По результатам социологического исследования, которое проводят BEROC и SATIO, белорусы всё чаще начали сталкиваться с изменениями условий труда — падением доходов, сокращением рабочего времени и отпусками за свой счёт.

Как пандемия коронавируса отразилась на рынке труда в Слуцке и что, по мнению независимых экспертов, нас ждёт в будущем, разбирался «Кур`ер».

Реклама

Два месяца просидел без работы

Случчанин Кирилл Ковальчук как раз один из тех, кто в пандемию коронавируса остался без работы. В начале марта он устроился на Слуцкую мебельную фабрику, но уже в мае оказался на улице: по истечении испытательного срока с ним не заключили контракт. Хотя, по словам парня, за всё время работы к нему не было никаких претензий или нареканий.

«Слуцкая мебельная фабрика попала под удар кризиса. Уже в апреле с работой на предприятии всё было напряжённо. Я работал в цеху за станком. Когда устраивался, график был следующим: 12-часовая смена, 2/2. В апреле отрабатывал одну смену, вторую писали за свой счёт. Затем смена сократилась до 8 часов, затем — до 6 часов. Полмесяца просидел без работы. По итогу в апреле мне выплатили всего 184 рубля. А в мае я и вовсе остался без работы», — рассказывает собеседник.

Следующие два месяца Кирилл провёл в поисках нового заработка, но безрезультатно. По словам молодого человека, сейчас найти работу в Слуцке стало ещё сложнее, чем раньше.

«В центр занятости я не обращался, решил искать работу самостоятельно. Первым делом разместил резюме на популярных сайтах по трудоустройству и начал ходить по предприятиям, интересовался, есть ли свободные вакансии. Предложения были, но все они относились к „чёрной“ работе. К примеру, можно было устроиться грузчиком за копейки. Но имея диплом программиста, мне хотелось более достойную работу и, соответственно, заработок», — делится случчанин.

Просидев два месяца без дохода, парень всё же нашёл временный заработок. Говорит, что устроился на сезонную работу помощником комбайнёра на уборку льна. «Знакомые рассказывали, что за пару месяцев здесь можно неплохо заработать. На льнозаводе конкретную сумму не называют, отвечают, что всё, что заработаю, будет моим. В интернете видел, что помощник комбайнёра зарабатывает примерно 1200 рублей. Работа тяжёлая, но это лучше, чем сидеть без денег. Как закончится сезон, вновь придётся вернуться к поискам работы», — добавляет Кирилл.

Работа есть, дохода — нет

История Кирилла не единственная. Некоторые жители Слуцка рассказали «Кур`еру», что остались при работе, но без прежнего дохода. К примеру, водителя автобусного парка перевели на сокращённый режим работы. Чтобы прокормить семью, мужчина вынужден искать дополнительный заработок: ездит в лес и потом сдаёт лесной урожай коммерсантам, ловит и продаёт раков. Работник сферы культуры раньше подрабатывал на свадьбах, а теперь вынужден таксовать. Не выдержали удара и некоторые предприниматели: закрыв магазины, они перешли в онлайн-торговлю.

Неполная занятость выросла в 4 раза

Министр труда и социальной защиты Ирина Костевич заявила, что массовых увольнений в Беларуси на фоне пандемии не было, но вынужденная неполная занятость к маю выросла в четыре раза. По её словам, в первые три месяца года показатель занятости был на уровне аналогичного периода 2019 года. Проблемы начались в апреле-мае.

«За пять месяцев количество занятых сократилось на 0,2%. А вот масштаб простоев и сокращённого режима работы увеличился в разы — именно таким способом работодатели сохраняли трудовые коллективы. Да, это большой рост, но самое главное для человека, что он сохранил за собой рабочее место, а наниматель не потерял кадры», — отметила Ирина Костевич.

Она добавила, что государство оказывает помощь пострадавшим от «коронакризиса». Так, работникам предприятий, которые ушли в отпуска «за свой счёт» или работают в режиме неполной занятости и получают зарплату ниже минималки или не получают вовсе, государство доплачивает до минимальной зарплаты — то есть до 375 рублей. Также те, кто столкнулся со снижением доходов, могут рассчитывать на ежемесячную адресную социальную помощь. Средний размер пособия — 90 рублей на человека.

Ситуация в Слуцке: разные мнения

Виталий Бойко, начальник управления по труду, занятости и социальной защите Слуцкого райисполкома, ответил, что ситуация на рынке труда в нашем городе «достаточно управляема и не вызывает тревоги».

«Показатели, которые у нас сегодня имеются, не дают поводов для паники, даже наоборот, они изменились в лучшую сторону. В апреле-мае уровень безработицы в Слуцком районе был 0,3%, в июне — 0,2%. Анализ приёма и увольнения также подтверждает, что массовых увольнений в Слуцке не было, а перевод на сокращённый режим работы — это вынужденная временная мера», — говорит он.

Однако независимые эксперты утверждают, что ситуация на рынке труда намного серьёзнее, чем её преподносят власти. «Официальная статистика — это филькина грамота, поэтому забудьте эти цифры. Объяснение этому простое. В Беларуси подсчёт безработных ведётся по количеству обратившихся в службу занятости. Однако, как мы видим, люди обращаются туда крайне редко, потому что у нас не пособие по безработице, а издевательство, — считает Ярослав Романчук, руководитель „Научно-исследовательского центра Мизеса“. — В апреле-мае многие предприятия уходили на каникулы. Людей переводили на сокращённый режим работы или вовсе заставляли брать отпуска. Всё это своеобразная скрытая безработица, потому что человек вроде бы работает, а на самом деле — нет. Не стоит забывать и о тысячах „ипэшников“, которые не являются безработными, но в период пандемии первые оказались под ударом и остались без доходов».

Какие сферы пострадали, какие — выиграли

По оценке экспертов, в первую очередь в пандемию коронавируса пострадали пассажирские перевозки, туристический и гостинично-ресторанный бизнес, индустрия развлечений. Но были и те отрасли, которые оказались в выигрыше.

«К примеру, по последним данным, фонд оплаты труда медиков в мае вырос на 34% по сравнению с маем прошлого года. Также отмечен рост в отрасли информации и связи — на 41%», — говорит Владимир Ковалкин, руководитель проекта «Кошт урада».

Ярослав Романчук считает, что сегодня все сферы находятся в зоне риска. Даже те, которые в пандемию коронавируса оказались стабильны, уже завтра могут начать нести убытки. «Скажем так: сегодня мы проедаем тот жирок, который был накоплен. Но к осени он закончится, и мы увидим, что реально происходит на рынке труда и в экономике в целом», — говорит он.

Что будет с рынком труда

«Молодым специалистам, которые в „коронакризис“ остались без работы, советую переквалифицироваться и закончить курсы по специальностям IT-сферы: сетевой администратор, тестировщик, таргетолог, контент-менеджер, SMM-специалист, — советует Владимир Ковалкин. — Для людей старше 40 лет вариантов немного. На самом деле два: либо поездки на заработки в другую страну, либо открытие ИП. Второй вариант реализуем при условии, что человек имеет высокую квалификацию».

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.