«Я спасал людей». Сотрудников ОСВОДа судят за неповиновение, свидетель — с засекреченным именем

2

В среду, 9 сентября, начались судебные процессы над сотрудниками спасательной станции «Комсомольское озеро». Третьи сутки они находятся за решёткой. В отделении милиции сотрудники ОСВОД оказались после того, как спасли людей, которые после «Марша единства», убегая от силовиков, прыгнули в воду.

Рабочий день 6 сентября для восьми сотрудников ОСВОДа закончился тем, что они оказались в Центральном РУВД Минска, а позже их перевели на Окрестина. В чём конкретно обвиняют спасателей, их близкие точно не знали, говорили, вроде речь идёт о неповиновении. Якобы они должны были достать людей из воды и передать милиции, но сделали иначе. Спасли тонущих и перевезли на другой берег.

Реклама

Сегодня в суде Центрального района Минска начались процессы по задержанным, ведёт процесс председатель Александр Петраш.

Мотористу-рулевому спасательной станции «Комсомольское озеро» Николаю Куприенко 54 года. Ему вменяют ст. 23.4 КоАП (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица). Вину моторист не признаёт.

«Куприенко около 18.25, находясь в спасательной лодке, около дома 57 по проспекту Победителей, имея умысел на неповиновение законному требованию сотрудника Центрального РУВД Александровичу,(…) на неоднократные законные требования (…) причалить к берегу для передачи лиц, находящихся на борту спасательной лодки, которые подозревались в административном правонарушении по ст. 23.34 КоАП и пытались скрыться от сотрудников милиции, категорически отказался это сделать. Проигнорировал ясно выраженное требование Александровича и уплыл с данными лицами на противоположный берег, тем самым оказал неповиновение», — зачитывает протокол судья Петраш.

Николай Куприенко рассказывает: 6 сентября он заступил на дежурство.

— У нас было усиление. Нам надо было смотреть, чтобы люди не тонули в воде. В принципе, этим всё сказано, — говорит задержанный моторист. — А получилось, я увидел, как тонут люди, у одного были синие губы, пена изо рта. Я смотрел только на людей и на воду, по сторонам не смотрел, не слышал, чтобы кто-то кричал. Люди кричали: «Помогите! Спасите!». Я выполнял свои служебные обязанности. (…) Я спасал людей.

Как говорит Николай Куприенко, в тот вечер он спас троих и перевёз на станцию. Судья долго уточняет, почему был выбран этот маршрут, должностные обязанности моториста, почему он не поплыл к берегу, где был ОМОН.

И задержанного сотрудника ОСВОДа, и свидетеля Александровича опрашивают через скайп. Присутствующие их не видят, но когда судья интересуется, видит ли Куприенко милиционера на экране, тот делает замечание: «Чего он в маске?» Этот вопрос остался без ответа.

Как позже выяснится в процессе, милиционера А. А. Александровича не существует, данные свидетеля изменены. Судья Петраш просит показать его служебное удостоверение, известно лишь, что оно заканчивается на «22». Имя и отчество милиционера вообще не звучит, А.А. указано лишь в материалах дела.

Связь по скайпу оставляет желать лучшего, не все слова свидетеля слышны на фоне эха. Александрович говорит, что в тот вечер патрулировал вместе с сотрудниками ОМОНа. При попытке задержания люди начали прыгать в воду, а сотрудниками ОМОНа «неоднократно высказывались требования о необходимости передать граждан, они не отреагировали».

Сколько конкретно людей находилось в лодке, свидетель точно не знает, отвечая «более 2−3». Судья просит Александровича опознать, точно ли там был Куприенко.

— Да, узнаю, — говорит свидетель.

Аналогичный вопрос задержанному мотористу не задаётся, наверное, потому что 6 сентября так называемый Александрович был в балаклаве.

— Люди добровольно оказались в воде? — судья задаёт вопрос свидетелю.

— Конечно, добровольно, — отвечает человек, который прячет лицо.

Его показания не остаются без внимания моториста-рулевого.

— Если он не видел, сколько людей в судне, как он может меня узнать? Я не согласен с тем, что меня оговаривают. Он читает по бумажке, а я говорю как было, — возмущается Николай Куприенко.

На суде выясняется, что через час после спасения людей сотрудники ОСВОДа были задержаны ОМОНом прямо на спасательной станции.

Оглашая материалы дела, судья Петраш делает акцент, что моторист и ранее привлекался к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения.

— Один раз — и то случайно, — объясняет задержанный.

На что Петраш отвечает, что это было не один раз: в 2013, 2017, 2018 годах. Судя по реакции сотрудника ОСВОДа, он это слышит впервые.

— Не может такого быть! Я один раз нарушил. Не представляю, откуда такие данные, — говорит Куприенко.

Решение суда — штраф 30 базовых величин, сегодня моторист выйдет на свободу.

2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
It is 2015
It is 2015
10 сентября 2020 09:53

Говно в проруби спасал от Нехтазверствомона

factor
factor
11 сентября 2020 11:03
Ответить на  It is 2015

Говнопрорубиевый имбецил тебя то из твоего колхозного сортира точно никто не спасет-плавай и наслаждайся