Случчанке Зое Максимовне Шилович 2 августа исполнилось 100 лет. Юбилярша рассказала «Кур'еру» о значимых событиях своей жизни, которые не стираются из памяти целый век, чем она занимается в столь почтенном возрасте и что думает о жизни тогда и сейчас.

Зоя Максимовна живёт в Слуцке в уютном частном доме вместе со своей младшей дочерью Тамарой, куда переехала восемь лет назад из деревни Лесуны. Там она провела большую часть жизни. А родилась в деревне Павловка.

«Рабіла, рабіла и рабіла...». 100-летняя случчанка рассказала о своей жизни
Зоя Максимовна с дочерью Тамарой. Фото: Елена Бадьина
На вопрос, какое событие запомнилось ей больше всего, Зоя Максимовна ответила: «Война».

«По нам стреляли, мы бежали, падали, ползли»

«За год до начала войны я окончила 8-летнюю школу и готовилась поступать в аптечный техникум в Бобруйске, но меня укусила гадюка, поэтому поехать не смогла, стала работать на колхозной ферме. А через год началась война», — рассказывает Зоя Максимовна.

Реклама

Война запомнилась как постоянный страх, горе и голод. Зоя Максимовна до сих пор по именам помнит своих односельчан, с которыми она скрывалась в лесу, чтобы их не угнали в Германию, и тех, кто погиб на фронте или сгорел заживо в слуцких деревнях.

«У нас была большая семья: пять братьев, я — старшая, вынянчила всех. Жили до войны мы хорошо, в своём доме, работали в колхозе.

Первый раз у нас немцы появились зимой. Недалеко на хуторе жила женщина, её сын был полицаем, она и сообщила, что в деревню идут немцы. Мы собрались молодёжью, пять человек, и побежали в ближайший лес. По нам стреляли, мы падали, вставали, ползли. Спрятались в лесу, который назывался Басловщина. Ночевали там, снега было по пояс. На следующий день пошли посмотреть, что творится в деревне. Узнали, что немцы поймали и расстреляли одного мужчину, а остальные ушли к партизанам.

Мы в свою деревню больше не вернулись. Пошли через лес в деревню Ляхово, чтобы обсушиться и переодеться. Оттуда - уже кто куда, а я — в Тёплый хутор. Оттуда было видно, как горят вокруг деревни: Гондарево, Старево, Тихонь. Стоял дым со всех сторон. Из Гондарево остался в живых только один мальчик. Потом мама пришла".

Трагедия семьи Шилович

Во время войны двух братьев Зои Максимовны — Николая и Михаила — фашисты сожгли в Гондарево вмести со всеми жителями. Ещё один брат — Евгений — был партизаном, потом служил в армии и погиб на фронте. Виктора угнали в плен, он вернулся домой после войны. Брат Леонид был партизаном, как-то 12 дней сидел в лесу без еды и воды, его нашли партизаны и принесли домой еле живого, после чего он целый год болел. Отец Зои уехал на заработки в Карелию перед войной, больше она его не видела, он погиб под Кёнигсбергом. Так из шестерых мужчин после войны осталось только двое.

«Рабіла, рабіла и рабіла...». 100-летняя случчанка рассказала о своей жизни

Как жили

«Во время войны колхоза не было. Каждый выживал сам. Еды не хватало. Хлеб когда пекли для себя, то и партизанам отдавали», — говорит Зоя Максимовна.

Деревню Павловка немцы сожгли, и семья выкопала землянку — яму, обшитую изнутри досками.

«Там поставили печку, нары. Вещей почти никаких не осталось, только то немногое, что успели спрятать в сундук и закопать перед приходом немцев. Одежда была только та, что на себе. Так и жили первый год после войны.

Войну часто вспоминаю, что пережила… Ноги всю жизнь болят после того, как ночевали в снегу в лесу", — вспоминает Зоя Максимовна.

