В детстве родители предупреждали, что ругаться плохо. Возможно, насчет всего остального они были правы, но вот с обсценной лексикой точно промахнулись. Наука доказала, что вызывающие выражения дают человеку преимущества: укрепляют командный дух, создают атмосферу доверия и помогают передавать сложные эмоциональные нюансы.

Что закрывать звездочками?

В русском языке, в отличие от многих западноевропейских, обсценная лексика табуирована. Для средств массовой информации Роскомнадзор составил специальный список слов, которые нельзя использовать. Запомнить легко — там всего четыре корня: «…Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы».

Реклама

Как выглядит матерщинник?

Судя по устойчивым выражениям в нашем языке, это какой-то неотесанный детина. Это я заметила еще в совсем юном возрасте. Пусть у вас на ногах белые гольфы, а на голове — бантик, пусть ваше любимое занятие — прыгать через скакалку, но стоит вам явиться к взрослым с вопросом (вызванным исключительно лингвистическим интересом и умением читать слова в лифте) «А что такое «х***** [плохой]?», ваши банты превратятся в ничто. Вас сравнят с портовым грузчиком, пьяным сапожником или с сантехником. А вам, между прочим, всего шесть лет.

Но унитаз, пьяный матрос и что-то х***** [нехорошее] навсегда неполиткорректно сплетутся в вашем сознании.

Когда я, уже будучи взрослой, рассказывала родным, что в моей глянцевожурнальной редакции летучки проводятся на изысканной смеси английского, французского, русского литературного языков и русского мата, они удивлялись, а перед моим мысленным взором на голове главреда вырастала засаленная кепка сантехника, а в руке у него появлялся вантуз.

Чтобы как-то оправдать в первую очередь пьяных матросов, а во вторую — главных редакторов, в университетах всего мира провели массу исследований. В целом они говорят о том, что человек, который использует в речи обсценную лексику, во всех отношениях более приятный. Во всяком случае с ним, в отличие от человека, который избегает нецензурных выражений и не сразу находит рифму к слову «звезда», хочется познакомиться.

Бранная лексика, по подсчетам психологов из Массачусетского колледжа гуманитарных наук, составляет примерно 0,5% от общего количества слов, которые человек произносит за день. Эксперты также замечают, что анализ того, как ругается средний человек, — мало что дает, — нужно изучать конкретные примеры, поскольку личностные особенности важнее. Хотя привычка экспрессивно выражаться свойственна людям разных полов, социально-экономических статусов и возрастов, всё же чаще всего ей подвержены мужчины и подростки.

Из черт пятифакторной модели личности частота употребления нецензурной брани положительно коррелирует с экстравертностью, открытостью новому опыту и невротичностью, отрицательно — с доброжелательностью и добросовестностью. А вышеупомянутые психологи из Массачусетса утверждают, что любовь к крепкому словцу отрицательно коррелирует с религиозностью и сексуальной тревогой.

Если упростить и вместо всех этих корреляций нарисовать в голове два портрета, две крайности, — матерщинника и человека, который никогда не употребляет обсценную лексику, то мы увидим с одной стороны общительного, смелого и немного эмоционально нестабильного хулигана, а с другой — школьную отличницу с косой, стыдливую и прилежную.

Сильные слова и сильные стороны

Наука доказала, что вызывающие выражения дают человеку преимущества. Как правильно материться (инструкция), Слуцк
Фото: pixabay.com

Выводы ученых-экспериментаторов тоже колеблют почву под убеждением, что сквернословы — неприятные люди: человек, который использует в своей речи ругательства, больше нравится слушателям. Во всяком случае, он кажется более убедительным и вызывает больше доверия.

Любопытен эксперимент, проведенный психологами из Университета Северного Иллинойса. Почти сотне студентов показали один и тот же спич, правда, в одном версии докладчик вел себя пристойно, в двух других он употреблял бранные выражения. На авторитет выступающего это никак не повлияло, но ролик, где парень нецензурно выражался, больше впечатлил публику — это раз. Второе интересное открытие: его идеей (речь шла о снижении платы за обучение) слушатели прониклись сильнее.
То есть, если вставить пару острых словечек в свою речь на собрании ТСЖ, можно прозвучать как-то значимее, авторитетнее.

То, что кто-то может намеренно использовать ругательства, чтобы произвести впечатление, — не новость. Глядя на Дональда Трампа, понимаешь, что в его политической стратегии без этого не обошлось. Об этом пишет в книге «Ругаться полезно: удивительная наука сквернословия» Эмма Бирн, английская исследовательница в области искусственного интеллекта. Она проводит черту между запланированной и отрепетированной бранью, что называется, на камеру, и спонтанной, которая звучит в тот момент, когда мы, сидя в кругу друзей, внезапно вспоминаем, что вчера был дедлайн. Феномен, которому бы очень удивилась ваша бабушка: кто-то употребляет хулительные слова специально, чтобы ей понравиться. Так, например, выражение «мать твою» сорвалось с языка у Трампа не случайно — это часть продуманной риторической стратегии.

Исследовательница отмечает, что и те слова, которые мы произносим во время дружеских посиделок — особенно когда наша любимая футбольная команда пропускает гол — в какой-то мере создают приятную, душевную атмосферу. Она считает, что крепкие выражения помогают нам завоевывать доверие и создавать чувство товарищества. Бирн ссылается на исследования, проведенные в Австралии и Новой Зеландии.

