«Были в огне, воде, везде — и ещё в ИВС побывали». В Минске продолжают судить сотрудников ОСВОДа

2

Вечером в среду, 9 сентября, все восемь задержанных сотрудников ОСВОДа вышли на свободу из изолятора на Окрестина: истекло 72 часа с момента задержания. Решение суда на тот момент было принято только по мотористу Николаю Куприенко, ему присудили штраф. 10 сентября в суде Центрального района Минска возобновились процессы по сотрудникам ОСВОДа, которые спасли людей, но, как считает милиция, не выполнили требование: перевезли протестующих на спасательную станцию, а не передали ОМОНу.

Первым сегодня решение было принято по сотруднику ОСВОДа Павлу Лелевичу. Ему вменили ст. 23.4 КоАП (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица) и присудили штраф в 35 базовых величин (945 рублей).

Реклама

От комментариев Павел отказался, было видно, что он расстроен.

Следующий в зал судебных заседаний заходит начальник спасательной станции «Комсомольское озеро» Денис Чешун. Судья — председатель суда Центрального района Минска Александр Петраш, протокол, аналогичный тем, что озвучивались вчера, и даже засекреченный свидетель тот же — Александр Александрович Александрович.

«Чешун около 18.25, находясь в спасательной лодке, около дома 57 по проспекту Победителей, имея умысел на неповиновение законному требованию сотруднику Центрального РУВД Александровичу, (…) на неоднократные законные требования (…) причалить к берегу, для передачи лиц, находящихся на борту спасательной лодки, которые подозревались в административном правонарушении по ст. 23.34 КоАП, и пытались скрыться от сотрудников милиции, категорически отказался это сделать. Проигнорировал ясно выраженное требование Александровича и уплыл с данными лицами на противоположный берег, тем самым оказал неповиновение», — указано в протоколе.

Денис Чешун вину не признаёт, в воскресенье, 6 сентября, он заступил на службу в 9.30, к 11.00 прибыло усиление. Как говорит начальник спасательной станции, он сам определил, кто из сотрудников будет работать в четырёх катерах, провёл инструктаж и поставил задачу: не допустить гибели людей.

— Мы стояли на воде с 14.00, а в 16.00 я прибыл на спасательную станцию. Больше на воду не спускался, — рассказывает в суде Денис Чешун. — (…) В 18.25 мне позвонил водолаз Иван Юрский, сказал, что люди начали массово прыгать. Попросил помощь.

Чешун отмечает, некоторые из тех, кто находился в воде, не умели плавать, температура воды в тот день была около 15 градусов — это могло привести к переохлаждению. В спасении людей участвовали все четыре катера, а руководство ОСВОДа сообщило по телефону Чешуну, что на станцию едет скорая помощь.

— Два катера привезли шесть пострадавших, все были с признаками переохлаждения. Я сказал им, что нужно пройти на станцию для осмотра, будет скорая помощь. Но люди стали расходиться, остался только один человек, — вспоминает Чешун.

Начальник станции не участвовал в спасении людей, но ему также вменяют неповиновение.

— Потом прибыли сотрудники скорой, автозак с ОМОНом и микроавтобус с ОМОНом. Начали сразу вести съёмку, я представился, мне никто не представлялся. После этого сотрудник ОМОН попросил вернуть все катера, я спросил, можно ли оставить один на дежурство, он ответил: «Нет», — говорит Чешун.

Все восемь сотрудников ОСВОДа сели в автозак, и их отвезли в Центральное РУВД для «дачи объяснений». В суд Денис Чешун принёс распечатку фотографии, что в 18.40 находился на пирсе, на заднем фоне видно, как к берегу подъезжают катера.

Судья Александр Петраш интересуется, зачем он сделал это фото.

— Нечасто так много сотрудников ОМОНа приезжает в балаклавах, — отвечает Чешун.

Когда судья решил опросить засекреченного свидетеля Александра Александровича Александровича, адвокат Татьяна Лишанкова возразила.

— Невозможно не разглашать сведения о свидетеле в административном процессе. В связи с этим, полагаю, невозможен опрос, — заявила защитник.

Судья Александр Петраш ответил, что это будет внесено в протокол, а оценку собранным доказательствам суд даст при принятии решения.

— Имеются основания полагать, что высокий суд лично или косвенно заинтересован в исходе дела. Я заявляю вам отвод, — сказала Татьяна Лишанкова.

Суд отказал в удовлетворении отвода и огласил решение: дело отправить на доработку начальнику Центрального РУВД.

— До последнего мы будем бороться за каждого нашего сотрудника, — комментирует начальник спасательной станции «Комсомольское озеро» Денис Чешун после заседания. — Я был готов к любому решению, даже к 15 суткам. Мы вчера с ребятами были настроены сидеть за справедливость, потому что мы ни в чём не виноваты.

В ОСВОДе Чешун с 2009 года: говорит, «прошёл все должности».

— Мы тут шутили: были в огне, воде, везде — и ещё в ИВС побывали. За всю историю работы ни один сотрудник по такой статье не привлекался. Вопросов к сотрудникам Окрестина не имеем, все — адекватные люди, и прекрасно все принимали. Спасибо большое волонтёрам, мы наблюдали за ними из окна, они большие молодцы, — рассказывает Денис Чешун.

Многие белорусы высказали желание помочь сотрудникам ОСВОДа, те отвечают, что пока в помощи не нуждаются. Если она понадобится — сообщат.

РАНЕЕ. «Я спасал людей». Сотрудников ОСВОДа судят за неповиновение, свидетель — с засекреченным именем

2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Alexandr Gurbo
Alexandr Gurbo
10 сентября 2020 19:11

Этим людям награду нужда давать, а их штрафуют. Это верх цинизма со стороны безлицых и суда. Ребята, когда будет тонуть ОМОН или судьи, даже не помогайте, штраф выпишут…

factor
factor
11 сентября 2020 10:59
Ответить на  Alexandr Gurbo

Говно не тонет