Замужество и семейная жизнь

Когда война закончилась, Зое было 25 лет. Она вернулась работать в колхоз. В 1947 году познакомилась с будущим мужем Арсентием.

«Нас познакомила жена брата из Лесунов. Она меня пригласила в гости и его. Он до этого служил в армии, был в Тегеране, Сталина видел. Вскоре после знакомства пошли в Омговичи в сельсовет и расписались. Жить стали в доме его родителей в Лесунах. Там в маленькой хатке ютились 9 человек: родители, сестра с тремя детьми, брат и мы. Первый ребёнок родился здесь же», — говорит Зоя Максимовна.

Только в 1948 году молодая семья построила дом, куда перешли и стали жить самостоятельно.

О работе в колхозе

«Я работала в колхозе всё время, даже после рождения ребёнка, положу в коляску сына — и на поле. Выращивали бураки. Давали участок больше гектара каждому. За ним нужно ухаживать. И всё — руками. У каждого была норма. Два раза пололи, а потом осенью теребили руками, чистили от земли, на подводах свозили в бурты. Взвешивали и записывали, сколько заработали. Выходило примерно 20 копеек в день.

«Рабіла, рабіла и рабіла...». 100-летняя случчанка рассказала о своей жизни
Зоя Максимовна 43 года отработала в колхозе.
Купить тогда ничего нельзя было — за хлебом ездили в город. Помогала мама: муку посылала, другие продукты. Первую корову купила мне, но она погибла. А потом уже тёлку подарила, так стало легче: появилось молоко, масло, сметана. Отпусков не было, когда зимой поменьше работы в поле, тогда и отдыхали. Но мне нравилась работа, что бы я в поле ни делала. Из праздников зажинки помню, когда урожай соберём — пели, веселились. Да мы часто пели — на работе и с работы, когда идём. Сейчас не поют. Тяжёлая жизнь была. Рабіла, рабіла и рабіла".

Дети, внуки и правнуки

У Зои Максимовны было трое детей: два сына и дочь. Один сын умер в 42 года после Чернобыля. Сейчас уже семеро внуков, девять правнуков и две праправнучки. Дочь Тамара рассказала, что бабушка воспитала всех внуков, первые двое жили у неё с 8 месяцев, потому что её матери нужно было выйти на работу.

«На лето все внуки съезжались. Бывало, утром она говорит: „Что кто будет есть?“ Один блины заказывает, другой — кашу. Всем варит разное», — говорит Тамара.

«Тяжело с детьми не было, потому что я их всех любила. На работу ходила в поле, и они ко мне приходили», — рассказывает Зоя Максимовна.

На здоровье Зоя Максимовна никогда не жаловалась, а сейчас досадует, что все мышцы болят. «Глаза хуже видеть стали, аритмия, давление низкое», — жалуется она.

Её трудовой стаж — больше 43 лет, звание присвоили — Ветеран труда (правда, от администрации со 100-летием её никто не поздравил). В колхозе работала и после пенсии, когда бураки убирали, и в 80 лет ходила помогать.

Последний раз копала картошку на своём огороде в 96 лет.

Сейчас женщина не чувствует прежней силы, и ей не обойтись без помощи дочери. По мере возможности интересуется окружающей жизнью. Смотрит телевизор, любимая передача — «Поле чудес», про коронавирус тоже знает и про выборы президента. «Молодые пусть выбирают, кто им нужен», — говорит она. Читает газеты при помощи лупы, но на улицу не выходит.

«Рабіла, рабіла и рабіла...». 100-летняя случчанка рассказала о своей жизни
Газету Зоя Максимовна прочитывает от первой до последней страницы.
На 100-летний юбилей в семье собралось 17 родственников. Зоя Максимовна села со всеми за стол и даже выпила 100 грамм коньяка «за здоровье».

1
Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Авторы комментариев
factor Авторы недавних комментариев
factor
Участник
factor

Какая бабушка молодец. Дай ей Бог здоровья, много лет жизни еще, а также всей ее родне!