Те ребята, которые в офисе обмениваются ядреными фразами, сообщили, что больше доверяют друг другу.

Работает это так: решаясь поделиться с кем-то словом, которое в утренних передачах заменяют звуком «пип», мы ходим по краю. То есть головой мы понимаем, что сейчас ляпнем что-то довольно шокирующее. Но в то же время у нас есть основания полагать, что адресат не грохнется в обморок, не хлопнет дверью, а радостно кивнет в ответ или посмеется. Так мы, с одной стороны, рискуем, а с другой — показываем, что уже хорошо знаем человека, понимаем его модель психического, или, проще говоря, считаем своим парнем.

Честное слово

Наука доказала, что вызывающие выражения дают человеку преимущества. Как правильно материться (инструкция), Слуцк
Фото: pixabay.com

Другое объяснение тому, что нам нравятся люди, которые отказались от эвфемизмов, таково: мы просто считаем их честными. С одной стороны, это странно. Раз бранная лексика — это табу, то те, кто матерится, плевать хотели на нормы приличия, и наверняка им легче нарушать и другие правила социального взаимодействия. Но оказалось совсем наоборот. Американские ученые провели крупное исследование: они опросили сотни респондентов, а также изучили речевое поведение десятков тысяч людей в социальных сетях.

В результате была выявлена устойчивая положительная корреляция между привычкой ругаться и честностью, причем и в живом общении, и в виртуальном пространстве.

Похоже наше сознание воспринимает грубые, не прошедшие внутреннюю цензуру реплики как интуитивные и потому искренние.

Старшина словарного запаса

Как можно отговорить кого-то произносить бранные выражения? Например, сообщить ему, что матерщина — признак дурачины. Скажем, человек употребляет плохие слова, потому что ему хороших не хватает. Бедная речь, скудные синонимические ряды, семь бед — один ответ. И тот из трех букв. Дотошные ученые разрушили и этот стереотип. И опять всё вышло наоборот: чем богаче ваш язык, тем более ядреной словесной конструкцией вы охарактеризуете неприятное происшествие.

Исследование 2015 года обнаружило связь между тем, насколько человек свободно владеет английским языком и тем, насколько свободно он использует ненормативную лексику. В отличие от большинства научных изысканий это легко повторить в домашних условиях. Сначала измеряется беглость речи: испытуемый должен за одну минуту назвать как можно больше слов на «С» или любую другую букву алфавита. Слова должны быть реально существующими, если ответчик несет чепуху и ссылается на словарь Даля, необходимо проверить, действительно ли там есть слово «сбузыкать». В общем, чем больше респондент произнесет слов, тем богаче его лексикон. А затем за одну минуту нужно перечислить как можно больше ругательств (необязательно, чтобы они начинались на одну букву).

И стоит ли удивляться, что по результатам исследования психологов эти два показателя — словарный запас и умение бойко ругаться — оказались плотно спаяны.

Это говорит о том, что использование ненормативной лексики не является признаком как языковой бедности, так и низкого интеллекта.

Как достичь мастерства

Еще одна немаловажная черта любителя обсценной лексики — эмоциональность. Это тоже привлекательно: людям нравится видеть проявления эмоций, и чем сильнее их накал, тем неохотнее мы покидаем театр.

Хотя экспрессивная окраска свойственна матерной речи в целом, существуют и специальные исследования, в которых доказательно устанавливается связь между бранью и повышенным эмоциональным возбуждением. В одном из них испытуемым предлагали играть в компьютерные игры. Первой группе достался медитативный гольф на зеленых лужайках, второй — шутер от первого лица (это когда игрок видит своего персонажа не со спины, а будто бы сам держит в руках винтовку). После десятиминутной перестрелки или топтания на газоне с клюшкой ученые проверили у всех участников уровень беглости бранной речи. Победили ребята, игравшие в шутер, что позволило исследователям сделать вывод: эмоциональный накал помогает нам быстрее находить нужные выражения, легко подбирать подходящее острое словцо.

Осторожнее, товарищ Гендер

Пока всё выглядит так, будто бы мат позволит вам стать звездой вечеринки. Однако здесь есть одна тонкость: то, как будет воспринято выступление оратора, зависит от его пола.

В 2001 году Р. О’Нил из Университета штата Луизиана провел исследование: он читал волонтерам расшифровку записанных речей, где спикеры время от времени произносили слово fuck. Если он сообщал, что речь принадлежала мужчине, всё было нормально, но когда выяснялось, что fuck прозвучал в женском выступлении, отношение респондентов менялось.

Участники оценивали женское сквернословие как более оскорбительное, даже если по другим параметрам никаких различий в выступлениях не было.

Налицо серьезный дисбаланс, который находит свое отражение и в языке: женских обсценных формул не так много, как мужских, причем в большинстве своем они имеют негативное значение. Например, И. Г. Яковенко отмечает, что «женская парадигма носит окраску чего-то убогого, ложного, имеющего отношение к несчастью, воровству, лжи („…“ [конец], „…“ [украсть], „…“ [врун]), в то время как мужская парадигма мата отсылает к табуации или опасности».

Видимо, женщинам всё-таки немного труднее воспользоваться всеми преимуществами, которые дает ненормативная лексика. Во всяком случае, дамам, рассчитывающим на президентский пост, не стоит использовать ее в своих выступлениях.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии