё рассказал, указал на некоторые улики. И впоследствии всё подтвердилось. Дело возобновили. Чтобы они между собой не переплелись, мы и второго парня выдернули. Он в отказе до последнего был — не я и всё. Правда, когда прокуратура ему всё пояснила, вину признал. И их осудили».

Напоследок

Разговор с Вячеславом Леонидовичем закончился неожиданно, так как его ждала поездка на рыбалку на Припять. Но напоследок он сказал: «Я не понимаю, зачем молодые парни заканчивают академию, если через год-два работы уходят из органов, при этом возмещая государству сумасшедшую сумму за обучение. Работу свою надо любить, это самое главное. Если ты её не любишь, уходи, дай место другому…»

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
factor
factor
5 октября 2020 11:12

Кто-то в академию идет за романтикой,кто-то потому что низкий проходной балл,кто-то потому что делать ничего не умеет и интеллект невысокий а тут кусочек власти,в свете последних событий престиж милиции упал ниже плинтуса,набирают всех подряд по объявлению,даже служба в армии не нужна,то ли было в начале 2000-х,в милицию было не попасть