В пятницу, 19 июня, отмечается 85-я годовщина со дня образования инспекций по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Беларуси. Накануне «Кур'ер» поговорил с Дмитрием Густарником, участковым инспектором инспекции по делам несовершеннолетних Слуцкого РОВД.

Он рассказал о том, что происходит в неблагополучных семьях, почему подростков ставят на учёт. А также привёл примеры, когда обычный разговор по душам с родителями или подростком помогает избежать неприятностей.

Реклама

«В инспекции по делам несовершеннолетних Слуцкого РОВД я работаю три года. За это время количество моих подопечных менялось по-разному, сейчас это около 40 человек. Причём чуть меньше половины из них — девочки.

Кто и за что состоит на учёте

На учёте в основном состоят те ребята, которые попались на употреблении алкогольных напитков в общественных местах. Есть и те, кого привлекли за хищения, например, велосипедов или мобильных телефонов, а ещё — за драки или езду без прав.

До начала пандемии больной темой были несколько кафе. Сейчас выпивающих там подростков стало гораздо меньше. Есть и такие сообщения, когда подростки компанией снимают квартиру на сутки и устраивают там тусовки, конечно, с алкоголем. В основном в таких случаях звонят соседи, которым мешает шум.

Что происходит дальше. Если подростку уже есть 16 лет, его привлекают к административной ответственности, если нет — изначально уведомляются родители, так как в этом случае пока они несут ответственность за своего ребёнка.

В основном попадаются старшеклассники, но есть ребята и помладше. И девочек из них процентов 30−40. Причём это не забитые жизнью, так скажем, школьницы, а активистки и старосты, но вот — попались…

Отговорка «Я не пил, это просто стоит» — бред

«Могут дерзить, но прекрасно понимают, что делают это на камеру». Слуцкий инспектор ИДН о работе с подростками и не только
Фото: Дмитрий Густарник для kurjer.info
Что касается алкоголя, то тут два момента — распитие в общественном месте и нахождение.

Например, если 16-летний подросток находится в нетрезвом виде в общественном месте, проводится медицинское освидетельствование.

Бывает, видишь, что ребята выпивают, подходишь, представляешься… У каждого или пиво открытое в руках, или налито в стаканчиках… И тут сразу прилетает отговорка «Я не пил, это просто стоит». Это бред. Тем более всё фиксируется на видеокамеру.

Есть дети, которые отрицают, что выпивали, и начинают дерзить. Но они прекрасно понимают, что делают это на камеру, а за определённые действия могут получить «административку» за неповиновение. В основном те, кто не согласен, всё равно освидетельствуются.

Был как-то случай у меня в практике: один и тот же парень дважды оказал мне неповиновение. Изначально он был несовершеннолетний. Я с коллегой увидел в городе, как друг вёл его под руку. Мы знали, где он живёт, так как уже сталкивались. Проехали чуть дальше по маршруту и подождали. На полпути домой мы подошли к ребятам, представились. Если ребёнок пьян или даже слегка выпивший, это прекрасно видно: зрачки, запах, шатается, невнятная речь. Парня этого задержали, поехали в приёмный покой, а он начал там вырываться и брыкаться. В отношении него тогда составили административный протокол о неповиновении. Буквально через месяц-полтора, когда парниша этот вырос (исполнилось ему 18 лет за это время), мы попали на вызов, где он отдыхал-выпивал со своими несовершеннолетними друзьями. Мы снова отправились в ЦРБ для освидетельствования. Не успев дойти, он начал вырываться, пытаться убежать. Но мы уже были научены первым разом. И снова — неповиновение.

«Одни родители говорят, вот, я от него устала…»

На ребёнка, который попался, так скажем, нам в руки, собираем необходимую документацию, в том числе характеристику с места учёбы. Дальше бумаги отправляем в комиссию по делам несовершеннолетних в Слуцкий райисполком. Там принимается решение о наказании: могут предупредить, могут штраф дать. Затем к нам приходит постановление с вынесенным решением, что с этим подростком должна проводиться индивидуальная профилактическая работа.

После этого я приглашаю ребёнка и его родителей в РОВД. На него заводится отдельная карта со всеми данными. Например, там указывается, с кем подросток общается, какой у него цвет глаз, волос, есть ли татуировки, занимается ли каким-либо видом спорта.

Раз в месяц я посещаю ребёнка по месту жительства или учёбы. Сейчас пандемия, поэтому обзваниваю, и родителей в том числе. Спрашиваю, есть какие-то замечания или нет, как учёба, как себя дома ведёт, во сколько приходит, есть ли жалобы в целом.

Одни родители говорят, вот, я от него устала… Выслушаешь, потом аккуратно, красиво пообщаешься с ребёнком, выяснишь причину конфликта, объяснишь ему что, как и зачем. В процентах 90 помогает.

«Могут дерзить, но прекрасно понимают, что делают это на камеру». Слуцкий инспектор ИДН о работе с подростками и не только
Фото: Дмитрий Густарник для kurjer.info
Есть и такие подучётные, которые попались из-за влияния дурной компании. Хотя на деле — самые что ни на есть адекватные дети.

Есть такой у меня пример. Семья благополучная, но постоянно у ребёнка с родителями возникало недопонимание. Подросток хотел на каникулах гулять, а родители очень давили, не выпускали, хотя парень и по дому помогал, и поручения выполнял. Парень позвонил мне, попросил поговорить с родителями. А они адекватные взрослые люди. Созвонились с ними, пообщались, конечно, пошли ребёнку на уступки.

Отмечу, что если ребёнку нет 16 лет, то он должен быть дома до 23 часов. Если старше, то с разрешения родителей может дольше гулять.

Был у меня и такой парень. Семья хорошая, матери помогал, учился хорошо. В семью вернулся отец и сделал нехорошую погоду. Парень всё видел, переживал из-за постоянных скандалов. Мать в милицию не сообщала, он позвонил мне и попросил помощи. Разобрались.

У меня на учёте есть ещё, например, парень, который далеко не дурак, но вот просто ему захотелось украсть телефон. Он был осуждён. Ему назначили принудительные меры воспитательного характера: ограничение свободы досуга сроком на три месяца. Простыми словами, его суд обязал с 22 часов вечера до 6 утра быть по месту жительства. Ему нельзя было ходить в город прогуляться (хоть в магазин, хоть к соседу). Также суд запретил посещать кафе, бары, дискотеки, заведения, где в розлив продаётся алкоголь. Он обязан ходить отмечаться в РОВД.

В основном подросток состоит на учёте год. Если нигде не «накосячил», ситуация улучшилась, то снимают.

О неблагополучных семьях

«Могут дерзить, но прекрасно понимают, что делают это на камеру». Слуцкий инспектор ИДН о работе с подростками и не только
Дмитрий Густарник, участковый инспектор инспекции по делам несовершеннолетних Слуцкого РОВД. Фото: Анастасия Улащик
В Слуцком районе в социально опасном положении находятся более 20 семей. Чтобы в нём, так скажем, оказаться, нужно иметь неблагоприятную обстановку по месту жительства, вести аморальный образ жизни, не работать, не кормить должным образом ребёнка, отправлять его в школу постоянно неподготовленным и просто-напросто не следить за ним и не заниматься.

Когда семья находится в СОП, работаем с ней не только мы, но и социально-педагогический центр (СПЦ), и комиссия по делам несовершеннолетних. В основном семьи состоят на учёте около полугода. Каждый месяц по каждой семье делается заключение-отчёт. Если обстановка улучшается, то снимают с СОП, ухудшается — продлевают срок.

Проводим с СПЦ рейды. Можем приехать как ранним утром, так и поздним вечером. В первую очередь проверяем, в каком состоянии родители находятся, есть ли продукты питания, убрано в доме или нет.

Даже если семья снялась с СОП, всё равно, бывает, едешь вечером мимо да зайдёшь проверить. Заметил, что родители пьяные, — и всё сначала. Тут подключается СПЦ, детей могут забрать на какое-то время и даже навсегда. О случае сообщается и в управление по образованию, а если дети до 3 лет, то ещё и в больницу, чтобы они тоже контролировали.

Был случай у меня, когда школа подавала сведения, что в семье всё хорошо. Ну, по их меркам. Однако сколько раз я ни приезжал к ним, в доме была просто свалка. В туалет — на ведро или в ванночку, которые даже из помещения не выносились, чтобы вылить содержимое. Сплошная грязь, постельное бельё рваное, не стиранное. Ужас просто. В итоге у женщины забрали детей. И я отмечу, что она не алкозависимая. Она просто не хотела всем этим заниматься.

Мы работаем совместно с психологами и с соцпедагогами учреждений образования. Они нам звонят в основном тогда, когда семья не идёт на контакт: не могут найти родителей, они не снимают трубки, не приходят на родительские собрания. На такое отреагировать надо в любом случае.

«Могут дерзить, но прекрасно понимают, что делают это на камеру». Слуцкий инспектор ИДН о работе с подростками и не только
Фото: Дмитрий Густарник для kurjer.info
До коронавируса мы каждый год проводили с нашими подопечными различные мероприятия, например, спортивную эстафету ко Дню здоровья. У кого-то своя команда есть, у кого-то — нет, собираем народ. Да и сами сотрудники ИДН принимают участие в соревнованиях вместе с детьми.

В прошлом году, например, я ездил со своими ребятами на соревнования по футболу, которые проводились среди несовершеннолетних, состоящих на учёте ИДН в Минской области.

***

Сотрудник ИДН — это не только милиционер. Он психолог, педагог, где-то отец и мать, где-то брат и сестра, а где-то просто товарищ. Хочется думать, что благодаря нашей работе оступившиеся подростки получают шанс на светлое будущее, далёкое от криминального мира".

Комментарии: будем признательны за ваши отзывы.

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.